Русские идут, русские идут!

Миф о советском экспансионизме

Новое

Итак, что тут у нас? В Ливии, в Сирии, – да повсюду США были на одной стороне с представителями аль-Каиды. Но не на Украине. Это хорошая новость.

Плохая новость в том, что на Украине Соединённые Штаты оказались на одной стороне с представителями неофашистов, которые – выкроив время между маршами с символами, подобными фашистским, и призывами к смерти евреев, русских и коммунистов – 2 мая сожгли здание Дома Профсоюзов в Одессе, убив десятки людей и отправив сотни в госпиталь; многие жертвы были избиты или застрелены, когда пытались спастись из пламени и дыма; машины скорой помощи были заблокированы и не могли добраться до раненых. Попытайтесь найти в ведущих американских СМИ хоть что-нибудь с серьезной попыткой передать весь этот ужас.

И каков же этот последний пример американской внешней политики исключительности? Точкой отсчёта можно назвать слова бывшего министра обороны и директора ЦРУ Роберта Гейтса в недавно опубликованных воспоминаниях:

«Когда Советский Союз рухнул в конце 1991, министр обороны Чейни захотел увидеть распад не только Советского Союза и Российской Империи, но и самой России, чтобы она никогда больше не становилась угрозой миру».

Это может служить одним из первых признаков новой Холодной войны, когда останки прежней ещё не остыли. Вскоре после этого Североатлантический альянс начал окружать Россию военными базами, ракетными пусковыми позициями и странами-членами НАТО, мечтая о, вероятно, самой важной части, необходимой для завершения круга – об Украине.

В феврале этого года вопреки дипломатическим канонам официальные лица из американского Госдепартамента присоединились к анти-правительственным протестующим в столице страны, Киеве, обеспечивая им содействие и снабжая их продовольствием; в итоге это привело к печально знаменитой утечке разговора посла США на Украине Джеффри Пайета и Викторией Нуланд из Госдепартамента, бывшего посла США в НАТО и бывшего пресс-секретаря Госдепартамента при Хиллари Клинтон. Темой их разговора было то, кто именно станет управлять новым украинским правительством после свержения правительства Виктора Януковича; самым предпочтительным для этого поста оказался лишь один – Арсений Яценюк.

Мой близкий друг из Вашингтона Джон Джадж, недавно скончавшийся, любил приговаривать, – если вам хочется назвать его «специалистом по теории заговоров», то других надо называть «специалистами теории совпадений». Так что весьма примечательным совпадением было то, что Арсений Яценюк и действительно стал новым премьер-министром. Очень скоро его оказалось возможным встретить на частных встречах и общественных пресс-конференциях рядом с президентом Соединённых Штатов и генеральным секретарем НАТО, как и на встречах со скоро ставшими новыми хозяевами Украины, Мировым Банком и МВФ, готовящимися ввести свои стандарты финансовой шоковой терапии. Нынешние протестующие на Украине не нуждаются в степенях докторов наук в области экономики, чтобы понять, что это предвещает. Они знают об обнищании Греции, Испании и прочих стран. Они презирают новый режим за свержение своего демократически избранного правительства, каковы бы ни были его недостатки. Но американские СМИ ретушируют эти настроения, почти всегда называя их просто «про-российскими».

Исключением, хотя и довольно неявным, было 17 апреля, когда «Вашингтон Пост» сообщил из Донецка, что многие восточные украинцы, у которых автор брал интервью, заявили, что волнения в их регионе были вызваны опасениями «экономических сложностей» и планами жёсткой экономии МВФ, которые сделают их жизнь ещё тяжелее:

«В самое опасное и чувствительное время, когда Москва сражается за сердца и умы на востоке, прозападное правительство решилось ввести меры шоковой терапии в экономике, чтобы соответствовать требованиям срочного пакета помощи от МВФ».

Рядом с Арсением Яценюком, стоит отметить, иногда упоминают «Фонд Арсения Яценюка». Если зайти на веб-сайт фонда,можно увидеть логотипы «партнёров». Среди них мы находим НАТО, Национальный фонд поддержки демократии, Госдепартамент США, Чатем Хаус (разговорное название Королевского института международных отношений; Великобритания), Германский Фонд Маршалла (совет специалистов немецкого правительства, названный в честь американского Плана Маршалла) и парочку международных банков. Нужны ли комментарии?

То, что поддержка представителей аль-Каиды и нацистов осталась безнаказанной, могло подвести официальные лица США к мысли, что они могут говорить и делать во внешней политике всё, что хотят. 2 мая на пресс-конференции президент Обама, говоря о договоре между Украиной и НАТО, заявил: «Мы объединены стойкой приверженностью Статье 5 о безопасности наших союзников в НАТО». (Статья 5 гласит: «Стороны договорились, что вооружённое нападение на одну или нескольких из них… должно рассматриваться, как нападение на всех».) Выходит, президент забыл, что Украина (пока что) не член НАТО? И на той же пресс-конференции президент упомянул «должным образом избранное правительство в Киеве», когда в действительности это правительство пришло к власти, совершив переворот, а затем принялось устанавливать новый режим, в котором вице-премьер, министр обороны, министр сельского хозяйства и министр окружающей среды – все принадлежат к крайне правым неонацистским партиям.

Полнейшую отвратительность украинских крайне правых едва ли можно преувеличить. В начале марте руководитель «Правого Сектора» призвал своих друзей, печально известных чеченских террористов, проводить дальнейшие террористические акты в России.

Возможно, есть лишь одно важное отличие старой Холодной войны и новой. Американскому народу, как известно всему миру, нельзя с такой же лёгкостью промыть мозги, как случалось раньше.

За десяток лет исследований для моих первых книг и статей по американской внешней политике одной из странностей холодной войны для меня стало то, как часто Советский Союз, казалось, знал о том, на что именно пойдут Соединённые Штаты, даже если этого не знал американский народ. Любой проницательный читатель с 1950-х до 1970-х заметил бы, что заметка длиной в два-три дюйма внизу на какой-нибудь внутренней полосе газеты сообщала, что «Правда» или «Известия» объявили о том, что недавний переворот или политическое убийство в Африке, Азии или Латинской Америке были делом рук ЦРУ; «Таймс» могла добавить, что Госдепартамент США официально назвал эту заметку «абсурдом». Так и было – никаких подробностей, да они никому и не нужны, ведь сколько американских читателей обратит на нее внимание? Это была просто-напросто коммунистическая пропаганда. Кого они думали обмануть? Это невежество или соучастие части ведущих СМИ позволяли Соединённым Штатам оставаться безнаказанными во всевозможных международных преступлениях и бедах.

Только в 1980-х, когда я начал проводить серьёзные исследования, результатом которых стала моя первая книга, позднее получившая название «Убивая Надежду», я смог собрать детали и осознать, что США и в самом деле замышляли каждый конкретный переворот или убийство, и многие другие перевороты или убийства, не говоря уж о бесчисленных бомбардировках, химических и бактериологических приёмах ведения войн, подделках результатов выборов, торговле наркотиками, похищениях и многом, многом другом, что никогда не появлялось в ведущих американских СМИ или учебниках. (А значительную часть этого не знали и Советы).

Но за прошедшие два десятилетия появились бесчисленные разоблачения преступлений США. Многие американцы и большая часть остальной планеты стали образованнее. Стали настроены намного скептичнее относиться к американским прокламациям и раболепным СМИ.

Недавно президент Обама заявил: «Во всём мире идёт сильное осуждение, которое показывает уровень, до которого Россия в этих событиях на неверной стороне истории». Чудесно звучит… из уст человека, который сотрудничает с джихадистами и нацистами и ведёт войну против семи стран. Найдётся ли в прошлые пол-столетия другая страна, чья внешняя политика получила бы большее осуждение, чем политика Соединённых Штатов? Если США и на верной стороне в истории, так это может быть указано лишь в учебниках, напечатанных в самих США.

Барак Обама, как практически все американцы, вероятно, верит, что Советский Союз, за исключением, может быть, Второй Мировой Войны, всегда был на «неверной стороне» истории как во внешней политике, так и во внутренней. Но в опросах, проведённых независимым российским центром общественного мнения в прошлом январе и опубликованном в «Вашингтон Пост» в апреле, 86% опрошенных старше 55 выразили сожаление от распада Советского Союза, как и 37% в возрасте от 25-ти до 39-ти лет. (Подобные же результаты опросов после распада Советского Союза появляются постоянно. Вот и в 1999 году в «USA Today» «Когда пала Берлинская Стена, восточные немцы воображали свободную жизнь, в которой потребление товаров было в изобилии, а сложности исчезли. Через десять лет, что поразительно, 51% заявили, что при коммунизме они были счастливее»).

Или, как гласит новая русская пословица: «Всё, что коммунисты говорили о коммунизме было ложью, но всё, что они говорили о капитализме оказалось правдой».

В апреле, за неделю до упомянутой публикации «Пост», газета опубликовала статью о счастье в мире, содержащую следующие очаровательные строки: «Опросы по всему миру показывают, что для пожилых жизнь кажется лучше – везде, кроме России»… «Фактически жизнь при президенте Путине – просто продолжающаяся нисходящая в отчаяние спираль»… «Что происходит в России – глубокое несчастье»… «В России единственное, на что можно надеяться, так это на сладкие объятия смерти».

Нет, не думаю, что это было задумано, как какая-то сатира. Это оказалось научным исследованием, напичканным графиками, но читалось как нечто прямо из 1950-х!

Взгляды, которых придерживаются американцы о себе и о других обществах не обязательно более искажены, чем взгляды людей по всему миру, но искажения взглядов американцев может привести намного больше вреда. Большинство американцев и членов Конгресса убедили себя, что окружение России, проводимое США/НАТО, благое дело – в конце концов, мы же Хорошие Парни – и они не понимают, почему Россия рассматривает это иначе.

Первая Холодная война с точки зрения Вашингтона часто объявлялась «сдерживанием», это относилось к американской политике предотвращения распространения коммунизма по миру, попыткой блокировать саму идею коммунизма или социализма. От прошлого кое-что осталось – Венесуэла и Куба, например, – но новую Холодную войну можно рассматривать скорее в терминах военной стратегии. Вашингтон всё оценивает в свете того, кто представляет собой препятствие вечному расширению империи, прибавлению её баз и других военных потребностей.

Какова бы ни была причина, императивом является то, что Соединённые Штаты пресекают любое замедление желания втянуть Украину (и Грузию) в альянс НАТО. Ничто с большей вероятностью не будет причиной ввода огромного количества российских сухопутных войск на землю Украины, чем идея, что Вашингтон желает иметь войска НАТО прямо на российской границе и им будет рукой подать до исторической черноморской базы страны в Крыму.

Миф о Советском экспансионизме

До сих пор в ведущих СМИ встречаются ссылки на российский «экспансионизм» и «советскую империю», дополняющие старую добрую «империю зла». Эти термины широко используются государствами Восточной Европы, прежде бывшими под советским контролем. Но были ли создание этих сателлитов после Второй мировой войны актом империализма или экспансионизма? Или решающий импульс лежит где-то ещё?

За менее чем 25 лет западные державы трижды вторгались в Россию – две мировых войны и «интервенция» 1918-1920-х – принеся около 40 миллионов жертв лишь за две войны. Чтобы осуществить эти вторжения, Запад использовал Восточную Европу, как магистраль. Так есть ли причины удивляться тому, что после Второй Мировой Советы захотели перекрыть эту магистраль? Почти в любом другом контексте американцы не испытали бы никаких проблем при оценке этих действий как самообороны. Но в контексте Холодной войны такому мышлению не нашлось места в рассуждениях мейнстрима.

Балтийские государства Советского Союза – Эстония, Латвия и Литва – не были частью магистрали, и часто появлялись в новостях из-за своих требований большей автономии от Москвы, что «естественно» для американских СМИ. Эти статьи неизменно напоминали читателям, что «когда-то независимые» Балтийские государства подверглись вторжению Советского Союза в 1939 году, были включены как республики в СССР, и с тех пор «оккупированы». Ещё один случай жестокого российского империализма. Пауза. История высечена в камне.

Как оказалось, эти три государства были частью Российской империи с 1721 года и вплоть до русской революции 1917, в разгар Первой мировой войны. Когда в ноябре 1918 война закончилась, и немцы потерпели поражение, победившие союзные государства (США, Британия, Франция и прочие) позволили (или посодействовали) немецким войскам остаться на Балтике ещё год, чтобы уничтожить там распространение большевизма, при обширной военной помощи государств союзников. В каждой из трёх республик немцы поставили у власти коллаборационистов, объявивших о независимости от нового большевистского государства, которое к тому моменту было настолько опустошено Первой Мировой, революцией и гражданской войной, которую продлила интервенция союзников, что у него не было шанса не признать свершившийся факт. Надо было спасти остальную часть нарождавшегося Советского Союза.

Чтобы, по меньшей мере, выиграть несколько пропагандистских пунктов в таких неудачных обстоятельствах, Советы заявили, что они оставляют балтийские республики «добровольно», в соответствии с принципами анти-империализма и самоопределения. Но никого не должно удивлять, что Советы продолжали считать балтийские страны по праву принадлежащими советскому государству, или что они ждали до тех пор, пока не станут достаточно сильны, чтобы вновь заявить свои права на те территории.

Затем был Афганистан. Наверняка это был империалистический захват. Но Советский Союз жил рядом с Афганистаном более 60 лет и не пытался его поглотить. А когда русские в 1979 году вторглись в него, решающим мотивом стало участие США в движении, во многом исламистском и направленном на свержение афганского правительства, дружественного Москве. Не стоило ожидать, что Советы будут терпеть проамериканское, антикоммунистическое правительство на своей границе, как и не стоит ждать, что Соединённые Штаты допустили бы существование про-советского коммунистического правительства в Мексике.

Более того, если бы повстанческое движение захватило власть, весьма вероятно, что к власти пришло бы фундаменталистское исламское правительство, которое могло бы привлечь на свою сторону многочисленных мусульман в приграничных советских республиках.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

«Глубинное государство» против «Викиликс»

Состряпанное ФБР официальное обвинение Джулиана Ассанжа похоже, разваливается на ходу. Никаких свидетельств. Никаких документов. Никаких гарантированных подтверждений. Просто пересекающиеся условности...

Подробнее...

Канада — России: «Вмешательство» это нормально, если дестабилизирует вас, но не наоборот

5 апреля, в разгар одного из самых разрушительных за многие годы скандалов, потрясших Канаду, прозвучало заявление министра иностранных дел Кристи Фриланд, что угроза «иностранного вмешательства» на в...

Подробнее...

Венесуэла — всё ещё на грани?

Молчание — почти оглушительное. Или это затишье перед бурей? Или Соединённые Штаты на Венесуэлу махнули рукой? Не думаю. Скорее это перегруппировка сил после первого поражения, точнее, многократных по...

Подробнее...

Что если мнение ведущих СМИ о Путине подано оруэлловским языком?

Путин  атакует Запад: он ведёт против нас войну, а война требует чрезвычайных мер. Влияние Путина расширяется: повсюду он подтачивает основы демократического общества. ...

Подробнее...

Выборочные санкции Вашингтона

3 апреля вице-президент США Пенс повелел Германии и Турции прекратить сотрудничество с Россией. В своей речи в Вашингтоне  на праздновании 70-й годовщины военного альянса США-НАТО он  заявил...

Подробнее...

Google+