Парадокс бесконечных войн Америки

Они упорно продолжаются потому, что их не существует (для американцев)

— Поверьте, однажды мы покинем это место… — …То-то же…
— Поверьте, однажды мы покинем это место… — …То-то же…
Война на марках*

Вот слово, которое фактически выпало из словаря Вашингтона в этом веке — мир. Оно было ранее частью риторики, по крайней мере, для местных политиков, но в эру войны с террором оно едва ли появляется. Однако в 2020 году, год выборов  оно вернулось, не как глобальное явление или общий термин, но весьма специфично в связи с более чем 18-летней американской войной в Афганистане.

Новостные сообщения теперь регулярно напоминают о «мирной сделке» или «соглашении о мире», о которых втайне (и всё же наполовину публично) ведёт переговоры администрация Трампа с Талибаном, и оно, по сообщениям, будет подписано в конце этого месяца, если не сорвётся так же, как прошлый раз, когда Дональд Трамп  отменил встречу с представителя Талибана в Кемп-Дэвиде.

Однако прежде чем предположить, что «мир» и на самом деле означает конец американской войны в Афганистане, надо сделать глубокий вдох. После стольких лет американского военного «прогресса» там, кажется, что соглашение — если что-то вроде прекращения огня наступит на той осаждённой земле — могло бы привести к выводу хоть нескольких тысяч из 12 000 американский войск, расквартированных в той стране, «со временем», как недавно выразился министр обороны Марк Эспер. (И даже не думайте о персонале ЦРУ или частных подрядчиках).

Что случится на самом деле «со временем», конечно, неизвестно, но важно не исключать всё,  что не оказалось бы под ярлыком «мира», реальная цель (по крайней мере американской стороны) — предоставить подарок в год выборов Дональду Трампу. Если такое «мирное соглашение» будет действовать, то президент сможет вести кампанию 2020 года на выполнении своих обещаний 2016 года покончить с «бесконечными войнами» страны, создавая — если позволите — мир в наше время и возвращая домой те несколько тысяч американских солдат (или, по крайней мере,  отправляя их куда-то ещё на Ближнем Востоке).

В то же время, конечно, война с террором будет некоторым образом продолжаться. Можете на это рассчитывать. Основной вопрос, как полагает сегодня подполковник ВВС в отставке, историк и постоянный автор  TomDispatch Уильям Астор, таков: сконцентрируют ли внимание американцы в этот избирательный сезон, наконец-то, на далёких, крайне деструктивных и ошеломляюще доргостоящих войнах и, таким образом, придадут «миру» новое, явно непривычное, значение? 

Том.

* * *

Stamping-Out-War-2

«Четыре Свободы президента Франклина Д. Рузвельта».

В Америке нет значимого антивоенного движения, поскольку нет войны, против которой надо протестовать. Позвольте объяснить. В феврале 2003 года миллионы людей вышли на улицы, чтобы протестовать против стремления Америки к войне с Ираком. То массовое движение потерпело неудачу. Администрация Джорджа Буша и Дика Чейни имела радикальный план переформирования Ближнего Востока и никакие протестующие, не имеет значения насколько они принципиальны, восприимчивы или решительны, не могли остановить их стремление сделать глупость. Иракская война вскоре добавилась к вторжению в Афганистан 2001 года, как трясина и катастрофа, но антивоенное движение умерло, поскольку американские руководители работали на то, чтобы изолировать американцев от новостей о жертвах, стоимости, бед и преступлений того, что она назвали «войной с террором».

И в этом они преуспели. Пусть даже США теперь живут в состоянии постоянной войны, для большинства американцев это особая форма «не войны». Большую часть времени заморские конфликты буквально находятся вне поля зрения (и по большей части вне умов). В то же время какая бы администрация не находилась во власти, она уверяет нас, что нашего внимания не требуется, равно как и нашего одобрения, так что мы можем продолжать жить, словно никого не убивают во имя нас.

Война без мрачных последствий представляет собой головоломку. В представительной демократии ведение войны должно требовать информированного согласия народа, равно как и согласованной мобилизации. Но согласие — это то, чего руководители Америки больше не хотят, или в нем не нуждаются, и при добровольных войсках нет необходимости мобилизовать всех нас, остальных.

Ещё в 2009 году я утверждал, что военные на самом деле становятся квази-иностранным легионом, оторванным от народа и готовым развёртываться по всему миру в имперских эскападах, которые ничего не значат для обычных американцев. Это остается верным и поныне в стране, большая часть граждан которой прилагают усилия, чтобы избавить себя и свои семьи от военной службы — и кто может их винить, учитывая жестокость войн в Афганистане, Ираке, Сомали и повсюду на Большом Ближнем Востоке и в Африке?

И всё же это избавление происходит по значимой цене. Оно оставляет наше общество в состоянии вялотекущей лихорадки, ускоряя повседневную версию милитаризма, которую американцы ныне воспринимают как норму. Потрясающая тому иллюстрация: нынешнее Обращение к Нации президента Трампа, переполненное воинственным хвастовством о расходовании триллионов долларов на войны и вооружения, убийства иностранных руководителей и поддержку сомнительных политических фигур для проведения противозаконных переворотов (как в случае Венесуэлы) во имя нефтяных и прочих ресурсов. Реакция: никакой оппозиции или даже скептицизма от представителей народа, но редкие восторженные аплодисменты членов обеих партий, даже в то время, когда ещё больше войск развёртывается на Ближнем Востоке.

Чему хобби в молодости научило меня в отношении войн Америки

Когда я был ребёнком, мне нравилось собирать американские марки. У меня была альбом марок «Минитмен», и поскольку продавец марок и монет был в пешей доступности от моего дома, я постоянно ходил туда ради пополнения альбома доступными памятными марками. Мне особенно нравились те, что были связаны с военной историей. Учитывая количество войн, которые страна вела в этом веке, было очень много тех, что добавлялись в мой альбом.

Рассмотрим, например, марки, выпущенные 7 декабря 1941 года, когда США вступили во Вторую Мировую.  Неудивительно, для войны, которая вызвала массовую мобилизацию и общее самопожертвование,  многие марки предназначались для освещения войны и её причин. Итак, к примеру, марки издавались, чтобы напомнить американцам о таких вещах, как: страны, захваченные нацистской Германией, китайское сопротивление японской оккупации, «Четыре Свободы президента Франклина Д. Рузвельта» (да, ФДР тоже коллекционировал марки), и, со временем, монументальная победа нашей страны над японцами на острове Иводзима. Другие марки поощряли американцев «победить в войне» и работать «ради  Объединённых Наций». Такие и подобные им марки составляли крошечную часть обширных военных усилий, воспринимаемых почти всеми американцами, как необходимые и праведные. И когда в августе 1945 года война закончилась, американцы праздновали по праву.

А теперь попытаемся вспомнить марки войн Америки после того. Если вы в достаточно пожилом возрасте, попытайтесь вспомнить те, что вы клеили на конверты во время Корейской войны 1950-х, Вьетнамской войны 1960-х или войны с террором этого века. Сколько из них отмечали крупные американские обеды? Сколько из них прославляли союзников, работающих вместе с нами? Сколько из них посвящены окончанию таких войн?

Я внимательно слежу за марками. Мне всё ещё нравится пройтись до моей почты и рассматривать новые памятные марки, когда они появляются. И я уверен, вы не удивитесь, узнав, если говорить о марках, в недавних войнах Америки просто нечего отметить. Это нам о чем-нибудь говорит?

Я не говорю, что нет марок, так или иначе посвященных войнам. В 1985-м, например, через 32 года после подписания перемирия в незаконченной Корейской войне, была выпущена марка в честь ветеранов, а в 2003-м ещё одна, с Мемориалом ветеранам Корейской войны в Вашингтоне. Несколько марок аналогично посвящены ветеранам Вьетнама и культовому мемориалу работы Мэйа Лиин, посвящённому им.

Но говорят ли нам марки, из-за чего были те войны или нацелены ли на мобилизацию американцев? Никоим образом. Так же и когда речь идёт о войнах этого века в Афганистане и Ираке или нескончаемой войне с террором. Да, есть марка 2002 года «Герои США», на которой пожарные понимают флаг у Всемирного Торгового Центра, была и ещё одна, предназначавшаяся для сбора денег раненым первым откликнувшимся, и да, теперь есть марка «Исцеление посттравматического расстройства»” для сбора денег ветеранам, страдающим от посттравматического синдрома. Но что до марок, отмечающих решающие победы в Кабуле или Багдаде, или Триполи — вы знаете ответ, как и я; как, конечно же, нет ничего, напоминающего нам о свободах, за которые мы вроде как воевали в этих войнах.

В этом смысле давайте вернёмся к марке «Четыре Свободы ФДР», которая была очень популярна во время Второй Мировой. Её послание не могло быть более ёмким. Там написано «Свобода слова и вероисповедания от желаний и страха». Конечно, Вторая Мировая была жестокой войной, как и все войны. Но что (частично) искупало жестокость, так это идеалы, хотя и неидеально реализованные в послевоенном мире.

И всё же, когда последний раз Почтовая Служба США выпускала марку, которая так прекрасно вопрос формулировала «почему вы воюем»? Сегодня таких марок нет, поскольку наши нынешние войны не имеют столь высоких целей. Вот так просто.

Считается, что мы этого не замечаем, ведь мы, по-видимому, не замечаем эти войны, по крайней мере, интуитивно. Даже марки, подобные последней о посттравматическом расстройстве (с наценкой 10 центов, которая идёт ветеранам) являются хитрой уловкой. Что, мы почувствуем себя лучше, отдав несколько центов или пятицентовиков на помощь ветеранам, поскольку они были (и остаются) ненужными?

Или, иначе, почему это почта собирает деньги на здравоохранение ветеранов? Возможно, потому, что ошеломляющий бюджет Пентагона  (продолжающий расти) гарантирует лишь то, что будет больше войн — и ещё больше раненых ветеранов.

Оглядываясь снова на Вторую Мировую

Я никогда не пропускаю церемонии открытия Супер Кубка. Как чисто американские, они не имеют себе равных. В этом году в церемонию входили обычные атрибуты: знаменщик с ассистентами, огромный флаг и над головой военные самолёты, в том числе новые истребители-невидимки Ф-35,  бесполезные триллион-долларовые творения ВПК. Поскольку в 2020 году отмечается 100 годовщина создания Национальной Футбольной Лиги (НФЛ), равно как и 75 годовщина окончания Второй Мировой, то на церемонии открытия присутствовали ветераны войны, чей возраст превышает 100 лет, они помогали перед игрой бросать монету. Было очень трогательно видеть этих грозных ветеранов и осознавать их заслуги.

Но я могу определить, когда моими эмоциями манипулируют. Наблюдая за ними, я понимал: предполагалось, что я должен быть тронут и пребывать в некоем в тумане в отношении военной службы и, возможно, лучше относился бы к НФЛ. Но всё же мое уважение к ним и «праведной войне», которую они ведут (если воспользоваться ироничным названием Стадса Теркеля его устной истории Второй Мировой), не воспрепятствовали мне горячо возмущаться руководителями, которые лгут нам о столь многих неправедных войнах впоследствии.

Говоря о тёплых чувствах, подумайте о долгой рекламе НФЛ на открытии, которая предваряла церемонию этого года. Там был мальчик афро-американец, бегущий с футбольным мячом, преодолевающий различные препятствия на трансконтинентальной пути к Супер Кубку, при этом он  останавливался перед памятником Пэту Тиллману, вратарю «Аризона Кардиналз», который, как известно, отказался от многомиллионного контракта, чтобы пойти служить в армию после событий 9/11. Он трагически погиб от дружественного огня в Афганистане, этот факт военные попытались скрыть, сговорившись вплоть до уровня министра обороны Дональда Рамсфельда. Пусть даже это была всего лишь реклама, для мальчика было правильно оказать честь  памяти Тиллмана. Но для чего? Чтобы НФЛ выглядела более патриотичной или, возможно, чтобы преодолеть любые напоминания о принципиальных (хотя по большей части неверно интерпретированных) протестах с преклонением колен игроков, вроде Колина Кэперника?

Честное напоминание о недавних войнах Америки со стороны НФЛ могло бы отразить тот факт, что никто из других игроков не присоединился к Тиллману, отказавшись от миллионов, чтобы принять участие в военных действиях. На самом деле, ни один из игроков какой-либо крупной спортивной лиги, будь то бейсбол, баскетбол или хоккей, этого не сделал. Даже водители Национальной ассоциации автогонок на серийных автомобилях (NASCAR), якобы соль земли, насколько я знаю, не сменили гоночные машины на «Хаммеры». Почему? Недавние войны Америки для них не существуют — и, честно говоря, так и большинство из нас.

Я не призываю главных спортивных звезд записываться в армию, как было во времена Второй Мировой (хотя поначалу атлеты того времени высказывали такое желание). Я предполагаю, что некоторые лица старше 18 — как и остальные из нас — должны бы действительно обращать внимание на войны Америки и их причины. Ведь это единственный способ нам, как нации, сплотиться и прекратить их.

Ответ на нашу коллективную апатию не в том, что война должна стать ужасающе кровавой здесь, «дома» прежде, чем мы наконец что-то сделаем, чтобы с ней покончить. Наоборот, дело в том, чтобы прислушиваться к тем, кто видел ужасы войны и жестокость, которую она провоцирует и вознаграждает.

Вспомните слова Е. Б. Следжа, морпеха, сражавшегося на островах Пелелиу и Окинаве во время Второй Мировой в кампании против японцев. Кошмары преследовали его и 25 лет спустя после окончания жестоких боев на тех островах. Он описывал войну, которую он испытал на себе, как полный ужас, когда взрослые мужчины кричали в агонии и рыдали от боли, сражения были такими напряжёнными, что солдаты двигались как зомби, зачастую под огнем до конца своих дней. Утомление вызывало убийственные ошибки, которые отвергались сводящим с ума эвфемизмом, который я уже приводил — «дружественный огонь». И это, напоминаю, была «праведная война».

Итак, приветствуя фотогеничных столетних ветеранов, показанных НФЛ, нам следует помнить и тех, кто не вернулся, и кто вернулся, но жизнь их полностью изменилась. Например, Следж вспоминал своего приятеля, Джима Дея, который мечтал после войны ездить на лошади на своем ранчо в Калифорнии. Но, как Следж вспоминал в 1994 году, «На Пелелиу японский пулемет разбил одну ногу Джима». Остался лишь обрубок, из которого хлестала кровь.

«Позже, когда Джим приехал на встречу Первой Дивизии Морской пехоты, нам приходилось помогать ему в ванной и туалете. Дома это приходилось делать его жене. Бедняга не мог сам с этим справиться, поскольку нога отсутствовала до бедра. Он умер преждевременно после многих лет боли и проблем со спиной».

Следж и его ужасающие кошмары, его друг Джим с искалечившей его травмой — вот истинное лицо даже наименее неоправданной из войн (а войны Америки 21 века, к сожалению, ничем не оправданы). Вопрос таков: почему большинство американцев реагируют с истинным ужасом, когда уклонист от призыва, вроде Дональда Трампа, расхваливает всё то чудесное оружие, которое страна покупает (и использует, и продаёт), которое гордо «делается в США»?

Нам больше не следует позволять власть имущим скрывать войну, хвалиться (как Джордж Буш) «выполненной миссией» или в корне меняющими ситуацию «наращиваниями», или «прохождением поворотов». Подобная ложь служит лишь для отвлечения нашего внимания. Наоборот, американцам необходимо посмотреть «прямо» и увидеть отвратительную реальность постоянной войны.

Сделай те, и мы сможем придать новый импульс нашей демократии. А если нет, мы вполне можем прикончить всё то, что от нас осталось.

Примечание:

* — Игра слов: Stamping Out war — искоренить войну.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Европа и новые санкции против Ирана

США ввели новые санкции против Ирана, которые сделают ЛЮБУЮ торговлю с этой страной крайне затруднительной:...

Подробнее...

Мир окончательно сошёл с ума!

Все мы знаем, что живём в безумные и опасные времена, но я не могу не пугаться того, что пытается заставить нас проглотить имперская пропагандистская машина (ака наследие сионо-СМИ). Список поистине б...

Подробнее...

Конец «основанного на правилах» международного порядка

«Западные страны, то есть США и их «союзники», любят поговорить об «основанном на правилах международном порядке», которому по их словам все должны следовать. Этот «основанный на правилах порядок» пре...

Подробнее...

Джулиан Ассанж, Прометей прикованный

Это сюжет древнегреческой трагедии, повторно разыгранной в Англо-Америке. Среди оглушающего молчания и почти всеобщего безразличия, — скованного, обездвиженного, никем не замечаемого, бомжеватого Про...

Подробнее...

Война и журналистика во времена пандемии

Мои пандемии Посреди неизвестно откуда вспыхнувшей пандемии с президентом, который выглядит не способным осознать реальность, а тем более справится с расширяющимся вирусом, по мере того как растёт ко...

Подробнее...

Google+