Когда бессильна мягкая сила

Когда бессильна мягкая сила

Самый старый Чайнатаун в мире – не в Нью-Йорке, не в Сан Франциско, и даже не в Йокогаме. Он находится в Маниле, что часто обнаруживается, когда Пекин говорит о давних связях с островами, лежащими в 600 милях к юго-востоку. Хвалится Китай и своими тремя Институтами Конфуция на Филиппинах, где филиппинцы учат китайский и постигают многие грани китайской культуры. С 2011 года Chinoy TV распространяет идеи Конфуцианских Институтов среди тех филиппинцев, которые не могут физически посещать культурные события.

Одновременно быстро растёт торговля между странами. В 1996 году материковый Китай не входил и в десятку основных торговых партнёров Филиппин. Сегодня с объёмом торговли $30 миллиардов Китай стал номером три. После нескольких раундов переговоров в Пекине в 2011 году две стороны договорились к 2016 году удвоить эту цифру, что позволит Китаю вырваться на первое место.

Китайские упражнения в мягкой силе на Филиппинах для региона не уникальны. Пекин основал Конфуцианские Институты по всей Азии – семь в Индонезии, девять в Австралии, 12 в Японии и 17 в Южной Корее – и Китай для многих восточноазиатских стран является основным торговым партнёром.

Из такого краткого скетча могло бы показаться, что китайская мягкая сила чрезвычайно успешна на Филиппинах, но не в остальной Азии. Но это лишь часть истории.

В конце концов, Китай не ограничивается исключительно применением мягкой силы ради усиления своего влияния в регионе. В 1994 при попытке заявить претензии на спорные территории в Южно-китайском море Китай выстроил свои структуры на Рифе Мишиф, в экономической зоне Филиппин. Воинственного ответа Манилы на ту провокацию не последовало. Претензии были заявлены другим способом, к примеру, организацией сейсмических исследований по определению подводных нефтяных ресурсов. Китайские патрульные катера пытались сорвать это исследование. Позднее Манила захватила китайских рыбаков, промышлявших в районе, и Китай принял ответные меры, отказавшись от партии филиппинских бананов.

Хотя Китай не ответил на претензии в Южно-китайском море превосходящей военной силой, его риторика может оказаться несколько чрезмерной. Пекинская концепция “линии девяти пунктиров” китайского суверенитета включает в себя «присвоение» как можно большей территории Южно-китайского моря. В 2012 году китайские военные подняли расходы почти на 11 процентов, что официально составило более $100 миллиардов. Для США, которые тратят почти в семь раз больше на военные нужды, рост китайских военных расходов не представляет существенной угрозы. Но в Филиппинах и других юго-восточных государствах китайские расходы подстегнули масштабную региональную гонку вооружений.

Пробуя мягкую силу, Китай пытается расширить своё влияние, не беспокоя соседей и торговых партнёров. Позиционированием жёсткой силы Китай достигает ровно противоположного. Те же Филиппины неумолимо сдвигаются в сторону США в попытке уравновесить Китай. В 2012 году Манила провела переговоры об удвоении финансирования американских войск на своей территории и сделала свои базы более доступными для войск США. И это в стране, в 1991 году бесцеремонно выкинувшей США с военных баз Кубик и Кларк. Филиппины также ищут помощи США в региональных организациях, чтобы оттеснить Китай в вопросе спорных территорий.

Южно-китайское море – не только место, где китайская жёсткая сила подрывает её мягкую силу. В настоящее время усиливается напряжённость между Китаем и Японией по поводу островов Сенкаку. Японское правительство недавно «купило» острова у частного владельца, а Китай направил в район самолёты контролировать японские истребители. И то, что Китай – основной японский экспортный рынок, ни сколько не умаляет веса заявлений Токио.

В том, как Китай пользуется мягкой и жёсткой силой – нет противоречий. Подход Пекина фактически скопирован у основателя этой концепции – США.

В 1990 году профессор из Гарварда Джозеф Най разработал концепцию мягкой силы в качестве способа сохранить влияние США в меняющемся мире. Он и представить себе не мог, что США откажутся от жёсткой силы. Скорее, он убеждал Соединённые Штаты больше полагаться на дипломатию, экономические связи и культурный обмен в то время, когда казалось, что военная сила принесла свои плоды в виде снижения противостояния в холодной войне.

Томас Фридман формализовал такой двойственный подход своим выводом из теории Ная: мягкая сила «McDonald» нуждается в жёсткой силе «McDonnell Douglas» и только тогда она будет успешна. США следует бороться за сохранение своей однополярной позиции в мире – так утверждал Фридман – и втихую готовить кулак, чтобы добавить его к скрытой руке рынка. Подход Китая в Южно-китайском море – просто азиатская версия стратегии США.

За последнее десятилетие подход США – обтёсанный под нрав Хиллари Клинтон вариант «мягкой силы» – привёл к нескольким весьма заметным провалам: в Ираке под руководством менеджера по рекламе Шарлотты Бирс, в Африке при сомнительном руководстве АФРИКОМ, в мусульманском мире в кильватере знаменитой речи Обамы в Каире. В каждом из этих случаев жёсткая сила США подрезала цели их мягкой силы. Иракцы не пылали энтузиазмом к финансируемым США журналам, пока солдаты США были оккупационными войсками. Африканцы, получавшие сопровождаемую солдатами США гуманитарную помощь от работников НКО, тревожились о конечной цели программ помощи, исполняемых по указаниям Пентагона. И хотя мусульмане приветствовали слова президента Обамы в Каире, они видели, что атаки дронов продолжают наносить «сопутствующий ущерб» в виде жизней мирных граждан, большая часть которых была мусульманами.

Вашингтон не желает переоценить «мягкую силу», даже когда уже очевидно, что она – попросту фиговый листок, прикрывающий военное превосходство. Но, возможно, наблюдая за ощутимые провалы китайских усилий в Азии, американские политики смогут извлечь для себя некоторые уроки стратегии. Другим государствам Азии, которые стремятся культивировать и жёсткую, и мягкую силу – Японии, Южной Корее – тоже следует взять на заметку: редко удаётся совместить несовместимое.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Сторонники суверенитета всех стран — объединяйтесь!

Все мы знаем, что неоконы представляют собой наиболее крупную и наиболее влиятельную группу спонсоров агрессивных войн США. Именно они больше всех лоббировали вторжение в Ирак, именно они десятки лет ...

Подробнее...

Защитить мир от американского хаоса — непростая задача

В целом внешняя политика Дональда Трампа покоится на использовании доступных для Империи инструментов: экономического терроризма, угрозы войны, дипломатического давления, торговых войн, и так далее....

Подробнее...

От Тонкинского залива до Персидского

Количество мировых войн должно похоронить аргумент в пользу того, что история не повторяется. Но подробности различаются, а дьявол как раз в деталях. Иран. Могут ли милитаристы снова выдвинуть аргу...

Подробнее...

Какие 50 стран поддерживают Гуайдо? Кто знает? Кого это волнует?

Американские СМИ всё ещё представляют тщательно подобранного Америкой Хуана Гуайдо, «законного руководителя» или «легитимного президента» Венесуэлы, как имеющего свою «администрацию»....

Подробнее...

Большинство американцев отвергают политику Трампа «Америка превыше всего»

Как президент Дональд Трамп очень склонен к проведению политической линии, которую он прикрывает лозунгом «Америка превыше всего». Этот националистический подход включает в себя выход из соглашений о ...

Подробнее...

Google+