Россия, как и Украина, станет реальной демократией

Обновлённое чувство идентичности стало сочетаться с тоской по процветанию

На майдане

Что бы ни случилось, события на Украине являются исторически необратимыми и трансформирующими геополитику. Рано или поздно, Украина будет по-настоящему частью демократической Европы, и, скорее позже, чем раньше, за ней последует и Россия, если только она сама не изолирует себя и останется полузастойным империалистическим реликтом.

Спонтанный взрыв особого украинского патриотизма - вызванный лживостью коррумпированного и занятого самообогащением руководства, готового искать защиты у Москвы – сигналы о том, что приверженность к национальной независимости становятся доминирующей политической реальностью. Это особенно касается молодых украинцев, которые больше не чувствуют, что они лингвистически или исторически просто слегка девиантная часть «матушки-России».

Да, языковые различия сохраняются, и некоторые части Украины всё ещё чувствуют себя ближе к России. Но поразительно, что даже некоторые из самых откровенных приверженцев европейского выбора только недавно приняли украинский язык как свой родной. Два десятилетия независимости, растущая гордость нового открытия украинской истории и наблюдение за тем, как западные соседи страны экономически выигрывают благодаря своим связям с Европой, породили новый образ мышления. Это новое мышление не ограничено анти-российскостью, но оно утверждает собственную историческую идентичность как культурную и аутентичную часть большой Европы.

Вот почему, так или иначе, Украина неизбежно сблизится с Европой. Поразительно, что даже в соседней Беларуси, в условиях авторитарного режима Лукашенко, начинает проглядывать подобная же западная ориентация. Ни той, ни другой страной не движет ненависть к России, но обе ощущают, что их независимость, так же как и культурная идентичность, всё больше указывают на западное направление.

В предстоящие несколько месяцев своего рода сделка всё ещё может быть выработана так или иначе. Чтобы облегчить процесс, ЕС должен быть более восприимчив к нужде Киева в экономической и финансовой поддержке. Украинцы должны понять, что европейских налогоплательщиков не вдохновляет перспектива оплачивать преступления и коррупцию сегодняшней киевской элиты. Затягивание поясов будет необходимым предварительным условием для соглашения, так же как и испытанием решимости Украины в утверждении своих европейских устремлений. Кроме того, Киев должен будет показать, что исход выборов не определяется заключением в тюрьму политических соперников.

Влияние этого на Россию будет ощущаться в более долгосрочной перспективе. Геополитическая цель Москвы, формируемая ностальгической одержимостью президента Владимира Путина имперским прошлым его страны, это воссоздание в новом обличье чего-то в роде старой Российской империи или более позднего советского «союза».

Мистер Путин, похоже, питает наивное представление, что лидеры пост-советских государств с готовностью примут подчинённую роль в образовании, возглавляемом Кремлём. Некоторые из лидеров действительно иногда лицемерно высказывают одобрение этой формуле – но из необходимости, а не по убеждению. Все предпочитают независимость: приятнее быть президентами, премьер-министрами, генералами, посланниками и столпами экономики дома, чем провинциальными аналогами всех их в большой Российской империи. Исторически доказанный факт, что национальная государственность, стоит её достигнуть, становится заразной, и её почти невозможно отменить, разве что с помощью огромной внешней силы.

Сегодня Россия не в состоянии обеспечить насильственное восстановление своей старой империи. Она слишком слаба, слишком отстала и слишком бедна. Её дела усугубляет демографический кризис. Тот факт, что новые независимые государства Центральной Азии склоняются ко всё более разносторонним договорённостям с Китаем, это для России ещё одна проблема, вновь оживляющая давние территориальные кошмары.

Это всего лишь вопрос времени, когда для социальных элит России станет очевидным, что попытки мистера Путина править сильной рукой имеют весьма ограниченные шансы на успех. Рано или поздно, он больше не будет президентом. И после этого пройдёт немного времени, когда Россия – и особенно её новый средний класс – придёт к выводу, что единственный путь, имеющий смысл – это тоже стать по-настоящему современным, демократическим и, может быть, даже ведущим государством Европы.

***

Комментирует sphynx.
Обсудить на форуме

В этой рубрике

Роман Конгресса с трусостью

Объявление войны в эпоху величественного президентства Через семнадцать дней после падения башен-близнецов в апокалипсическом грибовидном облаке  дыма и пепла Конгресс при одном-единственном гол...

Подробнее...

Шествуя на поводу у бен Ладена

Честно говоря, если бы существовала жизнь после смерти, то душа Усамы бен Ладена, чьё тело было предано волнам флотом США ещё в 2011-м, должно быть счастливо резвится с дельфинами и акулами. За какие-...

Подробнее...

Что не делает Америку великой

В прошлой заметке я отмечал несколько характерных признаков американцев, которые по-моему, отражают истинное величие. Я вполне уверен, что описанные мной люди не назвали бы себя «великими». Они просто...

Подробнее...

Гори, Нигер, гори

Никто ничего не знает. Трамп не может вспомнить имен погибших солдат. «Бешеный пёс» Мэттис не может объяснить, что солдаты делали, когда их убили. Линдси Грэхем и Чак Шумер понятия не имеют, что у США...

Подробнее...

Четверо погибших в Нигере. Кто-нибудь понимает, почему?

Оборонительный нагоняй Джона Келли с официального подиума Белого Дома великолепно символизирует затруднительные положения, в которые руководство США зачастую ставит представителей нашего войскового ко...

Подробнее...

Google+