Заклятые друзья

Заклятые друзьяМы завоевали нашу независимость от британцев в упорной революционной борьбе. На сегодняшний день никаких обид: англо-американский альянс силён, мы все любим «Аббатство Даунтон», а наши перепалки по большей части ограничиваются спорами о том которая версия Офиса смешнее и как правильно писать, и произносить слово «алюминий».

 

Мы воевали с немцами, японцами и итальянцами, и отношения с ними также достаточно сильны. Связи с Гренадой и Панамой тоже не так уж плохи, несмотря на незначительные войны, которые мы вели в тех местах пару десятилетий назад. Все наши бывшие враги превратились в наших нынешних друзей.

Но вот в чём загвоздка: Великобритания больше не колониальная монархия. Нацисты, фашисты и японское императорское правительство давно исчезли. Гренада и Панама также сменили режимы. То же самое относится к другим бывшим противникам, а ныне союзникам в Афганистане и Ираке.

Что делает Вьетнам таким интересным случаем. Прежде чем победить на земле и за столом переговоров, на протяжении нескольких десятков лет, Вьетконг сражался сначала против французов, а затем американцев. За время этого конфликта умерло 2 миллиона вьетнамцев (а точнее 3,8 миллиона). Страна вынесла количество бомб, вдвое превышающее то, что США использовали за время всей Второй Мировой Войны. В конце концов, вьетнамцы объединили страну под коммунистическим правлением, и коммунистическая партия Вьетнама сегодня по-прежнему сохраняет однопартийную систему. Другими словами, они побили нас, и остаются, более или менее, политически невредимыми.

Но, в таком случае, как объяснить утверждение главы Пентагона Леона Паннеты, сделанное им на прошлой неделе в Камрани(Вьетнам), что возросший военно-морской доступ США к этой стране «является ключевыми компонентом этих отношений и мы видим здесь огромный потенциал на будущее». Военные корабли США уже пристали к берегу в Дананге. Дальше на юг, вдоль Вьетнамского побережья, бывшая Советская военно-морская база в Камрани смотрит в Южно-Китайское море, с его Парасельскими островами и архипелагом Спартли, островной цепью, располагающиеся в водах на восток в направлении Филипин. В настоящее время, ряд государств заявляет конфликтующие претензии на эти острова и окружающие их воды. Крупнейшим и самым мощным из заявителей является, конечно же, Китай.

Панета на протяжении всего этого азиатского тура настаивал, что подлизывание США к Вьетнаму не имеет ничего общего с противовесом Китаю. Итак, давайте рассмотрим. Это означает, что мы хотим отправить ещё больше наших кораблей во Вьетнам потому, что:

 

  1. Вашингтон заключил военно-гражданскую сделку с Вьетнамом на производство высококачественного рыбного соуса, для экспорта его кораблями военно-морского флота в магазины для гурманов в Нью-Йорке.
  2. Сомалийские пираты создали свой собственный Тихоокеанский центр и расширили свои операции на Южно-Китайское море.
  3. Огромное количество ветеранов вьетнамской войны желают платить бешенные деньги за ностальгические туры, которые помогут удовлетворить бюджетные потребности Пентагона.

Итак, да, мы делаем это из-за Китая. Но мы не можем об этом сказать. В конце концов, как Китай, так и Вьетнам принадлежат к той специфической категории субъектов внешней политики, которая называется «заклятые друзья» – они не враги нам, но в то же время они и не партнёры альянса. Мы торгуем, мы заигрываем, мы проводим в жизнь отношения «военные с военными», а за их спинами мы ропщем. Мы не можем жить с ними и не можем жить без них. И это последнее движение в сторону Вьетнама – классический пример того, что заклятый друг нашего заклятого врага, ещё более близкий заклятый друг. Для Вьетнама заклятый друг через границу может оказаться более беспокойным, чем заморский заклятый друг. Вашингтон чует во всём этом политический шанс.

Вьетнам, конечно же, хотел бы чего-то взамен. Мы нормализовали дипломатические отношения в 1995 году, через 20 лет после окончания Вьетнамской войны. К этому времени Соединённые Штаты стали крупнейшим иностранным инвестором во Вьетнамскую экономику, на их долю к 2009 году приходилось почти 50% потока иностранных инвестиций. Если Соединённые Штаты хотят военного сотрудничества, то Вьетнам хочет, чтобы Вашингтон отменил эмбарго на поставки оружия, действовавшее всегда.

Не ждите в ближайшее время появления на лацканах пиджаков Госдепа пуговиц со слоганом «США – Вьетнам лучшие грёбанные друзья». Визит Панеты – «не доказательство «потепления отношений» между США и Вьетнамом», предупреждает Эндрю Уэлс-Дэнг, автор новейшего исследования «Социальные Сети США и Вьетнама». «Во-первых, вьетнамские руководители заботятся о том,чтобы количество контактов с США оставалось равным или даже меньшим, чем количество визитов и фактов сотрудничества с Китаем. Во-вторых, официальные лица США, такие как сенаторы Маккейн и Либерман, дали ясно понять, что общее улучшение в американо-вьетнамских отношениях не произойдёт в условиях отсутствия изменений в области прав человека (или, по крайней мере, в том подмножестве проблем в области прав человека, которому США уделяют наибольшее внимание)».

Основной темой обсуждения, в конечном итоге, может оказаться вопрос Южно-Китайского моря, где Вьетнам горячо оспаривает энергетические претензии Китая на Парасельские острова и архипелаг Спартли. В этом конфликте Соединённые Штаты изображают из себя честного посредника. В 2010 году Хиллари Клинтон объявила, что Южно-Китайское море находится в сфере «национальных интересов» Соединённых Штатов. В ноябре прошлого года на Филиппинах она предоставила некоторые дополнительные пояснения и ремарки. «США не занимают позицию чьих-либо территориальных претензий, потому что любая нация, имеющая претензии, имеет право их выдвигать, – сказала она, – Но у неё нет права добиваться своего путём запугивания или принуждения. Она должны соблюдать международное право, верховенство закона, Конвенцию ООН по морскому праву».

Учитывая то, что Соединённые Штаты использовали как запугивание, так и принуждение на своём собственном заднем дворе, не говоря о прямом военном вмешательстве, заявление Клинтон было несколько лицемерным, как лицемерно было и её настойчивое требование, чтобы страны следовали конвенции ООН, которую США очень кстати забыли подписать. Действительно, Китай относится к Южно-Китайскому морю сродни тому, как США обращались с Карибским.

Рассмотрим недавние разборки с Филипинами. В прошлом году Филиппины заключили контракт на проведение сейсморазведки возле острова Палаван, в качестве первого шага в поисках нефтяных запасов. Палаван – ближайшая к островной цепи Спартли провинция Филиппин. Два Китайских патрульных катера прервали разведку, вынудив Филиппины выслать два боевых реактивных самолёта, дабы принудить Китай отступить.

Затем, в апреле прошлого года, подобное противостояние произошло к северу от рифа Скарборо. На этот раз филиппинские власти захватили работавших в этом районе китайских рыбаков, обвинив их в ловле вымирающих видов и нарушении суверенитета Филиппин. Чтобы прогнать филиппинский военный корабль, Китай отправил собственные суда и принял ответные экономические меры. Филиппинские производители бананов, отрезанные от китайского рынка, с тоской наблюдали как их продукты накапливаются и гниют. Таковы возможные последствия, когда за дело берутся заклятые друзья.

Тем временем, Соединённые Штаты стоят наготове, в ожидании когда заветный плод упадёт в руки. «А пока, – пишет в журнале Тайм Кирк Спайцер, – США и Филиппины договорились открыть бывшую базу ВВС Кларк и военно-морскую базу Субик Бей для проведения ротаций войск, посещения порта и проведения учений; передать в дар Филиппинам два отслуживших срок катера морской пограничной охраны; отправить радар и оборудование океанического наблюдения для слежки вы сами знаете за кем».

Конечно же, это не просто геополитическое маневрирование. «Примерно 1.2 миллиардов долларов товарооборота пересекает запад Тихого Океана и Индийский Океан через Южно-Китайское море, – пишет Дерек Болтон, докладчик Foreign Policy In Focus(FPIF) по Южно-Китайскому морю, - говоря языком глобальной торговли, 90% всех коммерческих товаров отправляются с одного континента на другой. Почти половина всего валового тоннажа и одна треть в денежном выражении, отправляется через Южно-Китайское море. Другими словам, это Остров Сокровищ, помноженный на тысячу».

Китай занимает достаточно мощные позиции на переговорах для защиты этого богатства. Его «девяти-штриховая линия», выгрызает такой большой кусок Южно-Китайского моря, что фактически обгладывает береговые линии Вьетнама, Малайзии, Брунея и Филиппин. Китай утверждает, что на его стороне история и многочисленные морские карты. Возможно это правда, но когда Китай подписывал Международную Морскую Конвенцию, он согласился, что новое соглашение отменит предыдущие притязания.

В целом, не считая этих двух эпизодов, Китай довольствовался ненасильственными методами утверждения своих требований. Время от времени он носился с идеей, что Южно-Китайское море является «стержневым интересом», на уровне Тайваня или Тибета, но в итоге отступал от этого утверждения. Он продолжает признавать США в качестве доминирующей силы в этом регионе, что означает, что он всё ещё не приспособил под себя китайскую версию доктрины Монро. Западные аналитики выражают беспокойство по поводу развития Китаем технологий «анти-доступа» – таких как противокорабельные ракеты – но какая страна не стала бы перестраховываться перед лицом того, что для игрока в Го выглядит как масса чёрных камней, окружающих большую белую массу.

Однако тенденции не воодушевляют. Китай озабочен тем, что его окружают заклятыми друзьями, главный среди них – Соединённые Штаты, и он как никогда нуждается в обеспечении притока энергоресурсов, для подпитки своего экономического роста. Соединённые Штаты говорят «Тихий океан то... да Тихий океан сё...», как будто одно лишь упоминание Азии в этом ключе может каким-то образом свести на нет дурной привкус от Ирака и Афганистана. А Южная Азия покупает военное снаряжение, как бы готовясь к грандиозной всеобщей свалке в Южно-Китайском море. За последний год регион повысил соответствующие расходы на 13.5 процентов. Даже крошечный Сингапур стал пятым крупнейшим мировым импортёром оружия.

Большие мальчики из микрорайона утверждают, что они выше драки. Соединённые Штаты не выдвигают никаких территориальных претензий, а Китай занят «мирным возвышением». Но их действия, не будучи обузданными, превратят Южно-Китайское море в Балканы Тихого океана. Несомненно, друзья – это навсегда. Но заклятые друзья не подходят под такого рода гарантии.

Искушение Сирией

В то время, как в Сирии продолжаются злодеяния, искушение вторжения становится почти непреодолимым. Обозреватель Нью-Йорк Таймс Николас Кристоф раскритиковал администрацию Обамы за бездействие. «Плохие возможности не должны быть оправданием за ещё худшую возможность ничего неделанья, – добавил он позднее в одном из постов своего блога. Его альтернативой было: поощрить сирийские силы безопасности к организации переворота, или в противном случае, мы позволим нашим ближневосточным союзникам наводнить оппозицию оружием.

Звучит как план. Но остерегайтесь необдуманных умозаключений. «Бесспорно, головные боли, которые этот режим доставил многим американским администрациям, объясняют политическую мотивацию прямой и косвенной поддержки Обамой исламистской сирийской оппозиции, – пишет автор доклада FPIF по Сирии «Америка против Израиля?» Джорджио Кафьеро. – Однако необходимо помнить уроки обратного удара, когда во многих случаях Соединённые Штаты вооружали радикальные силы для продвижения геополитических интересов, чтобы позже об этом пожалеть».

Тем временем в Египте старый режим в преддверии последнего тура президентских выборов принял боевую стойку против Братьев Мусульман. Но уже появилась и третья сила: насеристская альтернатива арабскому национализму. Хамид Сабахи и его партия Достоинства в первом туре голосования вошли в тройку победителей. «В ближайшее время Египет вряд ли примет насеристскую повестку дня, – пишут авторы доклада FPIF «Возрождение арабского национализма в Египте?» Мелисса Московиц и Джоржио Кафьеро, – Партия Достоинства в парламенте удерживает немного мест, и президентские выборы выиграют либо кандидат из бывшего кабинета Мубарака, либо кандидат от Братьев Мусульман. Тем не менее, если исламисты в правительстве не смогут укрепить египетскую экономику, поддержка Сабахи и его партии может продолжить расти. Если это случится, Вашингтону придётся признать новый Египет, менее подвластный требованиям Соединённых Штатов и Израиля».

Трасса Такоради

Большое количество жителей Западной Африки участвовали во Второй Мировой Войне: например, 65.000 мужчин сражались в пехотной бригаде Голд Коуст в Бирме. Но комментатор FPIF Куэй Куорти, разъясняет в деталях, как Западная Африка помогла победить во Второй Мировой войне. Вклад трассы Такоради был более важным. «К концу марта 1941 года, механизированные части генерал-майора Эрвина Ромеля изнали британцев из Ливии обратно в Египет, – пишет он, – Поздней весной, немецкие и итальянские самолёты утюжили британские военно-морские базы на Средиземном море, делая сложным, если не невозможным достижения судами обеспечения британских сил на Ближнем Востоке. Оставался ещё один морской маршрут, по которому было возможно осуществлять поставки в Египет. Он пролегал через мыс Доброй Надежды, но это было длинной трёх-четырёх месячной поездкой, слишком роскошной тратой времени, которого Великобритания просто не имела. В отчаянии, премьер-министр Уинстон Черчилль и его советники обратились к слаборазвитому, 3700-мильному воздушному маршруту от Такоради, в Британской колонии Голд Коста (теперь Гана) до Каира в Египте».

Новая книга Нэнси Бернкопф Такер открывает иной взгляд на ток, как администрации Кеннеди и Эйзенхауэра воспринимали Китай. «Эйзенхауэр не был ни пассивен, ни отстранялся от китайской политики, – пишет Юнпин Чен в своём обзоре китайской угрозы, – в частном порядке, он считал, что государства могут быть коммунистическими, но, тем не менее, не являться частью международного заговора. Тем не менее, ликвидация Тайваня им никогда не рассматривалась. Политика двух Китаев была лучшим решением, которое мог придумать Даллес. Они много думали о том, позволить ли Китаю занять место в Организации Объединённых Наций. Однако, для Эйзенхауэра «ещё не наступило время перегруппироваться в структуру Холодной Войны». Такер считает, что «если бы Эйзенхауэр хотел, он бы мог поймать Китай в момент, когда тот был более сговорчив, слишком истосковавшись по улучшению отношений».

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Сторонники суверенитета всех стран — объединяйтесь!

Все мы знаем, что неоконы представляют собой наиболее крупную и наиболее влиятельную группу спонсоров агрессивных войн США. Именно они больше всех лоббировали вторжение в Ирак, именно они десятки лет ...

Подробнее...

Защитить мир от американского хаоса — непростая задача

В целом внешняя политика Дональда Трампа покоится на использовании доступных для Империи инструментов: экономического терроризма, угрозы войны, дипломатического давления, торговых войн, и так далее. Н...

Подробнее...

От Тонкинского залива до Персидского

Количество мировых войн должно похоронить аргумент в пользу того, что история не повторяется. Но подробности различаются, а дьявол как раз в деталях. Иран. Могут ли милитаристы снова выдвинуть аргу...

Подробнее...

Какие 50 стран поддерживают Гуайдо? Кто знает? Кого это волнует?

Американские СМИ всё ещё представляют тщательно подобранного Америкой Хуана Гуайдо, «законного руководителя» или «легитимного президента» Венесуэлы, как имеющего свою «администрацию»....

Подробнее...

Большинство американцев отвергают политику Трампа «Америка превыше всего»

Как президент Дональд Трамп очень склонен к проведению политической линии, которую он прикрывает лозунгом «Америка превыше всего». Этот националистический подход включает в себя выход из соглашений о ...

Подробнее...

Google+