Мы — Империя

О военных интервенциях Соединённых Штатов, фильмах-катастрофах с инопланетянами и «Звёздных войнах»

Прототип американского военного роботизированного летательного аппарата JMR TD
Прототип американского военного роботизированного летательного аппарата JMR TD
Мы встретили инопланетянина, и он — это мы сами

Представьте себе тайное правительственное сооружение, спрятанное в глубине гор; роскошное бомбоубежище — окружённое толщей скал почти без трещин — для высших правительственных чиновников, в котором они благополучно переживут Судный день.

Я представил. Очень хорошо представил.

Ребёнком я потратил безмерное количество времени, читая всё, что мог найти, о комплексе высшей степени секретности — полностью оборудованная запасная резиденция президента, госпиталь, телестудия, кабинеты чиновников, подземные резервуары и Бог знает, что ещё — всё погребено в горах Вирджинии. Молодому человеку было трудно выяснить  многое тогда, до Интернет-эпохи, но то, что я выяснил о Маунт-Уэзер, меня изумило.

Оглядываясь назад, я понимаю, что меня захватила и, возможно, бессознательно расстроила перспектива Третьей Мировой. Тогда будущий конфликт казался всеобщим, принимая всё большие очертания в «вареве» популярной культуры, куда регулярно погружался мой мозг. «Красный рассвет» (Red Dawn, 1984)  и «На следующий день» (The Day After, 1983) предлагали два возможных сценария насчёт того, как могла бы идти такая война — во вьетнамском стиле в США или полномасштабный обмен ядерными ударами между Америкой и Советским Союзом. На тот момент президент предполагал, что мы смогли бы обойтись без ядерного уничтожения — как в фильме «На следующий день» — путём гигантских расходов на космическую систему ПРО, которую, следуя духу времени, критики окрестили «Звёздными войнами». С одной стороны «Военные игры» показали, что некая комбинация дурацкой удачи, умного компьютера и невероятно молодого Мэттью Бродерика спасли бы положение — в самый последний момент (Спасибо Феррису Бьюллеру!). И какой ребёнок в 1980-е мог забыть тот момент, когда ваш последний город уничтожается в азартной аркаде от Атари — Missile Command?

Опросы 1 000 студентов средней и старшей школы, проведённые специальной комиссией Американской ассоциации психиатров с 1978-го по 1980-й, выявили, что «неизбежная угроза ядерного уничтожения проникла глубоко в их сознание». Их ответы на вопросы «показали, что эти подростки глубоко встревожены угрозой ядерной войны, сомневаются в будущем и в собственном выживании» писал Джон Мэк, профессор психиатрии Гарвардской медицинской школы и члена специальной комиссии. Я не помню, что сам я страдал от подобной перспективы, но исследование определённо привлекло моё внимание.

Пока я читал и перечитывал роскошно иллюстрированную, красивейшую книгу Джона Бредли «Третья Мировая: Стратегия, тактика и вооружения» и играл в «солдатики», наш постоянный автор в  TomDispatch Уильям Астор направлялся в другое тайное правительственное убежище в горах, на нулевой уровень, созданный для того, чтобы пережить ядерный холокост (но затем, вероятно, превратиться там в пепел). Сегодня Астор проводит нас от времён своей юности в тени мрачной горы Шайен до тёмных уголков кино, где постоянная диета «космических опер» и «фильмов-катастроф с инопланетянами», от канонических «Звёздных войн» до недавнего не окупившегося в американском прокате фильма «День Независимости: Возрождение» приоткрывает окно на опыт Америки 21 века и комнату кривых зеркал, предлагая правдивое отражение нас самих и наших провальных, завязнувших в болоте войн.

Ник Тёрс.

* * *

Штурмовики Империи

Возможно, вы слышали выражение «Мы встретились с врагом и он — мы сами». Впервые произнёс эту фразу знаменитый опоссум карикатуриста Уолта Келли  Пого*. В связи с фильмами-катастрофами с инопланетянами, вроде недавнего сиквела «День Независимости: Возрождение» и гибельными войнами Америки в двадцать первом веке мне бы хотелось предложить небольшое изменение этой классической фразы: мы встретились с инопланетянином, и он — это мы.

Позвольте пояснить. Я вырос, увлечённо читая и смотря фантастику, находясь буквально на грани страсти. В молодости я восторгался высокотехнологичной футуристической американской армией. Когда пришло время идти в колледж, я предпочёл машиностроение и оказался в ВВС США. После окончания я сразу же получил назначение в наиболее высокотехнологичное, почти научно-фантастическое (если не сказать — апокалипсическое) военное расположение из всех возможных — в оперативный центр объединённого командования воздушно-космической обороны ВВС США, расположенный в горе Шайен.

Для тех, кто не помнит зыбкую атмосферу «конца всего сущего» времён холодной войны, гора Шайен была командным центром управления ядерными ракетами, скрытым в толще гранита настоящей горы в Колорадо. В те дни я представлял себя одним их «хороших парней», защищающих Америку от вторжения «инопланетян» и потенциального ядерного уничтожения страны руками  безбожных коммунистов из Советского Союза. Шёл 1985 год, и в то время в моём представлении вторжение «чужих» соответствовало фильму «Красный рассвет», в котором Советы и их кубинские союзники вторгались в США только для того, чтобы их вынудила отступить группа американских подростков-повстанцев отряда «Росомаха». (Только вдумайтесь: эдакие американские вьетконговцы, а ведь Вьетнамская война закончилась всего-то десяток лет назад!)

Странно, однако, что по мере продвижения на службе меня всё больше тревожил собственно мой статус «хорошего парня» и то, кто именно кому и что делал. Зачем, например, мы вторглись в Ирак в 2003-м, когда эта страна не имела никакого отношения к событиям 9/11? Почему мы так зациклены на контроле над планетарными ресурсами, особенно нефти? Почему после объявления полной победы над «чужими» комми в 1991-м и похорон холодной войны (или так тогда казалось), наши военные продолжают рваться к  «глобальному размаху, глобальной мощи» и что — безо всякого преувеличения или иронии — подразумевается под «полномасштабным доминированием»?

И всё же, что-то кипело внутри меня, и только когда я вышел в отставку в 2005-м, я полностью осознал, что именно все эти годы я ощущал: я встретил «инопланетянина», и он оказался мной.

Инопланетная природа военных интервенций Соединённых Штатов

Недавно вышедший на экраны фильм «День Независимости», несмотря на уничижительные отклики, вероятно, снова и снова крутится где-то рядом с вами. Основа сюжета всё та же: беспощадные пришельцы откуда-то издалека (опять-таки) вторгаются в попытке эксплуатировать нашу драгоценную планету, уничтожая человечество (нечто такое, насколько мы знаем, на что только мы и способны на самом-то деле). Но в таких фильмах мы, люди, как и в реальности, весьма изворотливы. Достаточно отважны и удачливы, чтобы восстать из руин и организовать контратаку. Несмотря на превосходство потрясающе высоких технологий «чужих», и повергающий в шок арсенал их огневой мощи, человечество находит способ спасти Землю, заодно — и вы не удивляетесь этому — основательно потрепав вышеупомянутых инопланетян.

Помните оригинальный «День Независимости», вышедший два десятка лет тому назад? Возможно, он был банальным и предсказуемым, но он был и вульгарно-претенциозным зрелищем — с военным пилотом Уиллом Смитом, жующим сигару, сногсшибательным президентом Биллом Пулманом в кабине самолёта и Белым Домом, разнесённом в мелкую щебёнку теми самыми инопланетянами. Это был год 1996-й. Уже лет пять, как не существовало Советского Союза, а США были «единственной сверхдержавой» планеты. И кто знал тогда, что спустя семь лет на борту авианосца совершенно реальный американский президент в лётном костюме выберется из аналогичной кабины, по сути только что разнеся вдребезги и пополам часть Ближнего Востока, и тут же заявит о «выполненном задании»?

После вторжения в Афганистан и иракского «Шока и трепета», дальнейших нескончаемых, агрессивных и разрушительных войн вкупе с размещение американским правительством смертоносных беспилотников и подразделений сил специального назначения по всему земному шару, фильмы о вторжении инопланетян — по крайней мере для меня — перестали быть развлечением, как когда-то, и не только потому, что новые фильмы шумнее, тупее и больше забиты клише, чем прежние. Я подозреваю, что есть и ещё кое-что, что едва ли доходит до сознания: все эти годы мы мутируем в оккупировавших планету инопланетян.

Армия США включает TMSS в стандартный комплексный штаб военного подразделения (SICPS), что обеспечивает высокую мобильность центров тактических операций.

Армия США включает TMSS в стандартный комплексный штаб военного подразделения (SICPS), что обеспечивает высокую мобильность центров тактических операций.

Вдумайтесь в это. За прошлые полвека, где бы и когда бы не «разворачивались» американские войска, зачастую в городках и селениях слаборазвитых стран, таких, как Вьетнам, Афганистан или Ирак, они прибывали туда во многом в духе этих самых пришельцев из научной фантастики. В итоге они привозили ослепительно разрушительное футуристическое вооружение и всевозможную высокотехнологичную техническую оснастку (в войсках известную как «фактор повышения боевой эффективности»). Затем они приступали к строительству баз, типа корабля-матки, часто похожих на крошечные американские  городки, перенесённые в новый ландшафт. В наши дни американские беспилотники патрулируют небеса (помните, фильм «Терминатор»), взрывозащитные стены, опутанные колючей проволокой и прожектора обеспечивают сухопутное «боевое охранение» местности, а ставшие привычными вертолёты огневой поддержки, боевая и штурмовая авиация кружат над головами, подобно столь многим летательным аппаратам инопланетян. Чтобы наметить цель, которую надо стереть с лица земли, американские войска даже используют лазеры!

На местах американские армейские офицеры появляются из высокотехнологичных средств передвижения, чтобы пролаять команды на грубом «инопланетном» языке. (Вы знаете на каком — на английском). А в это самое время руководители Америки произносят обнадёживающие фразы местным жителям (и обществу у себя «на родине») о том, что американские войска — это силы освобождения человечества; такое послание не могло быть более недвусмысленным, если вам случилось жить в тех странах: «пришельцы» тут, и они планируют захватить контроль, их оружие заряжено, и они готовы стрелять.

Некоторые американские армейские офицеры подметили следующую динамику. К примеру, тогда ещё майор Гай Парметер вспомнил, как в 2004 году вблизи Самарры в иракской провинции Салахаддин  он спросил крестьянина, не видел ли тот поблизости «каких-нибудь иностранных боевиков». Ответ крестьянина был прост, он сказал: «Да, видел — вас». Парметер отметил: «Появляется прозрение относительно происходящего тут (в Ираке) и это заставило меня задуматься: как нас тут воспринимают, кто мы для них?».

Морпехи в Афганистане

Американцы могут считать себя освободителями, но для иракцев и очень многих других народов, на которые Вашингтон нацеливает беспилотники, авиацию и высокотехнологичное оружие, мы — захватчики.

Помните, чем пытались завладеть инопланетяне в первом фильме «День независимости»? Ресурсами. В том фильме их сравнили с саранчой,  перебирающейся с планеты на планету, обдирающей их, лишая ценности и походя убивающих местное население. В наши дни такой сюжет должен бы звучать для нас на столь уж и «инопланетным». В конце концов, разве Вашингтон занялся бы столь плотно Большим Ближним Востоком, если бы там не было всей этой нефти, жизненно важной для нашего потребительского стиля жизни? Вот в чём суть Доктрины Картера 1980 года: в ней Персидский Залив определялся, как «жизненно важный» для интересов Соединённых Штатов именно поэтому, если цитировать яркое описание Ирака бывшим заместителем Госсекретаря Полом Вулфовицем, — он «утопает в море нефти».

Воспоминания о холодной войне и имперские штурмовики

Заметили вы или нет, но вторжение инопланетян подсказывает весьма многозначную аналогию, когда речь идет о разрушительной реальности глобальных амбиций Вашингтона; то же самое и с «космическими сериалами», вроде «Звёздных Войн». Я и сам — фанат оригинальной трилогии Джорджа Лукаса, которая вышла на экран в годы становления меня как личности. Когда я увидел эти фильмы в разгар холодной войны, я  не сомневался ни на йоту, что авторитарная империя Дарта Вейдера в далёкой галактике представляла собой Советский Союз. Разве Советы, которые президент Рональд Рейган называл «империей зла» не склонны к имперскому доминированию? Разве у них нет штурмовых частей, и разве не наша задача «сдерживать» эту угрозу?

Как и большинство американцев, тогда я считал себя отважным мятежником, смесью саркастичного бродяги Хана Соло и молодого идеалиста Люка Скайуокера. Конечно, Джордж Лукас в моем понимании обладал более мрачным, более сложным видением, в котором президент Ричард Никсон, а не какой-то склеротичный советский премьер, стал прообразом охваченного жаждой власти императора, а вот симпатяги Эвоксы в «Возвращении Джедая» — с их простым, но эффективным оружием и анти-империалистической партизанской тактикой — явно напоминали отряды вьетнамского сопротивления в войне с Америкой, которую Лукас просто ненавидел. Но немногие американцы времён холодной войны думали в таких терминах (Я — нет.) Не подвергалось сомнению, что мы не были бессердечной империей зла. Мы были Джедаями! И, образно говоря, разве не мы в итоге взорвали Советскую Звезду Смерти и победили в холодной войне?

Как же тогда всё более гигантский Пентагон превратился в Звезду Смерти нашего времени? У нас даже был собственный Дарт Вейдер в лице вице-президента Дика Чейни, который, как ни удивительно, гордился таким сравнением.

Задумайтесь на минутку, дорогой читатель, о том, как выглядит типичная военная интервенция США 21 века. Поскольку наши войска развёрнуты с местах, которые для большинства американцев могут с тем же успехом находиться и в другой далёкой-далёкой галактике, со всем их снаряжением и высокотехнологичным вооружением выглядят  они явно имперскими штурмовыми отрядами.

Вряд ли я первым это заметил. Как недавно писал ветеран иракской войны Рой Скрэнтон в  New York Times,

«Я был безликим штурмовиком, а воинственными повстанцами были иракцы».

Упс.

Американская колонна с гуманитарной миссией в Ираке

Американские войска в этой стране зачастую передвигались на огромных  MRAP (бронемашинах с усиленной противоминной защитой), охарактеризованных в разговоре со мной командиром армейского батальона, как «неуклюжие» и «не предназначенные для солдат». Наряду с танками Абрамс-1 и боевыми машинами пехоты «Бредли», эти самые MRAP были американским эквивалентом «шагающих танков» из «Звёздных Войн». Подобные средства передвижения, как отмечал мой друг — командир батальона, «не способствовали социальному взаимопониманию с иракцами».

Не вина отдельного американского солдата в том, что за эти годы его снарядили, как штурмовика из «Звёздных Войн». Его снаряжение разработано так, чтобы оно было прочным и обладало резервными функциями, чтобы его трудно было повредить, но это дорогого стоит. В Ираке американские войска зачастую были закованы в снаряжение весом от 80 до 100 фунтов, в том числе оружие, бронежилет, шлем, амуниция, вода, радио, батареи и приборы ночного видения. И не стоит забывать об тёмных солнцезащитных очках, пусть и лёгких, должных снизить яркость сияния непривычного иракского солнца.

А теперь подумайте, как этот солдат выглядит для обычных иракцев ….  или афганцев, йеменцев, ливийцев или почти всех не европейских народов. Не будут ли его или её считать одновременно и устрашающим, и иностранным, действительно враждебным и «инопланетным», особенно когда они направляют на вас оружие и болтают на другом языке? Конечно, в «Звездных Войнах» всё шло так же, как и в Ираке. Мне коллега сказала, что во время своего пребывания там она слышала, как американские военные называли иракцев «песчаными людьми», злыми пустынными мародёрами и мусорщиками из «Звездных Войн». Если «они» для нас выглядят дурными, стоит ли нам удивляться тому, как мы можем выглядеть для них?

Американский солдат в Ираке

А пока подумайте о враге Америки, — Талибан ли это, аль-Каида или кто из наших противников нашего времени. Обычно не обременённые тяжёлым вооружением и грузом снаряжения они небольшими группами передвигаются маленькими бандами, импровизируя по ходу дела. Такие «террористы» —  или «борцы за свободу», выбирайте — больше напоминают (по крайней мере внешне) отважных выживших после «Дня независимости» или разношёрстных повстанцев из  «Звёздных войн», а не тяжеловооружённые патрули американских войск.

Теперь задумайтесь о типичном военном ответе США на находчивость и скорость таких «мятежников». Обычно это включает развёртывание всё больших и более мощных технологий. США даже направили свои «имперские звёздные разрушители» (мы их называем Б-52) в Сирию и Ирак, чтобы  уничтожить «мятежников», разъезжающих на местном варианте «гравициклов» из «Звёздных Войн» (то есть автомобилях «Тойота»).

Чтобы проводить мероприятия и улаживать дела в комплексе «социальной топографии» (на самом деле, это реальный термин армии США) на «планетах» вроде Ирака и Афганистана, американские войска привлекают технологии космической эры, в том числе  аппаратуру радиопеленгации, перехвата сигнала, моделирования боевых действий с помощью макета местности и спутниковое наведение с использованием GPS. Неприятель, будучи частью этой «социальной топографии» не очень нуждается в таких технологиях, чтобы «хозяйничать» на ней. Поскольку понимание чуждых культур и их отдельных «социальных топографий» не является их сильной стороной, американские войска нанимают на работу антропологов, чтобы те помогли им разобраться в странном поведении народов «планеты Ирак» и «планеты Афганистан».**

Но в отличие от империи зла из «Звёздных войн» или безжалостных инопланетян из «Дня Независимости» американские  военные никогда на говорят, что стремятся к полному контролю (или уничтожению» земель, на которые вторгаются, не заикаются и о своём желании полностью уничтожить население (если не брать в расчёт фантазии о «ковровых бомбардировках» поклонника Лорда Сита — Теда Круза). Наоборот, они обещают немедленно уйти, как только освободительная миссия будет завершена, забрав с собой войска, боевые летательные аппараты и корабли-матки.

По прошествии 15 лет на «планете Афганистан» и 13-ти — на «планете Ирак», повторите-ка мне ещё разок, как там с этими обещаниями?

В далёкой-далёкой галактике

Считайте иронией фильмов-катастроф с инопланетянами, что они сумели раскритиковать амбиции американских военных в отношении «примитивных» жителей далёких земель (даже если никто из нас и немногие из создателей фильмов это понимают). Хотите вы этого или нет, как единственная сверхдержава в мире, для достижения своих глобальных амбиций зависящая от передовых технологий, США представляют собой замечательную модель властных имперских инопланетян с наших киноэкранов.

Мы, американцы — гордые обитатели «земли оружия»*** и единственной оставшейся сверхдержавы — конечно же, не хотим думать о самих себе, как об инопланетянах. Да и кому бы такое понравилось? Мы идём смотреть кино вроде «Дня Независимости» или «Звёздных войн», чтобы отождествить себя со сражающимися с превосходящей силой повстанцами. Вопреки очевидности мы всё ещё считаем себя аутсайдерами, мятежниками, освободителями. И такими — я ещё в это верю — мы когда-то были, давным-давно в далёкой-далёкой галактике.

Нам нужно вернуться в то время и в ту галактику. Но для этого не нужна высокотехнологичная машина времени или фантастический пространственно-временной туннель. Нам всего лишь надо пристально посмотреть на самих себя. Как и Пого, нам надо захотеть увидеть доказательства собственной экспансионистской природы. Только тогда мы начнём становиться той страной, какой, как мы говорим, мы хотим быть.

Американский солдат будущего

* * *
Примечания:

* —  опоссум Пого, персонаж комикса, созданный в 1940 У. Келли, «разумное, терпеливое, сердечное, наивное, дружелюбное существо, каким мы все сами себе кажемся». Пого и его друзья —  аллигатор Элберт, курящий сигары, кокетливая черепаха Шерши Лафамм и другие —  жили в болоте Окифеноки и изо дня в день обсуждали насущные проблемы. Некоторые из персонажей весьма напоминали известные в стране личности. В 1952 году в ходе президентской избирательной кампании Пого «выступил» по телевидению против Д. Эйзенхауэра и Э. Стивенсона с лозунгом «А я за Пого» (I go Pogo). Знаменитой фразой стало «высказывание» Пого во время войны во Вьетнаме: «Мы встретили врага, и он —  мы сами» (We have met the enemy and he is us).

** — В августе 2009 года журнал Washington Post  опубликовал репортаж о работе психологов и антропологов в рамках пентагоновской программы Социальной топографии (Human Terrain). На фотографиях закамуфлированные и вооружённые штатным оружием учёные неотличимы от кадровых солдат. Их задачи в южно-афганской «образцовой» деревне Пир-Задэ были сформулированы таким образом:

«Они должны передвигаться на тяжёлых бронированных автомобилях  (MRAP), созданных для минимизации последствий подрывов самодельных бомб, затем выгрузиться и пройти селение в западном направлении.  По ходу их движения солдаты будут выставлять контрольный периметр… Всякий житель селения, пожелавший пройти патруль, должен пройти периметр и быть обыскан».

Отряды социальной топографии (Human Terrain Teams, HTTs) – команды из пяти-девяти человек, развернутые в рамках Системы Социальной топографии (Human Terrain System, HTS) Командования подготовки кадров и научных исследований по строительству сухопутных войск (TRADOC), призванные поддержать командиров боевых частей заполнением брешей в их культурном багаже в текущем оперативной обстановке и обеспечения истолкования культурных событий, происходящих в их зоне ответственности. Команда формируется индивидуально, исходя из социальной и оперативной обстановки вокруг развёрнутых тактических и оперативных боевых частей для содействия получению знаний о местном населении на единой аналитической основе и выстраивания отношений с местными влиятельными посредниками для обеспечения рекомендаций и благоприятных возможностей командирам и штабам на местах.

— Дж. Ассандж, «Файлы Викиликс. Мир глазами американской империи». Книга готовится к выходу в издательстве «Кучково поле».

*** —  Игра слов. land of promise (земля обетованная) и land of the gun (земля оружия).

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Роман Конгресса с трусостью

Объявление войны в эпоху величественного президентства Через семнадцать дней после падения башен-близнецов в апокалипсическом грибовидном облаке  дыма и пепла Конгресс при одном-единственном гол...

Подробнее...

Шествуя на поводу у бен Ладена

Честно говоря, если бы существовала жизнь после смерти, то душа Усамы бен Ладена, чьё тело было предано волнам флотом США ещё в 2011-м, должно быть счастливо резвится с дельфинами и акулами. За какие-...

Подробнее...

Что не делает Америку великой

В прошлой заметке я отмечал несколько характерных признаков американцев, которые по-моему, отражают истинное величие. Я вполне уверен, что описанные мной люди не назвали бы себя «великими». Они просто...

Подробнее...

Гори, Нигер, гори

Никто ничего не знает. Трамп не может вспомнить имен погибших солдат. «Бешеный пёс» Мэттис не может объяснить, что солдаты делали, когда их убили. Линдси Грэхем и Чак Шумер понятия не имеют, что у США...

Подробнее...

Четверо погибших в Нигере. Кто-нибудь понимает, почему?

Оборонительный нагоняй Джона Келли с официального подиума Белого Дома великолепно символизирует затруднительные положения, в которые руководство США зачастую ставит представителей нашего войскового ко...

Подробнее...

Google+