Америка прежде всего? Вступают обер-ястребы Помпео и Болтон

Изменение внешней политики указывает на усиление воинственности США

Америка прежде всего

В то самое время, когда Британия и некоторые части Европы -- хотя это не должно было бы вызвать напряжения в остальном мире — были отвлечены истерией по поводу отравления Скрипаля в Лондоне, гораздо более важные события происходили по другую сторону Атлантики.

Позиции президента Трампа укрепляются

Прежде всего, с решением Комитета по разведке палаты представителей закрыть дело о расследовании «Рашагейта» и сообщить, что между Россией и избирательной кампанией Трамп не было сговора, политическая позиция президента Трампа начинает значительно улучшаться.

Ожидается, что вскоре то же подтвердит и сенатская комиссия по разведке.

Итоги расследования ещё не обнародованы, но ни один из вердиктов комитета не предполагает, что были обнаружены какие-либо доказательства сговора между Россией и кампанией Трампа.

Трудно избежать вывода о том, что скандал «Рашагейт»  - по крайней мере, насколько он касается позиции Дональда Трампа в качестве президента Соединеённых Штатов - окончательно подошел к концу.

В настоящее время значительно окрепший политически президент использует всё шире открывающееся для него доступное политическое пространство для перестановок в своей внешнеполитической команде.

Перестановки

Рекс Тиллерсон, бывший госсекретарь, покинул свой пост; его сменил бывший глава ЦРУ Майк Помпео.

Макмастер, бывший советник Трампа по национальной безопасности, также ушел, его сменил печально известный ветеран, сторонник жёсткой линии Джон Болтон.

Тиллерсон и Макмастер: слабая команда

Ни Тиллерсон, ни Макмастер не будут ощущаться как незаменимые потери.

Тиллерсон - человек с большими способностями и опытом, имел все задатки стать выдающимся госсекретарём. Однако задача, которую президент ему предназначил - быть наравне со своим первым советником по национальной безопасности генералом Флинном, спецпредставителем по восстановлению хороших отношений с Россией, оказалась невозможной из-за скандала с «Рашагейтом».

Вследствие этого Тиллерсон дрейфовал, и в течение последнего года отсутствие у него  способности поставить себя на место президента становилось всё более очевидным, вместе со всё более публичными разногласиями между этими двумя фигурами по поводу отношений с Северной Кореей и Ираном.

Тот факт, что Тиллерсон, как сообщалось, назвал президента (своего босса) «<…> болван», не поспособствовал улучшению дел, хотя эта история и была опровергнута.

Что касается генерала Г.Р. Макмастера, то мнения о нём разные, но президенту не могло понравиться, что он был, по сути, принуждён его назначить после вынужденной отставки генерала Флинна.

Генерал Макмастер, как бывший протеже генерала Петреуса, военный историк и планировщик, часто упоминается как своего рода неоконсервативный интеллектуал.

По-моему мнению, его взгляды - это обычные взгляды американского военного офицера, и его переоценивают.

Его подход к своей задаче руководителя аппарата Совета Национальной безопасности был по большому счёту чисто управленческим, причём при этом проявлялось пренебрежение ключевой функцией работы, которая заключалась в том, чтобы выступать в качестве главного советника президента по внешней политике и политике безопасности. В той мере, в какой он стремился выполнить эту роль вообще, он действовал как своего рода привратник, пытающийся уговорить президента следовать его традиционному мышлению.

Президент, который был избран, имея свои собственные, особые взгляды на внешнюю политику, по понятным причинам начинал всё больше и больше возмущаться такой опекой.

Похоже, решающим моментом могло стать решение президента игнорировать совет Макмастера и позвонить президенту России Путину, чтобы поздравить его с избранием. Макмастер, по-видимому, его отговаривал. Президент всё равно это сделал, более того, отказался даже заводить с Путиным разговор о «Рашагейте»  или Скрипале.

В то время как напряжённость между президентом и Макмастером возрастала в течение некоторого времени, и эти двое, по-видимому, уже обсуждали вопрос о том, что Макмастер должен уйти, решение президента игнорировать совет Макмастера, позвонив Путину, и последующая утечка в средствах массовой информации, что он действовал против совета Макмастера, стала последней каплей, и через несколько дней Макмастер ушёл.

Помпео и Болтон: поборники «Америки прежде всего»?

Ну так что же насчёт этих двоих – Помпео и Болтона – которых президент выбрал на замену Тиллерсону и Макмастеру?

Прежде всего нужно сказать, что теперь у Дональда Трамп за плечами был год, в течение которого он побыл президентом и стал гораздо более искушён в вашингтонской политической жизни и имел гораздо лучшее представление о тех людях, с которыми ему нравится работать и которые разделяют его взгляды.

В то время как Тиллерсон и Макмастер были людьми, которые были подобраны для него — Тиллерсон, по-видимому, был выбран по предложению бывшего госсекретаря Джорджа У. Буша Кондолизы Райс, а не по предложению российского правительства, как нелепо утверждал составитель «Досье Трампа» Кристофер Стил.

Что же касается Помпео, то на этот раз Трамп проработал в тесном контакте с ним на протяжении года, и совершенно ясно, что эти двое поладили между собой и разделяют многие взгляды друг друга.

В случае с Джоном Болтоном положение более сложное.

«Луна Алабамы»  хорошо описывает Джона Болтона.

Джон Болтон не является неоконсерватором. Он не мечтает о «распространении демократии» или « строительстве нации». Он - либертарианский ястреб из породы «разбомби, сожги и улети». Кроме того, он  чрезвычайно алчный бюрократ, хорошо знающий, как добиться своего. Это качество делает его действительно опасным. Болтон славится слащавыми речами перед начальством, будучи безжалостным к конкурентами и сбивая с ног каждого, кто ниже рангом.

Другими словами, Джон Болтон — это американский националист и апостол американской мощи.

Он предпочитает видеть её осуществление без избитых формальностей. Более того, он делает это без притворства насчёт «продвижения демократии», «прав человека» и т. д. которым США,  и неоконы в особенности, обычно маскируют свои действия.

Так, будучи представителем США в Организации Объединенных Наций в качестве посла, Болтон не скрывал своего полного презрения к ООН и всей системе международного права, которую она представляет.

Что касается его отношения к американским интервенционистским войнам, то для меня с ним всё стало ясно, когда я посмотрел его телеинтервью, которое он дал через некоторое время после начала войны в Ираке, когда стало понятно, что Ирак после вторжения США (которое он поддержал), далёк от того, чтобы стать процветающей демократией, как это было обещано, а вместо этого погружается в хаос и междоусобную гражданскую войну.

Ответ Болтона был ясным и леденящим кровь: ему было всё равно. Интерес США заключался в свержении Саддама Хусейна, который бросал вызов положению США на Ближнем Востоке. С достижением этой цели всё, что произошло после этого — скатывание Ирака в хаос и гражданскую войну — США не интересовало. Распадётся ли Ирак на части, умрут ли или погибнут миллионы иракцев - это не беспокоило Соединённые Штаты.

Неудивительно, что большинство людей находят такое отношение возмутительным, каким оно и является. Однако я бы отметил его интеллектуальную ясность и честность.

Возможно, я одинок, думая так, но, взвесив все за и против, я предпочту жёстокий подход Болтона бесконечным нотациям со стороны таких людей, как Никки Хейли, Саманта Пауэр и неоконсерваторы, которые поддерживают те же самые войны, которые поддерживал Джон Болтон, но которые также настаивают на том, что они служат неким высшим моральным целям, даже когда распространяют вокруг себя бедствия и смерть.

Почему Помпео и Болтон импонируют Трампу?

Легко понять, как такое откровенно «безнравственное» мышление может понравиться человеку вроде Дональда Трампа, который является точно таким же американским националистом, как Джон Болтон, и который никогда не скрывал, что он так же презирает язык морализаторства, на котором обычно проводится политика США, и ему недосуг   соблюдать международное право.

В то время как новый госсекретарь Майк Помпео, наоборот, никогда не проявлял себя в таких откровенных выражениях, он тоже, похоже, придерживается столь же решительной линии, которая жёстко защищает национальные интересы США, и чёрт с ним, со всем остальным  — как это делает Джон Болтон.

А поскольку Помпео и Болтон придерживаются одинаковых взглядов на то, каким образом США должны вести себя в мире, которые находятся, по-видимому, в согласии с собственным мнением Трампа, и поскольку, в отличие от Тиллерсона и Макмастера,  эти двое явно являются собственным выбором Трампа, я ожидаю, что они будут иметь гораздо лучшие отношения с Трампом, чем это было у Тиллерсона и Макмастера, и эти отношения продлятся намного дольше, чем у Тиллерсона и Макмастера.

Я не разделяю широко распространённого мнения о том, что они скоро исчезнут, так же, как у Тиллерсона и Макмастера.

Восстановление гражданского контроля над правительством США

Существует один важный положительный аспект прихода Помпео и Болтона, который в значительной степени остался без внимания.

Это то, что назначение на должность Помпео и Болтона, а также отставка Макмастера,  разрывают кольцо генералов, под фактическим контролем которых находилось правительство США с тех пор, как в августе был изгнан Стив Бэннон.

Хотя остальные два генерала, которые составляли это кольцо - министр обороны Мэттис и глава штаба Белого дома Келли - всё еще на месте, прибытие Помпео и Болтона наконец обеспечивает для них гражданский баланс.

Солдаты, как правило, более эффективны в качестве исполнителей политики, чем сами политики. С тех пор, как летом военные взяли на себя управление правительством США , Соединённые Штаты сползли в более глубокую конфронтацию с Россией, Китаем и Ираном, не задумываясь о том, почему это так и каковы будут последствия.

゚ Всё это я объяснил в статье, которую написал для The Duran 24 августа 2017 года:

Генерал Мэттис не готов рисковать столкновением с российскими вооружёнными силами в Сирии, но готов действовать самым провокационным образом, который только можно вообразить, против России в Европе .... 

Генерал Мэттис не готов рисковать столкновением с Китаем на Корейском полуострове, но готов действовать самым провокационным образом, который только можно вообразить, против Китая в Южно-Китайском море.

Как и в случае с Европой, это объясняется тем, что генерал , скорее всего, не считает, что риск вооружённого столкновения с Китаем в Южно-Китайском море является реальным.

Это странное сочетание двух стратегий - отказа от столкновения с российскими и китайскими военными в Сирии и Корее, где риски реальны, и при этом агрессивный поиск конфронтации с Россией и Китаем в Европе и Южно-Китайском море, где не существует никаких рисков — это как раз то, чего можно ожидать от американского солдата.

Они сочетают в себе чрезвычайную непредрасположенность к рискам, присущую сегодняшним американским военным, с давней привычкой к агрессивному позёрству там, где риски их проявления кажутся минимальными.

Что полностью отсутствует — так это чувство более крупной стратегии.

Понятно, что ни в каком отношении у генерала Мэттиса нет стратегии как для России, так и для Китая, или для решения отдельных кризисов в Афганистане, Корее или на Ближнем Востоке.

 

Вместо этого он бурно импровизирует — чего и следовало ожидать от солдата — делая это каждый раз безо всякого осознания взаимосвязи между различными кризисами, с которыми он имеет дело, или парадоксальности того, что США ждёт от России и Китая на Ближнем Востоке и Корейском полуострове, одновременно нанося удар по интересам России и Китая в Европе и Южно-Китайском море.

Что касается Великой Стратегии — думать о китайско-российском альянсе и искать способы ответа на него — нет необходимости говорить, что тут генерал Мэттис вообще ничего не может предложить. Поскольку это касается его лично — ему достаточно , чтобы Китай и Россия были противниками США, поэтому он каждый раз ставит перед собой задачу противостоять им везде, где, как он чувствует, это возможно, не допуская даже мысли, что это может заставить их более тесно сотрудничать против интересов США.

Хотя Мэттис и Макмастер не преуспели, и хотя Мэттис и генерал Келли оба хотели, чтобы МакМастер ушёл, те же самые критические замечания, которые я сделал в адрес генерала Мэттиса, в равной мере относятся к генералу Макмастеру.

Весь период работы генерала Макмастера в качестве главы Совета национальной безопасности был отмечен таким же традиционным мышлением и отсутствием стратегического видения, как это справедливо и для генерала Мэттиса.

В отличие от них Джон Болтон  — кто-кто, а уж он-то точно — человек, который, по меньшей мере, к стратегии относится серьёзно, и, поскольку он руководствуется исключительно своей концепцией национальных интересов США, он-то как раз может мыслить нестандартно.

Учитывая многочисленные вызовы, с которыми сталкивается США, некоторое новое мышление важно, и если Болтон может обеспечить его, это само по себе не может быть плохо.

Однако проблема в самой природе «нового мышления», которое может предложить Болтон.

Восстановление тенденции на сближение с Россией?

Возможность того, что Помпео и Болтон могут решить, что какое-либо сближение с Россией соответствует интересам США, и что по этой причине они могут согласиться с неоднократно выраженным желанием Дональда Трампа улучшить отношения с Россией, может показаться маловероятной, но это та возможность, которую нельзя сбрасывать со счетов.

Помпео и Болтон ни в коем случае не являются друзьями России. Напротив, они считают Россию врагом и соперником.

Однако, если бы эти двое решили, что американским интересам может послужить временное наведение мостов с Россией, например, для того чтобы избежать чрезмерного перенапряжения США, поскольку они повсюду  продолжают участвовать в конфликтах, тогда это не такие люди, которые позволили бы идеологии или чувствам встать у них на пути.

Помпео уже, в качестве главы ЦРУ, проявил элементы гибкости, когда он удивил многих, пригласив в Вашингтон лидеров российского разведывательного сообщества на двусторонний саммит по разведке.

Однако, если Помпео и Болтон действительно решат искать сближения с Россией, это будет носить временный характер, и они захотят, чтобы это произошло на условиях США.

Это уже делает перспективы такого сближения проблематичными.

Я подозреваю, что русские полностью это осознают, так что, хотя временное ослабление напряжённости и может произойти, подлинное сближение крайне маловероятно, и любое такое послабление, если и случится, будет краткосрочным.

Война с Северной Кореей?

Некоторые утверждают, что назначение Помпео и Болтона резко увеличивает опасность нападения США на Северную Корею.

Известно, что Джон Болтон рассматривает северокорейскую баллистическую ракетную и ядерную программы как угрозу для Соединённых Штатов и публично выступает за нападение на Северную Корею, как способ покончить с этой угрозой.

Майк Помпео высказывался за смену режима в Северной Корее.

Ни Болтон, ни Помпео не те люди, которых напугает война против Северной Кореи из-за того, что это угрожает жертвами в таких далёких странах как Южная Корея и Япония. Джон Болтон рассматривает такие жертвы как не более чем побочный ущерб (см. выше).

Разумеется, вопросы международного права не беспокоят ни того, ни другого.

Взвесив все за и против, я, однако, думаю, что атака на Северную Корею маловероятна. Риски от такого нападения на ядерную Северную Корею, поддержанную Китаем, выглядят слишком большими.

Известно, что генерал Макмастер призывал к нанесению «ограниченного удара» по Северной Корее. Однако, генерал Мэттис и американские военные были категорически против нанесения удара по Северной Корее. Похоже, что именно этот призыв Макмастера к нанесению «ограниченного удара» по Северной Корее и восстановил против него генерала Мэттиса.

Теперь, когда Болтон занял место Макмастера, я ожидаю, что американские военные будут против нанесения военного удара по Северной Корее, как это было и при Макмастере.

В конечном счёте,  я не могу поверить, что произойдёт нападение на Северную Корею, которой противостоят американские военные, и по этой причине я не ожидаю, что такая атака состоится.

Однако, хотя я по-прежнему считаю, что нападение на Северную Корею маловероятно, в то же время у меня есть сомнения и относительно того, состоится ли теперь встреча на высшем уровне между Дональдом Трампом и Ким Чен Ыном.

У Джона Болтона есть опыт саботажа переговоров между США и их врагами. Он, например, работал над саботажем переговоров между администрацией Джорджа У. Буша и ливийским правительством Муаммара Каддафи.

На сегодняшний день в Вашингтоне уже существует сильное противодействие предполагаемому саммиту Трамп-Ким и, учитывая их известные мнения о Северной Корее и северокорейских ракетной и ядерной программах, трудно представить, что Помпео и Болтон допустят установления подлинного взаимопонимания с Северной Кореей.

Напротив, гораздо вероятнее, что они будут настаивать на более агрессивной воинственной позиции США против Северной Кореи.

Это приведет к наращиванию численности войск и увеличению количества кораблей, развёрнутых на Корейском полуострове и на северо-востоке Тихого океана, ещё большим требованиям к введению ещё больших санкций  против Северной Кореи, усилению давления на Китай и Россию, чтобы те согласились с этими санкциями, и к ещё большему давленияю на Южную Корею, чтобы она разорвала свои текущие переговоры с Северной Кореей.

Честно говоря, перспектива любого взаимопонимания между США и Северной Кореей выглядит мрачной.

Китай

Хотя президент США Дональд Трамп, похоже, установил — по крайней мере, по его мнению — сердечные отношения с президентом Китая Си Цзиньпином, ясно, что его администрация считает Китай стратегическим конкурентом и долгосрочным противником США.

Недавние шаги США по введению тарифов на китайские товары, по крайней мере, частично, обусловлены этим убеждением, равно как и увеличение развёртывания военно-морских сил США в Южно-Китайском море.

Я здесь выскажу свое мнение, что стремление Дональда Трампа к сближению с Россией, наряду с тем, что им движет подлинная личная симпатия к этой стране, в основном состоит в том, чтобы разделить Россию и Китай, при этом Дональд Трамп и его бывший советник —Стив Бэннон — это, кажется, те двое из немногих в Соединённых Штатах, кто заметил, что эти две страны стали союзниками.

Не сомневаюсь, что Помпео и Болтон разделяют это антикитайское мировоззрение. В особенности Болтон, у которого особая манера поддержки Тайваня, пересекающая красные линии, установленные Китаем.

Ожидаю, что отношения между США и Китаем будут продолжать ухудшаться, а Китай будет реагировать на растущую воинственность США, бросая вызовы их устремлениям в Южно-Китайском море и активизируя свое сотрудничество с Россией.

Иран

Майк Помпео и Джон Болтон, как и Дональд Трамп, являются откровенными противниками Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по Ирану.

Избавившись от Рекса Тиллерсона, Дональд Трамп удалил из своей администрации последнюю крупную фигуру, которая поддерживала СВПД, хотя, как считается, его поддерживал и генерал Макмастер.

Назначение Помпео и Болтона ещё больше усиливает и без того сильную антииранскую направленность администрации Трампа, которая отражает собственные сильные антииранские чувства Дональда Трампа.

Это не только приведёт к тому, что враждебность США по отношению к Ирану ещё больше усилится, но в числе возможных вариантов должен быть и прямой отказ от СВПД.

Американский военный удар по Ирану — то, за что, как известно, выступал Болтон во время президентства Джорджа У. Буша — теперь стал отчётливой возможностью.

Высшие иранские должностные лица уже отреагировали, заговорив о необходимости ещё больше укреплять свои отношения с двумя великими евразийскими державами - Китаем и Россией.

Председатель Комитета по национальной безопасности и внешней политике Ирана Алаеддин Боруджери, например, давая репортаж пресс-службе Ирана, 2 5 марта 2018 г., заявил об этом:

Мы должны укреплять наши отношения с такими важными странами, как Китай и Россия, которые также подверглись санкциям США и сталкиваются с серьёзными проблемами из-за этой страны. Китай и Россия — два важных и влиятельных члена Совета безопасности (ООН) и расширение отношений с ними поможет нейтрализовать и ослабить эффект от давления США.

Как и до какой степени будут перенастроены взаимоотношения Ирана с Китаем и Россией, ещё предстоит увидеть. Однако напряжённость в регионе Персидского залива наверняка возрастёт.

Арабо-израильский конфликт и Ближний Восток

Я ожидаю, что Болтон особо упорно будет настаивать на восстановлении первенства США на Ближнем Востоке, которое было сильно подорвано после сокрушительного поражения в Иракской войне.

Ближний Восток, пожалуй, представляет собой самый большой интерес для Болтона, и я уверен, что он посвятит ему большую часть своего времени и энергии.

Хотя я подозреваю, что Болтона мало заботит смена режима в Сирии, учитывая тот факт, что США потерпели там стратегическое поражение от рук России и Ирана, нужно опасаться, что он сделает всё, чтобы повернуть это вспять. Возобновление давления с целью смены режима в Сирии, рискуя вызвать конфронтацию с Россией — отчётливая вероятность.

В то же время я ожидаю возобновления усилий по возвращению Эрдогана и Турции на сторону США.

Помпео, в частности, уже продемонстрировал отчётливое понимание важности Турции в обеспечении позиции США в восточном Средиземноморье и на Ближнем Востоке. Только в прошлом месяце он посетил Турцию, чтобы попытаться восстановить отношения с Эрдоганом. Однако будут ли Помпео и Болтон готовы пожертвовать курдами в Сирии, чтобы отвоевать Турцию, ещё предстоит выяснить.

Однако в одном не может быть никаких сомнений: американская поддержка Израиля останется безусловной и может, в случае чего, стать ещё более жёсткой.

Болтон, например, выступил против создания палестинского государства и против решения о создании двух государств, которое широко рассматривается на международном уровне как путь к достижению широкого мира на Ближнем Востоке.

Венесуэла и Куба

Как и сам Дональд Трамп, Помпео и Болтон - непримиримые враги Венесуэлы и Кубы.

Какими бы ни были надежды кубинского руководства на нормализацию отношений с США после решения Барака Обамы о восстановлении дипломатических отношений, сейчас они разрушены. Результат таков, что Венесуэла и Куба становятся всё более зависимыми от России.

В случае Венесуэлы это приводит к тому, что Россия всё больше усиливает контроль над нефтяной промышленностью Венесуэлы и над принятием непредсказуемых экономических решений Венесуэлы.

В случае с Кубой также, похоже, предпринимаются шаги по восстановлению экономических и политических связей, существовавших между Кубой и СССР.

Европа

Приход Джона Болтона будет не особо приветствоваться в главных европейских столицах, где его не любят за воинственность и грубоватость. Однако это вряд ли окажет существенное влияние на состояние американо-европейских отношений.

Резюме

С приходом Помпео и Болтона Дональд Трамп получил что-то похожее на ту команду по внешней политике, которой он добивался.

Это действительно команда «Америка прежде всего», которая привержена сохранению и расширению первостепенной позиции США, и безразлична к методам, используемым для её достижения.

Справедливости ради следует сказать, что не такой концепции «Америка прежде всего» ожидали многие люди, когда голосовали за Трампа.

Большинство тогда считало, что «Америка прежде всего» означает выход Соединённых Штатов из их неоимперских авантюр, для того чтобы переориентироваться на свои собственные нужды.

Вместо этого становится всё вероятнее, что мы получим повторение администрации Джорджа У. Буша, но на этот раз на стероидах.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Подтверждается американский план переворота в Венесуэле

США отвергают утверждения Мадуро, что дипломаты США участвовали в заговоре — «Рейтер» 22 мая 2018. ВАШИНГТОН («Рейтер») — В Госдепартаменте США во вторник заявили, что отвергают обвинения презид...

Подробнее...

Санкции, санкции, санкции — окончательный упадок гегемонии доллара?

Санкции слева и санкции справа. По большей части финансовые, налоги, тарифы, визы, запрет на поездки — конфискация иностранных активов, импортный и экспортные запреты и ограничения, как и наказание те...

Подробнее...

История жадности двадцать первого века

 Американские войны и упадок Задумайтесь об этом, как о всеамериканской версии человеческой комедии: великая держава, которая всегда знает, что нужно миру и ничего не слыша, даёт массу советов; ...

Подробнее...

Может ли Евросоюз стать партнёром России?

Переназначение (хотя и несколько в другой форме) «экономического блока» правительства Медведева вызвало много объяснений, некоторые из них лучше, другие хуже. Сегодня я хочу рассмотреть одну частную г...

Подробнее...

Всё зависит от ваших ценностей

Это была интересная неделя для России. Во-первых и вопреки моим ожиданиям, Юлии Скрипаль разрешили сделать записанное на видео заявление, на английском и на русском. Это никак не соответствует основны...

Подробнее...

Google+