Зависимость Америки от продаж вооружений

50-летняя история доминирования США в ближневосточной торговле вооружениями

Зависимость Америки от продаж вооружений

Козыряя на рынке вооружений

Честно скажем: если одна-единственная корпоративная организация контролирует три четверти глобального рынка какого-то продукта, вы называете это монополией, верно? Ну, в 2011 году такова была ситуация в Соединённых Штатах, если говорить о торговле вооружениями. Эта страна продала более чем три четверти вооружений на глобальном рынке (значительная их часть пошла на охваченный насилием Ближний Восток). И это должно ошеломлять.

Но я бы сделал крупную ставку на то, что хотя вы могли и прочитать об этом тогда, то замечательный факт не попал на первые полосы. На самом деле, в прошедшие годы, по мере того как торговля вооружениями вернулась к уровню холодной войны, особенно на Ближнем Востоке, США подкрепили свои позиции ведущего торговца оружием на планете, продавая оружие как минимум в 98 стран. В 2018 году, например, 54% вооружений, идущих на ближневосточный рынок, были нашими, и хотя эта информация доступна, в мире, где приветствуют, освистывают и распевают о том, что теперь любое публичное появление Дональда Трампа приветствуется как главная новость, роль Америки в глобальной торговле оружием в лучшем случае остается второстепенной. (Мало значит то, что по опросам 70% американцев выступают против продажи нами оружия любой стране вообще, как опасности для мира).

Не думаете ли вы, что несколько странно, что пресса страны, которая — не имеет значение, кто в эти годы президент — продолжает наводнять мир оружием любого представимого вида, обращают замечательно мало внимания на этот факт?

К счастью, специалист Пентагона в TomDispatch Уильям Хартунг, автор книги «Пророки войны: «Локхид Мартин» и создание военно-промышленного комплекса», заполнит пробел. По крайней мере на этом веб-сайте стремление Вашингтона постоянно наводнять планету опустошительными видами вооружений (часто используемых против  невинных граждан) в мрачных войнах, которых не стоило бы вести, остается историей первого порядка.

Том.

* * *

Не секрет, что Дональд Трамп — один из самых агрессивных торговцев оружием в истории. Откуда мы это знаем? Да потому, что он говорит нам так при каждом подходящем случае. Всё началось с его сильно раздутой оружейной сделки «на $110 миллиардов» с Саудовской Аравией, о чём он объявил в первой зарубежной поездке в качестве президента. Продолжение последовало в его фото-сессии в Белом Доме с наследным принцем Мохаммедом бин Салманом, где он потрясал картой со сводкой по числу американских рабочих мест, связанных с продажей вооружений королевству. И это никак не прекращается. За годы на своем посту президент на самом деле является твёрдым сторонником своих хороших друзей в «Боинге», «Локхид Мартин», «Рейтион» и «Дженерал Дайнемикс» — основных корпоративных выгодополучателей от американо-саудовской торговли вооружениями (в отличие от тысяч американских солдат, которых президент недавно отправил в пустынные земли той страны для защиты нефтяных сооружений).

Все американские продажи оружия на Ближний Восток ведут к тяжёлым и длительным последствиям в регионе, для начала, в виде жестокой войны саудовцев и ОАЭ  в Йемене, в которой тысячи мирных жителей убиты в ходе авиа-налётов с использованием американского оружия и поставившей миллионы йеменцев на грань голода. И не забудьте недавнее турецкое вторжение в Сирию, при котором и турецкие войска и курдские боевики, которых они атаковали, в значительной степени полагались на поставленное США оружие.

Дональд Трамп детально прояснил, что его больше заботят сделки с оружием, чем то, кто и против кого его использует. Важно отметить, однако, что исторически он не уникален в своей навязчивой идее продвижения подобного экспорта оружия (хотя уникален в том, насколько громкогласен в этом отношении).

Несмотря на предположительно напряжённые отношения с саудовским режимом, администрация Обамы, например, между 2009-м и 2017 годами сумела предложить королевскому дому рекордное количество оружия на $136 миллиардов. Не все предложения привели к завершающей продаже, но огромное число сработало. Среди проданного самолёты «Боинг Ф-15» и ударные вертолёты «Апач», танки «М-1» «Дженерал Дайнемикс», управляемые бомбы «Рейтион» и бомбы «Локхид Мартин», боевые корабли и системы ракетной обороны. Многое из этого оружия было использовано в войне против Йемена.

Администрации Обамы можно поставить в заслугу, что она по крайней мере провела внутренние дебаты относительно разумности продолжения подобной торговли. В конце второго срока пребывания на посту в декабре 2016 года президент в конце концов отменил продажу управляемых бомб Королевским ВВС Саудовской Аравии из-за резкого роста смертей йеменских мирных жителей при саудовских воздушных ударах поставленным США оружием. Однако было поздно, учитывая, что саудовский режим  первоначально вторгся в Йемен в марте 2015-го, а вскоре последовали и массовые убийства мирных жителей.

Конечно, к тому моменту доминирование Вашингтона в ближневосточной торговле оружием воспринималось как должное, несмотря на отдельные крупные британские или французские сделки, вроде скандальной сделки Аль Йамаммах (Al Yamamah) по продаже саудовцам боевых самолётов и другого снаряжения, крупнейшей в истории Соединённого Королевства. По данным Стокгольмского Международного Исследовательского Института Мира, с 2014-го по 2018 год США осуществили более 54% известных поставок оружия на Ближний Восток. Россия значительно отстает с 9,5%, за ней следует Франция (8,6%), Англия (7,2%) и Германия (4,6%). Китай, часто приводимый как возможный поставщик подлодок, если США когда-либо прекратят вооружать репрессивные режимы вроде Саудовской Аравии, даёт менее 1%.

Заявленные правительством США цели вливания оружия во всё более охваченный боями регион включают:  построение партнёрства со странами, теоретически желающими воевать вместе с силами США в кризисной ситуации, обмен оружием с целью доступа на военные базы в Кувейте, ОАЭ, Катаре и других государствах Персидского Залива, создание «стабильности» путём обучения войск союзников и их укрепление против потенциальных  противников, вроде Ирана, и генерирование прибылей американских военных подрядчиков, равно как и рабочие места для американских рабочих. Конечно, подобные продажи действительно идут на пользу этим подрядчикам и обеспечивают безопасный доступ к базам региона, но когда речь идёт об обеспечении стабильности и безопасности, исторически тут совершенно другое дело.

Доктрина Никсона и первоначальный рост ближневосточных продаж оружия

Роль Вашингтона, как основного поставщика вооружений на Ближнем Востоке уходит корнями в замечания, сделанные Ричардом Никсоном полвека назад на острове Гуам. Это были времена вьетнамской войны, а президент прибыл на остров по пути в Южный Вьетнам. Количество жертв быстро росло, а в обозримом будущем окончания конфликта не просматривалось. Во время остановки на Гуаме Никсон уверял сопровождавших его репортёров, что пора прекратить практику отправки большого числа американских солдат на поля сражений за морями. Чтобы «избежать ещё одной войны вроде Вьетнама где-либо в мире» он выдвинул новую политику, позже официально представленную Пентагоном как «отправку оружия вместо солдат».

Суть того, что известно как Доктрина Никсона, состояла в вооружении региональных подручных, стран с сочувствующими США правителями или правительствами, которые могли продвигать американские интересы без крупных контингентов американских войск. Из таких потенциальных региональных эмиссаров на тот момент наиболее важным был Шах Ирана, который ещё в 1953 году был приведён к власти в результате переворота руками ЦРУ и британской разведки вместо гражданского правительства, и который, как оказалось, обладал ненасытным аппетитом к самому передовому американскому оружию.

Представление Шаха о добрых временах состояло в том, чтобы свернуться калачиком с последним номером Aviation Week and Space Technology и внимательно изучать глянцевые фото боевых самолётов. С подсказки администрации Никсона он стал первым и единственным купившим дорогостоящий «Ф-14 Грумман» в то время, когда компания отчаянно нуждалась в иностранных продажах, чтобы нарастить программу. И Шах воспользовался поставленным США оружием, чтобы помочь, например, подавить антиправительственный мятеж в соседнем Катаре (короткий бросок через Персидский залив), одновременно проводя репрессии против собственного населения.

В годы Никсона Саудовская Аравия тоже стала основным покупателем оружия у Вашингтона, и не столько потому, что тогда опасалась своих региональных соседей, сколько потому, что обладала кажущимися безграничными нефтяными финансами для субсидирования американских производителей вооружений в то время, когда бюджет Пентагона начинал сокращаться. Кроме того, саудовские продажи помогли перенаправить некоторые доходы, утекающие из США, на оплату более высоких цен на энергоносители сформировавшегося нефтяного картеля ОПЕК. Этот процесс витиевато назван  «рециркуляцией нефтедолларов».

Годы Картера и стремление к ограничениям

Свободно катившаяся торговля оружием времен Никсона в итоге получила ответную реакцию. В 1976году впервые (и в последний раз) кандидат в президенты Джимми Картер сделал обуздание торговли оружием центральной темой своей кампании. Он призывал к введению более тщательного рассмотрения экспорта вооружений с точки зрения прав человека, к уменьшению общего объёма передачи вооружений и к началу переговоров с Советским Союзом об ограничении продаж в такие регионы напряжённости, как Ближний Восток.

В то же время члены Конгресса, возглавляемые сенаторами от Демократов Гейллордом Нелсоном и Хьюбертом Хамфри, почувствовали, что давно прошло время, когда Капитолийский Холм играл роль в принятии решений, если речь заходила о продажах оружия. Слишком часто представители Конгресса узнавали о крупных сделках, только читая новостные сообщения в газетах много времени спустя после того, как такие вопросы были урегулированы. Основные озабоченности, подталкивавшие их к действиям таковы: наращивание продаж оружия Саудовской Аравии во времена Никсона, тогда непримиримого противника Израиля; использование поставленного США оружия обеими сторонами в греко-турецком конфликте из-за острова Кипр; тайные продажи экстремистским крайне правым силам в Африке, а именно поддерживаемому Южной Африкой Союзу за полную независимость Анголы. Реакцией стал отрывок в Законе о контроле экспорта оружия 1978 года, где требовалось, чтобы Конгресс заранее уведомлялся о крупных продажах оружия, и декларировалось, что он обладает правом вето в отношении любой следки, если посчитает её опасной или ненужной.

Однако как оказалось, ни инициативы президента Картера, ни новые законы существенно не повлияли на продажи вооружений. В конце концов Картер, например, решил исключить шахский Иран из серьёзных правозащитных структур, а его фанатичный советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский сорвал переговоры с Советским Союзом по сокращению гонки вооружений.

Картер к тому же хотел, чтобы новые Силы быстрого развёртывания — которые в итоге превратились в Центральное Командование США — получили доступ к военным базам в регионе Персидского залива, и жаждал для этого использовать сделки по торговле оружием.  Силы быстрого развёртывания были краеугольным камнем Доктрины Картера, ответом на советское вторжение в Афганистан в 1979 году и свержение Шаха Ирана. Как прояснил президент в своем Обращении к нации 1980 года: «Попытка любых сторонних сил получить контроль над регионом Персидского залива будет считаться нападением на жизненные интересы США. Она будет отражена с использованием любых необходимых средств, в том числе использованием силы». Продажа оружия в регионе оказалась центральной опорой всей его новой доктрины.

В то же время наиболее крупные сделки по продаже продолжали проходить через Конгресс без возражений.

Кто вооружил Саддама Хусейна?

Хотя объём продаж оружия при президенте Рональде Рейгане не рос резко, его решимость вооружить антикоммунистических «борцов за свободу» от Афганистана до Никарагуа вызвала скандал Иран-контрас. В центре его лежали странные и тщательно продуманные тайные усилия, проводившиеся членом совета национальной безопасности Оливером Нортом и группой чиновников средней руки, поставлять оружие враждебному режиму Аятоллы Хомейни в Иране. Была надежда получить помощь Ирана в освобождении американских заложников в Ливане. Норт и компания затем использовали доход от этих продаж, чтобы вооружить антиправительственных мятежников контрас в Никарагуа, в нарушение ясного запрета Конгресса на такую помощь.

Хуже того, администрация Рейгана передавала оружие и обеспечивала подготовку фракциям моджахедов-экстремистов в Афганистане, эти действия в итоге помогли вооружить группы и отдельных лиц, которые позже сформировали аль-Каиду (и подобные ей группировки). Конечно, это оказалось колоссальным примером непредвиденных последствий того, что слишком часто даёт неограниченная торговля оружием.

Даже после раскрытия операций Норта, которая  высветила передачу американского оружия в Иран, администрация Рейгана и последующая администрация президента Джорджа Буша прямо и косвенно поставили оружия и технологий его производства заклятому врагу Ирана, иракскому автократу Саддаму Хусейну почти на полмиллиарда долларов. Это оружие поддержало режим Саддама и в войне с Ираном в 1980-е, и в его вторжении в 1991-м в Кувейт, что привело Вашингтон к Первой Войне в Заливе. По общему признанию США вряд ли были не единственными, кто организовывал снаряжение иракских войск. Все пять постоянных членов Совета Безопасности ООН (США, СССР, Франция, Соединённое Королевство и Китай) в преддверии интервенции в Кувейт предоставляли вооружение и военные технологии той стране.

Замешательство и публичная критика, вызванные раскрытием того, что США и другие крупные поставщики оружия помогли снарядить иракские войска, создали новые стремления к ограничениям. Руководители США, Великобритании и других стран-торговцев оружием пообещали в будущем вести себя лучше, давая больше информации о продажах и тщательно рассматривать продажи оружия в регион. Это привело к двум основным инициативам: регистрации торговли оружием ООН, где странам-членам настоятельно рекомендовали добровольно сообщать о своём импорте и экспорте оружия, и переговорам пяти членов Совета Безопасности ООН (крупнейших поставщиков оружия на Ближний Восток) об ограничении продаж вооружений в регион.

Однако переговоры Пятёрки (P-5), как они назывались, быстро закончились, когда Китай решил продать ракетные системы средней дальности Саудовской Аравии, и администрация президента Билл Клинтона начала заключать новые региональные оружейные сделки в темпе более чем на $1 миллиард ежемесячно, пока переговоры ещё шли. Другие поставщики сделали вывод, что наращивание продаж оружия Клинтоном нарушает дух переговоров, которые вскоре провалились, что привело к полному новому иракскому фиаско во времена президентства Джорджа Буша.

Наиболее важные следки по оружию времён Джорджа Буша включали подготовку и снаряжение иракских войск накануне вторжения в Ирак и свержения Саддама Хусейна. Но $25 миллиардов на американское оружие и подготовку оказалось недостаточно, чтобы создать силы, способные нанести поражение скромно вооружённым боевикам ИГИЛ*, когда они пронеслись по северному Ираку в 2014 году и захватили обширные участки территории и крупные города, в том числе Мосул. Иракским силам безопасности, которым не хватало продовольствия и снаряжения из-за коррупции и некомпетентности, не хватало и морального духа, и в некоторых случаях они фактически бросали свои посты (и американское оружие) перед лицом нападения ИГИЛ.

Зависимость сохраняется

Дональд Трамп продолжил практику предложения вооружений в больших количествах союзникам на Ближнем Востоке, особенно саудовцам, хотя его основная цель сделок в том, чтобы создать внутри страны рабочие места и доходы для основных оружейных подрядчиков. На самом деле вложение денег и усилий почти во всё остальное от инфраструктуры до технологий использования возобновляемых источников энергии принесёт больше рабочих мест в США. Однако это не важно, ритм сохраняется.

Одним из заметных развитий событий в годы Трампа стало возрождение интереса Конгресса к ограничению продаж вооружений с особым вниманием на прекращении поставок для ведомой саудовцами войны в Йемене. (Наблюдение за конфронтацией турецких и курдских сил, каждая из которых вооружена США, определённо должно добавить такого желания). Под руководством сенатора Криса Мёрфи (демократ от Коннектикута), сенатора Берни Сандерса (независимый от Вермонта), сенатора Майка Ли (республиканец от Юты), представителя Ро Канна (демократ от Калифорнии) и представителя Теда Лиу (демократ от Калифорнии) Конгресс проголосовал за блокировку продаж бомб и других видов военного снаряжения Саудовской Аравии, и то лишь для того, чтобы президент Трамп наложил на решение вето, он главный защитник той страны в Вашингтоне. И всё же действия Конгресса по продажам саудовцам беспрецедентны по настойчивости и масштабу. И они могут восторжествовать, если демократы выиграют президентские выборы в 2020 году. В конце концов, любой из основных претендентов пообещал покончить с продажами вооружений, которые поддерживают саудовскую войну в Йемене.

Подобные сделки с Саудовской Аравией и другими ближневосточными странами могут быть крайне популярны у компаний, которые наживаются на торговле, но подавляющее большинство американцев выступают против бесконтрольной торговли оружием на вполне разумном основании, что она делает мир менее безопасным. Теперь вопрос таков: сыграет ли Конгресс большую роль в попытке заблокировать такие сделки по оружию с саудовцами и нарушителями прав человека или зависимость Америки от торговли вооружениями и её монопольное положение в ближневосточной торговле оружием просто будут сохраняться, подготавливая сцену для всевозможных будущих бед?

Примечание:

* — организация, запрещённая в РФ.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Вызовы моменту однополярности США

Только почти всемирное признание доллара поддерживает доминирование США как глобального гегемона. Опасения военной силы США — одно, но перекрытие потока долларов реальному или воображаемому сопернику...

Подробнее...

Стратегическая глупость и последствия нескончаемой войны Америки в Афганистане

Если в недавней статье, опубликованной Институтом современных военных действий Уэст-Пойнта «Не дайте Кабулу в 2020 году выглядеть, как Сайгон в 1975-м: опасности резкого вывода войск из Афганистана», ...

Подробнее...

О неверном прочтении истории. Табель успеваемости американского проекта

Для читателей TomDispatch: У меня для вас особое предложение начала года. Сегодняшняя статья Эндрю Басевича отмечает публикацию его замечательной новой книги «Век иллюзий: как Америка растранжирила св...

Подробнее...

Иран противостоит угрозе неожиданного возвращения санкций со стороны ЕС

Президент США Дональд Трамп намерен уничтожить ядерное соглашение с Ираном. Он угрожал трём пуделям в ЕС — Германии, Британии и Франции 25% тарифами на экспорт их автомобилей в США, если они не выйдут...

Подробнее...

Битва веков с целью остановить евразийскую интеграцию

Бушующие двадцатые начались с взрыва — целевого убийства иранского генерала Касема Сулеймани. Но ещё больший взрыв ждёт нас в этом десятилетии: мириады отклонений новой «Большой Игры» в Евразии, где ...

Подробнее...

Google+