Химеры Потомака

Пять основных предположений Вашингтона, взятых с потолка

Химеры Потомака

– Ирака больше нет.

Мой молодой друг М., прихлёбывая капучино, совершенно серьёзен. Мы сидим через дорогу от Собора Св. Иоанна Богослова* в захудалом ресторанчике Манхэттенского Вестсайда**. Прошли годы с тех пор, как мы виделись. Возможно, ещё столько же пройдёт до того, как наши дорожки снова пересекутся. И словно чтобы втолковать мне свою точку зрения, М. повторяет:

– Ирака больше нет.

Его мнение подкреплено житейским опытом. Рядовым он прошёл две командировки в Ирак, служил солдатом стрелковой роты до и во время знаменитой «волны» Петреуса. После ухода из армии он закончил учёбу и теперь пишет диссертацию о повстанцах. Выбрав американскую войну в Ираке в качестве одного из примеров, М. вернулся туда для продолжения исследований. На самом деле он возвращался к прошлому каждый вечер. Положение исследователя обеспечило ему великолепное преимущество для оценки продолжающегося кризиса, ведь теперь «Исламское Государство», или ИГ, сделало невозможным для американцев удерживать видимость того, что Иракская война когда-либо кончалась.

Немногие в Вашингтоне, конечно, поддержат мнение М. В вашингтонских политических кругах творцы политики, просто политиканы и эксперты воспринимают существование Ирака, как должное. Многие даже могут найти его на карте.

Кроме того, они воспринимают, как должное, что на США лежит ответственность по сохранению его существования. Перефразируя Криса Хеджеса, для определённой прослойки американцев Ирак придаёт жизни смысл. Для военно-промышленного комплекса это просто дар, который не перестает радовать.

С этой точки зрения «иракское правительство» действительно правит, «иракская армия» общенациональный образчик воинских подразделений, а «иракский народ» и в самом считает себя сложившимся сообществом с общим прошлым и постижимым будущим.

Вероятно, в каждом из этих заявлений когда-то содержалась крупица правды. Но потом, в 2003-м Соединенные Штаты вторглись в Ирак, и как предсказал тогдашний Госсекретарь Колин Пауэлл, всё было разрушено, и все добродетели, которыми они ранее обладали, были быстро растрачены врустую. Годы усилий американских оккупантов, направленных на создание нового Ирака на руинах старого, принесли немного ценного, и за ними практически ничего не последовало. Но всё же даже сегодня в Вашингтоне сохраняется убеждённость, что более усердные попытки могли бы как-то изменить положение вещей. Конечно, такое убеждение оживляет возобновленное американское военное присутствие, вызванное подъёмом ИГ.

Итак, когда Дэвид Игнатиус, неплохо информированный и обычно здравомыслящий колумнист «Вашингтон Пост» размышляет над тем, что должны сделать Соединённые Штаты, чтобы правильно провести Иракскую войну 3.0, он предлагает такой «мысленный перечень»: в Багдаде США должны воспитать «более искусное, менее сектантское правительство»; чтобы обеспечить безопасность нам надо будет «перестроить войска»; а чтобы покончить с внутренним расколом, нам надо найти способы «получить поддержку курдов» и «восстановить доверие суннитов». Игнатиус не делает вид, что что-либо из этого перечня будет легко сделать. Он просто утверждает, что это должно быть – и подразумевает, что может быть – сделано. В отличие от моего друга М., Игнатиус остаётся верен фантазии, что «Ирак» есть или должен быть политически жизнеспособен, боеспособен и социально сплочён. Но, несомненно, в этом случае желаемое выдаётся за действительное.

Ценность взглядов М. – а иначе разумные люди, по-видимому, верят в то, что не существует – в том, что их можно применить намного шире, чем к американским предположениям об Ираке. Подобная склонность фантазировать пронизывает и, следовательно, искажает американскую политику на большей части Большого Ближнего Востока. Рассмотрим следующие заявления, каждое из которых в вашингтонских кругах приобрело квази-канонический статус.

  • Присутствие американских войск в исламском мире вносит вклад в региональную стабильность и усиливает американское влияние.
  • Персидский Залив представляет жизненно важный интерес для американской национальной безопасности.
  • Египет и Саудовская Аравия ценные и высоко ценимые американские союзники.
  • Интересы США и Израиля совпадают.
  • Терроризм представляет угрозу существованию, которую США должны ликвидировать.

Уже десятилетиями первое из четырёх предположений формирует основы американской политики на Ближнем Востоке. События 9/11 добавили пятое предположение без какого-либо намека на пересмотр первых четырёх. По каждому из пунктов никто из высших официальных лиц Соединённых Штатов (или кто-либо стремящийся к влиятельному посту) не осмелился сказать иное, во всяком случае, не публично.

Но подвергнутые даже небрежному исследованию, ни одно из пяти предположений не может устоять. Принимать их так, как они звучат – всё равно что верить в Санта Клауса или Фею молочных зубов, или в то, что Джон Бонер и Митч МакКоннел (правда-правда) по-настоящему надеются, что администрация Обамы и будущий контролируемый республиканцами Конгресс смогут найти почву для сотрудничества.

Давайте рассмотрим все пять предположений, по очереди.

Присутствие американских войск: Ещё со времен американского вторжения в Ливан и его кульминации – бомбежки Бейрута в октябре 1968-го, вторжение американских войск в страны с доминирующим мусульманским населением редко приводило к стабильности. По большей части это обеспечивало прямо противоположный эффект.

Ирак и Афганистан – печальные примеры. Новая книга  «Почему мы проиграли» генерал-лейтенанта в отставке Дэниэла Болджера наконец-то сделала допустимым в официальных кругах объявить эти войны провалами, чем они и были. Даже при условии – ради основания для дискуссии – того, что усилия США по построению государства были столь чистыми и благородными, как их изображают президенты, результаты были скорее разрушительными, чем конструктивными. Боевики ИГ, наводнившие Ирак, нашли свой контршаблон во взлёте производства опиума, который заполонил Афганистан. И это подаётся как стабильность?

И вряд ли это – единственные примеры. Предполагалось, что расквартирование американских войск в Саудовской Аравии после операции «Буря в Пустыне» должно было дать обнадёживающий эффект. Вместо этого оно обеспечило фиаско с разрушительным терактом у жилого комплекса «Хобар Тауэрс». Предполагалось, что отправка американских солдат в Сомали в 1992-м должна была продемонстрировать человеколюбивую американскую заботу о судьбе бедных, голодающих мусульман. Вместо этого она завершилась позорной перестрелкой в Могадишо, получившей название «Падение «Чёрного Ястреба», а сама миссия была провалена.

Но даже при этих условиях – отговорка, что размещение американских солдат в некоторых горячих точках Ближнего Востока, принесет спокойствие остающимся проблемным акваториям. Намного точнее было бы сказать, что такие действия обеспечивают нашим соперникам то, что солдаты называют «среда, насыщенная целями» – и американцами в качестве мишеней.

Значимость Персидского Залива: Хотя интересы США в Заливе и могли когда-то считаться жизненно-важными, изменения глобальной энергетической картины перевели это мнение в разряд устаревших. То, что, вероятно, плохая новость для окружающей среды – хорошая новость в смысле создания стратегических альтернатив для США. Новые технологии снова превратили Соединённые Штаты в крупнейшего в мире производителя нефти. Кроме того, США и крупнейший в мире производитель природного газа. Оказалось, что безумцы, распевающие «бури, детка, бури», – правы, в конце концов. Или, возможно, это «фрекинг, детка, фрекинг». Как бы то ни было, но предполагаемая энергетическая зависимость и  «жизненные интересы», которые вдохновили Джимми Картера ещё в 1980-е объявить, что за Залив стоит сражаться, больше не имеют отношения к ситуации.

Доступ к нефти Залива остается критически важным для некоторых стран, но уж точно не для США. Когда дело доходит до поддержки неэкономного и расточительно американского образа жизни, то Техас и Северная Дакота превосходят по значимости Саудовскую Аравию и Кувейт. Вместо того чтобы тревожиться об иракском производстве нефти, Вашингтону бы лучше обеспечить безопасность и процветание Канады, с её огромными запасами сланцевой нефти. И если милитаристы когда-либо будут испытывать неодолимое стремление увеличить американские балансовые запасы нефти, им бы лучше посоветовать вторгнуться в Венесуэлу, чем цепляться к Ирану.

Нуждается ли Персидский залив во внешнем контроле? Возможно. Но если и так, пусть Китай будет этим добровольцем. Это и удержит их от проказ.

Арабские союзники: Пора пересмотреть отношения Соединённых Штатов и с Египтом, и с Саудовской Аравией. Считать эти два значимых арабских государства «союзниками» несомненно, ошибочно. Ни одно из них не разделяет ценности, которым Вашингтон по его собственному признанию придает столь большое значение.

Десятилетиями Саудовская Аравия, самый близкий эквивалент абсолютной монархии на планете Земля, поддерживала анти-западный радикальный джихадизм – и не без успеха. Уместные тут цифры может вспомнить большинство Нью-Йоркцев - 15 из 19. Если бы сговор с почти полным участием русских, преуспел в убийстве нескольких тысяч американцев, спустили бы это Кремлю американские власти? Остались бы отношения США и России прежними? Вопросы, не требующие ответа.

В то же время после краткого флирта с демократией, Египет снова стал тем, чем и был прежде: коррумпированной, репрессивной военной диктатурой, не стоящей миллиардов долларов военной помощи, которую из года в год предоставляет Вашингтон.

Израиль: США и Израиль имеют достаточно общих интересов. Приверженность «решению, предусматривающему существование двух государств» в отношении палестинской проблемы среди них не числится. По этой проблеме цели Вашингтона и Тель-Авива значительно расходятся. Скорее всего, они несовместимы.

Для правительства Израиля, придающего вопросам безопасности высший приоритет, приемлемое палестинское государство будет эквивалентом арабского «бантустана», по сути беззащитным, с ограниченным суверенитетом и обладающим минимальным экономическим потенциалом. Продолжающееся израильское вторжение на оккупированные территории, предпринятое наперекор американским возражениям , делает это само собой          разумеющимся.

Конечно, это полная прерогатива – и несомненная обязанность – израильского правительства поддерживать благосостояние собственных граждан. Официальные американские лица имеют подобные же обязанности: они призваны действовать от имени американцев. И это означает отказ служить Израилю помощниками, когда страна предпринимает действия, противоположные интересам Соединённых Штатов.

«Мирное урегулирование» – просто фикция. С чего США упорно продолжают делать вид, что всё иначе? Это же унижение.

Терроризм: Подобно преступлениям и инфекционным заболеваниям, терроризм всегда будет рядом с нами. Перед угрозой его вспышки, быстрые, эффективные действия по снижению опасности позволят продолжить нормальную жизнь. Мудрость – в том, чтобы найти баланс между реально существующей угрозой и усилиями, предпринятыми для противодействия ей. Руководство это понимает. Оно не ожидает нулевого уровня преступности в американских городах. Оно не ожидают, что у всех людей всегда будет идеальное здоровье. Его критерий – «терпимо».

Тот терроризм, что угрожает американцам, без сомнения, существует, особенно, когда они рискуют показаться на Большом Ближнем Востоке. Но надежды уничтожить терроризм относятся к той же категории, что и кампания по борьбе с неграмотностью или бездомностью: ставить высокие цели – прекрасно, но не удивляйтесь, когда достигнутые результаты им не соответствуют.

Уничтожение терроризма – химера. Это не произойдёт. Гражданское и военное руководство Соединённых Штатов должно набраться честности и признать это.

Мой друг М. указал на проблему, которая намного шире, чем он усвоил. Есть надежда, что получив степень, он займётся академической работой. Определённо, он никогда не найдёт работу в нашей столице. Как солдат, ставший специалистом, М. устроится в одной из тесно связанных с Джорджем Бушем Ассоциаций (полагая себя Карлом Роувом), когда-то иронически названных «сообществами с реальными базовыми принципами». У людей в Вашингтоне нет времени на реальность. Они затерялись в собственном мире.

Примечания:

* – Собор в г. Нью-Йорке, в Морнингсайд-Хайтс, который по замыслу архитекторов должен был стать крупнейшим в мире собором в готическом стиле и в настоящее время уже является крупнейшим в Северной Америке. Расположен между 110-й и 113-й улицами. Строительство ведется с 1872-го, но до сих пор не завершено, нью-йоркцы считают собор «долгостроем». В декабре 2001 в соборе произошел сильный пожар.

* - Уэст-сайд (традиционно Вестсайд) Часть нью-йоркского района Манхэттен к западу от Центрального парка между 58-й и 100-й улицами (Upper West Side). Район начал застраиваться в 1870-е, последним на Манхэттене, когда ввод в строй линии надземки вдоль Девятой авеню упростил сообщение Уэст-сайда с центром и деловой частью Нью-Йорка. В этот период были построены многие здания, ставшие достопримечательностью города: Музей естественной истории и планетарий Хейдена, отель «Ансония» (1899) на Бродвее между 73-й и 74-й улицами, престижные жилые дома «Дакота», «Сенчури апартментс», «Сан-Ремо» (башни-близнецы на Сентрал-парк-уэст) и другие. После Великой депрессии район пришел в упадок, стал местом, где селилась городская беднота и этнические меньшинства. В 1960-х началось обновление района; в частности, на том месте, где снимался фильм «Вестсайдская история», построен Линкольновский центр сценических искусств. До сих пор район отличается пестротой застройки: от памятников архитектуры конца XIX - начала XX вв. и ветхих ординарных построек первой половины XX в. до современной архитектуры.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Время отсутствия стратегии

Это наводящая тоску истина, но хоть кто-то набрался духу признать её. У США нет стратегии войны в Афганистане или, как выразился министр обороны Мэттис в свидетельских показаниях перед Сенатом США, эт...

Подробнее...

Русские этого не делали

Русские не свергали избранного иранского руководителя Мохаммеда Моссадыка, стремясь усадить на трон шаха Реза Пехлеви, дабы проложить ему путь в историю через убийства и пытки руками жуткой тайной пол...

Подробнее...

Трамп: танцы с волками на Титанике

Роберт Фиск высказал лучше всех: «Трамп и впрямь готов всё испортить на Ближнем Востоке». После фантастически глупого решения атаковать сирийские войска крылатыми ракетами Трамп или, я бы сказал, те, ...

Подробнее...

Тайная история нескончаемой американо-британской холодной войны против России

После десятков лет задержек Организация Объединённых Наций наконец-то раскрыла архивы комиссии по военным преступлениям Второй Мировой войны, расследовавшей нацистский Холокост. ...

Подробнее...

Пока Бог благословляет Америку, Прометей защищает Сирию, Россию и Северную Корею

«Религия обычными людьми воспринимается как истина, мудрыми — как ложь, а правителями — как полезный инструмент». — Сенека. «Если ЦРУ идёт в церковь, то никак не для молитвы». — Южноамерика...

Подробнее...

Google+