Время отсутствия стратегии

Время отсутствия стратегии

Это наводящая тоску истина, но хоть кто-то набрался духу признать её. У США нет стратегии войны в Афганистане или, как выразился министр обороны Мэттис в свидетельских показаниях перед Сенатом США, это «время отсутствия стратегии». Мэттис обещал выработать общую стратегию: «Мы сейчас не побеждаем в Афганистане, — сказал он. — И мы исправим это как можно быстрее».

Простите мне мой скепсис. США не смогли выдвинуть стратегию победы за все 16 лет войны в Афганистане. Не верится, что у Мэттиса в рукаве припрятано решение. В конце концов, он же был частью этой войны с самого её начала.

У США отсутствует работающая стратегия и в Сирии. Теоретически, поддержка США сил повстанцев в Сирии оправдывается угрозой со стороны ИГИЛ* и направлена на помощь в уничтожении ИГИЛ. Но из-за недавнего продвижения войск Сирийской Арабской армии (сил официального правительства) у повстанцев больше нет физического контакта с ИГИЛ. Как видно на приведённой ниже карте, они не смогли бы воевать против ИГИЛ, даже если бы очень захотели.

Карта боевых действий в Сирии, июнь 2017.

Вы можете сказать, что это неважно и заявить, что повстанцы и не должны воевать против ИГИЛ, их цель — свергнуть Асада. Но и это тоже не стратегия, поскольку совершенно очевидно, что она провалилась. Таким образом, американцам осталось поддерживать горстку людей, которые не могут воевать с ИГИЛ, но не могут и нанести поражение правительству, и оказались зажатыми во всё сокращающемся ряде замкнутых анклавов, не достигая вообще никаких результатов. В то же время в центральной Сирии правительственные войска ведут тяжёлые бои против ИГИЛ. Поддержка восстания против правительства ослабляет позицию противников ИГИЛ, которое вроде бы и является настоящим врагом американцев. Трудно понять какая цель преследуется во всём этом.

Проблема в том, что ясно не определён враг. Американцы не могут решить, с кем они воюют, с ИГИЛ или с Асадом, так что прекратили воевать и с тем, и с другим. Это делает любой успех невозможным. В то же время Америка ведёт своего рода марионеточную войну против Ирана. На этой неделе Сенат США провёл законопроект об усилении санкций против Ирана. А Иран помогает правительству Ирака воевать с ИГИЛ. Опять же, в этом нет никакого смысла.

Добавим сюда тот факт, что администрация Трампа заявила о поддержке блокады Катара государствами Залива, и вот у вас в списке очередной враг. Но этот враг поддерживает тех же боевиков в Сирии, что и США. Так что это союзник, который одновременно ещё и враг. И к тому же есть ещё  война в Йемене, движущаяся в никуда. Там американцы поддерживают саудовцев. Но многие полагают, что именно саудовцы — основной источник финансирования исламских террористических организаций. Вы сбиты с толку? И правильно.

И, конечно же, ещё и Афганистан. По мере того, как ИГИЛ отступает из Сирии и Ирака, он уходит в Афганистан. Вчера ИГИЛ захватил Тора Бора, комплекс горных тоннелей, в котором скрывался в 2001 году  Усама Бен Ладен. Однако ИГИЛ отобрал Тора Бора не у афганского правительства, а у Талибана. ИГИЛ и Талибан воюют друг с другом, и первый добивается успехов за счёт снижения влияния второго. Но если Талибан воюет с ИГИЛ, разве это не превращает талибов в наших друзей?

В подобной ситуации фиаско практически неизбежно. Вместо того чтобы найти чётко определяемого врага, США воюют почти со всеми без какой-либо ясной логики.

Если вы — сторонник теории заговора, вы могли бы сказать, что всё это — часть хитрого плана по распространению хаоса. Однако при этом игнорируется тот факт, что цена и крови, и материальная просто огромна и намного перевешивает любые выгоды, которые теоретически США могли бы извлечь из подобного хаоса. Кстати, вполне очевидно, что люди вроде Мэттиса действительно хотят победить во всех этих войнах. Проблема в том, что они загнали самих себя в ряд ситуаций, которых не понимают и не могут контролировать, но не могут и найти решения, не выставляя себя в неприглядном свете. Так что они продолжают закапываться всё глубже и расширять список врагов в надежде, что смогут найти решение проблемы, двинувшись в другом направлении.

Как я уже упоминал ранее, первый принцип войны — выбор и установление цели. Если Мэттис хочет иметь стратегию, ему необходимо выбрать и установить одну ясную цель. Пока же США этого не сделали. Их цель — нанести поражение терроризму, избежать потери лица, связанного с поражением, установить статус регионального гегемона, свернуть режимы, которые им не нравятся, и превратить Ближний Восток в оазис демократии. Они пытаются делать всё это одновременно, несмотря на то, что различные цели зачастую противоречат друг другу.

Единственная цель, которая может оправдать военные действия — защита жизни чьих-то граждан. А значит, военные силы должны быть направлены против тех, кто может угрожать этим гражданам, а не против других, и только тогда, когда они могут продемонстрировать эффективность. Это означает, что если вы с кем-то воюете (а можно привести отличный аргумент в пользу того, чтобы не воевать ни с кем), то воюйте с ИГИЛ и тем, что осталось от Аль-Каиды, а не с Асадом, не с Ираном и даже не с Талибаном (который никогда не был заинтересован в проведении террористических операций за морями). О вопросах национального престижа, установления некой мифической гегемонии и экспорта демократии и прав человека необходимо забыть.

Что это означает? Откажитесь от поддержки сирийских боевиков и присоединитесь к России, Ирану и сирийскому и иракскому правительствам в уничтожении ИГИЛ. Окажите давление на Саудовскую Аравию, чтобы прекратить войну в Йемене и работайте со сторонами, озабоченными установлением мира. И приложите серьёзные усилия, чтобы добиться соглашения между Талибаном и афганским правительством, а если не удастся — просто уйдите.

Вот это была бы стратегия — и такая, которая могла бы достичь цели. Шансы на то, что такое произойдёт, конечно же, близки к нулю. Соответственно, фиаско будут продолжать громоздиться одно на другое.

Примечание:

* — организация, запрещённая в РФ.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

США, как страна-изгой номер 1

Советник по Национальной Безопасности Трампа Джон Болтон и госсекретарь Майк Помпео говорили, что у них есть доказательства того, что Иран пробил дыры в двух нефтяненаливных танкерах в Ормузском проли...

Подробнее...

Сторонники суверенитета всех стран — объединяйтесь!

Все мы знаем, что неоконы представляют собой наиболее крупную и наиболее влиятельную группу спонсоров агрессивных войн США. Именно они больше всех лоббировали вторжение в Ирак, именно они десятки лет ...

Подробнее...

Защитить мир от американского хаоса — непростая задача

В целом внешняя политика Дональда Трампа покоится на использовании доступных для Империи инструментов: экономического терроризма, угрозы войны, дипломатического давления, торговых войн, и так далее....

Подробнее...

От Тонкинского залива до Персидского

Количество мировых войн должно похоронить аргумент в пользу того, что история не повторяется. Но подробности различаются, а дьявол как раз в деталях. Иран. Могут ли милитаристы снова выдвинуть аргу...

Подробнее...

Какие 50 стран поддерживают Гуайдо? Кто знает? Кого это волнует?

Американские СМИ всё ещё представляют тщательно подобранного Америкой Хуана Гуайдо, «законного руководителя» или «легитимного президента» Венесуэлы, как имеющего свою «администрацию»....

Подробнее...

Google+