Освежаем в памяти политику Рейгана в отношении России

Освежаем в памяти политику Рейгана в отношении России

Я родился в 1954 году, во времена, когда температуры холодной войны опустилась ниже точки замерзания. Ребёнком я смутно запомнил, как советский руководитель Никита Хрущёв стучал ботинком по трибуне на встрече ООН. Я ясно помню волнение на лицах моих родителей, когда они смотрели сообщения о «кубинском ракетном кризисе». Тогда существовали очень большие опасения насчёт настоящей войны между двумя великим державами, в которых могло быть использовано оружие уничтожения, подобного которому человечество не знало.

Свою карьеру учёного я начал в начальной школе Холли Спрингс в Пикенсе, Южная Каролина. Возможно, мы находились в захолустье, но никто не знал, куда может прийтись удар Советов. Нам надо было быть готовыми! Мы тренировали этот навык, его помнит всё то поколение. В школе звучала тревога — та уникально странная тревога — и мы быстро кидали книжки и всё прочее в парты и сами ныряли под них, под их защиту. Мы делали это очень умело. Никто не знал, когда это может состояться «русское» (это слово мы неизменно использовали вместе с «советским») нападение. Теперь, конечно же, вариант «прятаться под партой» как достаточная защита от ядерного нападения стоит под вопросом. Некоторые, как моя русская жена, до сих пор над всем этим хихикают. Однако не следует недооценивать ощущение безопасности, которое парта давала некоторым из нас, росшим с «фоновыми помехами» ядерной войны. В одну из таких вспышек детских воспоминаний я припомнил, как играл на улице и услышал тяжёлый и пронзительный звук самолета, необычный по мощи. Затем я его увидел! Он был огромен! Там, где я жил в то время, мы таких почти не видели. Я помню, подумал: «А что, если это русские? У меня же тут парты нет!». Это была эпоха страхов. Мысль, что однажды я буду жить в той далёкой, наводящей ужас и грозной стране, не только не появлялась у меня на горизонте, её не было даже в этой галактике.

Я подрос, мне исполнилось 10 лет, и стало казаться, что угрозы как-то ослабели. Конечно, Вьетнам всегда был предметом спора. И бывали времена, когда появлялась и другая напряжённость (Чехословакия 1968-го). Как бы то ни было, к тому времени, когда Ричард Никсон и Леонид Брежнев официально оформили «разрядку», казалось, положение существенно улучшилось. И всё же обе стороны продолжали создавать больше бомб, продолжались обвинения, возникавшие из-за того или иного нарушения некоторых соглашений. Когда я стал студентом, меня больше волновал футбол в пятничный вечер, но угроза войны с СССР никогда по-настоящему не исчезла.

И только во время президентства Рональда Рейгана ситуация действительно начала меняться.  Сначала так не казалось. Его речь 1983 года, в которой он назвал СССР «империей зла», конечно же, не заставила положение выглядеть таким, как было. Я думаю, что есть некоторые вещи, которые парни никогда не понимали относительно Рейгана и его сделок с Советским Союзом. Во-первых, если Рейган был явным антикоммунистом и антисоветчиком, Сюзанн Масси, советник Рейгана по культурным и религиозным аспектам жизни России, указывала, что он всегда интересовался жизнью людей в этой стране и никогда не испытывал враждебности по отношению к тем, кто по его мнению, эксплуатировался своим правительством. Во-вторых, близкие к нему люди говорили о его растущем опасении ядерной войны и его вере в том, что он пришёл на землю, дабы гарантировать, что такой войны не будет. В этом блоге мне бы хотелось обсудить, что было очень правильно в его дипломатии тогда, и почему возвращение к тем принципам именно то, чего по крайней мере некоторые из нас так долго ждали.

Один из людей, определяющим образом вовлечённых в американо-советские отношения в течение многих лет — Джек Мэтлок, который в итоге стал послом Рейгана в СССР. Мэтлок начал работать в министерстве иностранных дел в 1956 году. У него обнаружился растущий интерес к России в процессе чтения Достоевского, когда он был студентом-выпускником в Университете Дьюка. Кроме того, он читал работы диссидентов, эмигрировавших из СССР, которые писали об изнанке коммунизма. Мэтлок специализировался в области славянских языков и отправился в Колумбию писать диплом, изучать русскую историю, язык и политику. Он очень рано понял, что хочет быть послом США в СССР.

Мэтлок отработал четыре срока на посту в Москве, всего 11 лет. Он начал в качестве переводчика посольства в Москве в 1961 году, так что переводил во время кубинского ракетного кризиса и служил на разных должностях, ведя работу с Советским Союзом прежде, чем стать послом. Две самых интересных книги, которые я читал о временах Горбачева-Рейгана, написаны Мэтлоком. А недавно я услышал интервью с ним, взятое Пьетро Шакаряном, в котором Мэтлок сконцентрировался на всей политике, выстроившей отношения между США и СССР. Пока я слушал, я думал, что вероятно, слишком мало осталось людей, кто помнит или понимает принципы, подпитывающие политику, которая в итоге привела к масштабному сокращению ядерного оружия и сделал мир местом, где маленьким мальчикам и девочкам не приходится тренироваться прятаться под партами.

Рейган вернул Мэтлока в Вашингтон в 1983 году, он стал специальным помощником президента и директором отдела по европейским и советским делам. Джордж Шульц был Госсекретарем. Шульц собрал в Госдепартаменте группу, которая специализировалась по отношениям с Советами, вместе с министром обороны, для регулярных встреч и предложений по политике и программе работы с СССР. Мэтлок был «исполнительным директором» группы. Во-первых, были три вещи, которые они договорились не делать.

  1. Они не должны ставить под сомнение легитимность СССР. США официально не признавали СССР вплоть до ноября 1933 года. С правого крыла ещё слышались голоса, предупреждающие, что не стоило этого делать, поскольку это «революционное правительство». Группа решила не рассматривать этот вариант.
  2. Они не стремились к военному превосходству. Все были согласны, что никто не хочет войны, так что в дискуссиях с Советами разыгрывать карту «военного превосходства» тоже не стоило. Цель состояла в сокращении вооружений, разрабатываемых обеими сторонами.
  3. Они не будут пытаться изменить СССР внутренне или вмешиваться во что-то, что может рассматриваться, как «смена режима». Они будут вести дела с руководителями, которые избраны Советским Союзом. Они хотели повлиять на политику СССР за рубежом, а не на изменять внутреннюю структуру государства или менять лиц, находящихся у власти.

Затем они  продвинулись в программе из четырёх пунктов, которые хотели выполнить.

  1. Первая цель состояла в сокращении вооружений до максимально возможного уровня. Никто не знал, как далеко они смогут продвинуться с сокращением вооружений обеими сторонами, но такова была цель.
  2. Они искали выход из «марионеточных» конфликтов. Мэтлок сказал, что они не ставили Советам в вину их начало, но реальность была такова, что после конфликтов, разразившихся в различных местах мира, США поддерживали одну сторону, а СССР — другую. Цель должна была состоять в том, чтобы разрешить международные конфликты без использования ядерного оружия в качестве средства разрушения другой страны.
  3. Они хотели подчеркнуть важность прав человека. Однако они понимали, что вопрос этот — очень деликатный. Как тут вести себя, не вмешиваясь во внутренние дела другой страны? Они решили, чтобы будут стремиться к кооперации и не будут публично объявлять или «порочить» изъяны СССР. Они считали, что не смогут продвинуться в вопросе сокращения вооружений, если воспользуются резкими фразами или обвинениями.
  4. Они хотели убедить Советы «поднять железный занавес», как было раньше. Под этим они понимали поиск лучших взаимоотношений с помощью различного рода культурных и дипломатических обменов. Суть того, что они хотели, была в том, что это на самом деле в интересах СССР было воспользоваться деловыми связями, поездками и другими формами взаимодействия с Западом.

Как гласит старая пословица, «остальное — уже история». Политики, дипломаты, президент и Советы — все работали совместно так, чтобы изменить мир. Ядерные арсеналы были сокращены и, в итоге, «империя зла» распалась. В интервью Мэтлок выразил сожаление, что политика недавних лет  пошла в противоположном направлении. Смена режима стала «образом действий» нашего правительства. В сенатских слушаниях 29 сентября 2015 года (они есть на  YouTube с заголовком «Сенатор США атакует министра обороны») сенатор Линдси Грэм задал генералу Дансфорду вопрос: «Мы всё ещё хотим сместить Асада? Такова ли цель?» Они открыто согласились, что цель в Сирии именно такова. Позже сенатор пустился в разглагольствования, раздражённый тем, что Асад не свергнут, и намекнул, что он считает, что мы должны попытаться избавиться и от Путина. Грэм делает вид, что у него есть внутренняя информация о том, что большинство сирийцев  хотят избавиться от человека, избранного ими же с 88%-й поддержкой своим руководителем, и что мы должны вести военные действия и покончить с ним. Грэм полагает, что США имеют право отправлять свои войска, чтобы покончить с режимом избранного народом лидера и по ходу дела вести «марионеточную войну» с Россией. Грэм делает вид, что его действия  мотивированы попыткой помочь бедным сирийцам (который, я полагаю, Грэм в это верит, голосовали за Асада, но на самом деле подразумевали совсем не это). Далее, вульгарные выражения Грэхема и манера, в какой он говорит о Путине, России, Асаде и Сирии показывает, что он совершенно не согласен с политикой команды Рейгана в том, как следует творить дипломатию.

Сенатор Грэм явно говорит для многих в Вашингтоне, да и повсюду. Теперь мы видим, что «неоконы», вроде Грэма и его закадычного друга Джона МакКейна из республиканской партии присоединились к «либерал-интервенционалистам» из демократической партии, которые не боятся и не молчат, когда речь заходит о войне. Взвизги, выдаваемые двумя этими группами, вряд ли можно назвать дипломатическими. Словно они верят, что если будут орать достаточно громко, будут достаточно грубы, и будут придумывать «факты» и тому подобное, то, конечно же, другая сторона примет их мнение.

Важный момент, который оказался упущенным, в том, что Рейган и его «команда» добились успеха. «Последняя страница Советского Союза», на которую ссылался Рейган в 1983 году, в итоге оказалась перевёрнута. Более того, это было сделано мирно — но не просто мирно. Это было сделано без того, чтобы США пришлось навязывать свою волю сопротивляющемуся народу. Почему же Линдси Грэм  большинство других в Вашингтоне сегодня считают, что Рейган был неправ?

Мэтлок заключил интервью двумя важными наблюдениями. Одно из них делали почти все, кто в то время в участвовал в событиях, но его всё ещё не замечают. Они не считали себя «выигрывавшими холодную войну». Ни Рейган, ни Мэтлок или Шульц не рассматривали ситуацию с такой точки зрения и не использовали подобный язык. Эта фраза появилась многие годы спустя, когда Джорджу Бушу потребовалось «жёсткость» во время избирательной кампании. А люди, в этом участвовавшие, считали, что работают вместе с советскими руководителями с целью установить более безопасный и более миролюбивый мировой порядок с помощью дипломатии и политики сокращения вооружений.

Во-вторых, Мэтлок сделал заявление, которое многие, не следившие внимательно за ситуацией, найдут удивительным. Он сказал, что на самом деле даже не желал развала Советского Союза. Они не хотели, чтобы государства Прибалтики были отпущены потому, что не по своей воле вошли в СССР. Наоборот, они верили, что достигли хороших отношений с советскими руководителями, на которые можно опираться. Второе, они считали (как оказалось, верно) что если СССР развалится, в итоге республики будут управляться тиранами. В конце своего срока на посту Генерального секретаря Горбачёв больше не считал себя коммунистом. Он считал себе «социал-демократом». Американцы, которые годами вели с ним дела, не верили, что он хотел быть автократом, а ещё менее — диктатором.

Что производит на меня самое большое впечатление, когда я читаю Мэтлока или других, кого я упоминал в блоге, так это то, насколько хорошо они знали страны, с которыми работали. Они многие годы упражнялись в дипломатии. Повторюсь, Мэтлок отправился в Москву в 1961 году после прохождения полной подготовки по языку и культуре страны и обучения искусству истинной дипломатии. Он три года проходил подготовку в дипломатической службе после того, как окончил учебу! Рейган выбирал подобных людей, чтобы они служили под его началом. Теперь же кажется, что назначенцы получили свои места либо с помощью финансового спонсорства успешной кампании, либо с помощью политических связей. Как говорится, «важно, кого ты знаешь, а не что ты знаешь».

То, что мы сейчас наблюдаем в американских международных отношениях — это не дипломатия. Занимающие руководящие посты делают заявления о народах, культуре и обществах, о которых знают крайне мало. Сначала мы пробуем санкции, а если терпим неудачу, пробуем их усилить. Как недавно сказал Стивен Коэн, ещё один специалист, на которого я часто ссылаюсь, «страны вводят санкции, когда не могут придумать мудрой политики». А если серьёзнее, мы знаем, что некоторые жаждут получить большие финансовые прибыли от войны. Когда мы имеем дело с такими, как Грэм и МакКейн, очень мало знающими о странах, для которых, по их мнению, они сами лучше подготовлены выбрать руководителей (например, Сирия или Украина), то война становится, похоже, единственным вариантом. Грэм — сенатор, представляющий мой родной штат Южная Каролина. Иногда он пытается представить себя консерватором, продолжающим дело Рональда Рейгана. Истина же в том, что когда речь заходит о внешней политике, оказывается, что Грэм понятия не имеет, каким образом Рейган сделал то, что сделал. Или он знает, но откаты военно-промышленного комплекса представляют собой слишком большое искушение.

Огромное различие между неоконами и Рейганом не в том, что Рейган был труслив или у него не было убежденности. Различие в том, что мотивами Рейгана были мир и безопасность для страны, которой он служил. И он желал обратиться к людям, которые, как он знал, обладали большими знаниями о местах конфликтов и затронутых деликатных переговорах. Неоконы и либерал-интервенционалисты не обладают таким стремлением в душе или дисциплиной ума. К несчастью, вывод таков, что если нынешняя коалиция останется у руля, то лучше бы вам найти старую парту и начать тренироваться нырять под неё.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Слабеющая империя: военная стратегия России и Китая по сдерживанию США

При взгляде на глобальный политический пейзаж последних месяцев всё более заметны две тенденции. Снижается печально известное военное и экономическое влияние, находившееся в распоряжении Америки, и в ...

Подробнее...

Войны на автопилоте

Поразмышляйте, если хотите, над двумя неоспоримыми фактами. Первое — Соединённые Штаты сегодня более или менее постоянно участвуют в военных действиях не в одном  отдалённом месте, а, по меньшей ...

Подробнее...

Как «Новый Мировой Порядок» Буша стал «Мировым Беспорядком» Трампа

11 сентября 1990 года Джордж Буш сделал отважное заявление. Хотя Ирак недавно вторгся в Кувейт, а после коллапса Советского Союза прошло больше года, Буш объявил о неотвратимом рассвете «нового миров...

Подробнее...

Время отсутствия стратегии

Это наводящая тоску истина, но хоть кто-то набрался духу признать её. У США нет стратегии войны в Афганистане или, как выразился министр обороны Мэттис в свидетельских показаниях перед Сенатом США, эт...

Подробнее...

Русские этого не делали

Русские не свергали избранного иранского руководителя Мохаммеда Моссадыка, стремясь усадить на трон шаха Реза Пехлеви, дабы проложить ему путь в историю через убийства и пытки руками жуткой тайной пол...

Подробнее...

Google+