Загонять Россию в угол – рисковать Третьей мировой

Загонять Россию в угол – рисковать Третьей мировой

Официальный Вашингтон переполнен жёсткими высказываниями относительно России и необходимости наказания президента Путина за его действия на Украине и в Сирии. Но эта бравада совершенно игнорирует истинные национальные интересы России, её «красную черту» и риск того, что «поведение крутых парней» может привести к ядерной войне, как поясняет Алистер Крук.

Все мы знаем сценарий, в котором застрял Запад. Это сюжет холодной войны: Америка против «Империи Зла». И, как написал профессор Айра Чернус, поскольку мы «люди», а они (СССР, а теперь ИГИЛ) некоторым образом – нет, мы должны быть полной противоположностью во всём.

«Если они – абсолютное зло, то мы должны быть полной противоположностью. Это старая апокалиптическая сказка – люди Бога против людей Сатаны. Она гарантирует, что нам никогда не придётся признавать какие-либо значимые связи с врагом». Именно это – основа утверждения Америки и Европы об исключительности и лидерстве.

И «под таким допущением подразумевается, что если враг никоим образом не человек, нам подобный, то нам прощается всё, что мы, возможно, сделали для разжигания зла или потворствования его росту и расширению. Как мы смогли удобрить почву для абсолютного зла или нести ответственность за его успешность? Это базовый постулат войн против зла: Люди Бога должны быть невинны» (и со злом невозможно договориться, ведь как же можно договариваться со злом?)

Западники в целом могут считать себя рационалистами и (по большей части) людьми светскими, но христианский метод осмысления мира всё ещё пронизывает всю внешнюю политику.

Именно таков сценарий холодной войны времён Рейгана с учётом того, что Америка просто смутила Советскую Империю военным и – что более важно – экономическим «давлением», не договариваясь с врагом.

А вот что забыли, так это как неоконсерваторы Буша «вывернули» этот сценарий для Ближнего Востока, выдавая арабских национальных светских деятелей и баасистов за порождения «Сатаны»: Дэвид Вёрмсер  в 1996 году защищал «ускорение хаотического коллапса» светского арабского национализма в целом и баасизма в частности. Он согласился с королём Иордании Хуссейном, что «явление баасизма» с самого начала было «агентом иностранной, а именно – советской политики».

К тому же, помимо «агентов социализма» эти государства были и против Израиля. Итак, исходя из принципа, что это были враги, то враг моего врага (короли, эмиры и монархи Ближнего Востока) стали друзьями неоконов Буша. И остаются ими поныне – как бы их интересы ни расходились с интересами США.

Проблема, как сокрушается профессор Стив Коэн, известный в США специалист по России, в том, что именно этотсценарий воспрепятствовал бы Америке прийти к каким-то реальным возможностям поиска взаимно приемлемого временного соглашения с Россией – которое крайне необходимо, если серьёзно взяться за феномен ваххабитского джихадизма (или разрешить сирийский конфликт).

Более того, «сценарий холодной войны» просто не соответствует истории, скорее он отбрасывает историю: он лишает нас способности реально понимать демонизируемого «мини-тирана» – будь то президент России Владимир Путин или (баасист) президент Сирии Башар аль-Асад – поскольку мы просто игнорируем настоящую историю того, как государство стало таким, как есть, и нашей роли в том, как оно становилось таковым.

В самом деле, государство или его руководители зачастую отнюдь не таковы, как мы думаем – вообще. Коэн поясняет: «Шанс длительного стратегического партнёрства Вашингтон-Москва был утерян в 1990-е, после того как Советский Союз прекратил существование. На самом деле всё, что потеряли, началось раньше, ведь именно президент Рейган и Горбачёв дали шанс стратегического партнёрства в 1985–1989 годах».

«И всё определённо закончилось при администрации президента Клинтона, и закончилось не в Москве – всё было растрачено и утеряно в Вашингтоне.И было потеряно столь дурным образом, что сегодня и как минимум в прошлые несколько лет (я бы сказал – со времён Грузинской войны 2008 г.) мы буквально оказались в состоянии новой холодной войны с Россией».

«Многие в политике и СМИ не хотят об этом напоминать, поскольку если они признают: «Да, мы в состоянии холодной войны», то им придётся объяснять, что именно они делали в течение последних 20 лет. Вместо этого они говорят: «Нет, это не холодная война».

«И вот мой следующий аргумент. Эта новая холодная война обладает потенциалом стать ещё более опасной, чем предшествующие 40 лет холодной войны по нескольким причинам.Во-первых, подумайте об этом. Эпицентр прежней холодной войны был в Берлине, не так уж близко к России. Существовала широкая буферная зона между Россией и Западом в Восточной Европе».

«Сегодня эпицентр находится на Украине, буквально на российской границе. Это был украинский конфликт, который исключил буферную зону, и политически Украина остаётся бомбой с часовым механизмом. Нынешняя конфронтация не просто на границах России, это в самом центре российско-украинской «славянской цивилизации». Эта гражданская война в некотором смысле столь же сильна, как американская гражданская война».

Коэн продолжает: «Моё следующее утверждение, и оно ещё хуже – вы помните, что после кубинского кризиса Вашингтон и Москва выработали некие взаимные правила поведения. Они увидели, насколько опасно подошли к черте ядерной войны, поэтому они приняли правило «Без глупостей», будь то записано в договорах или в неофициальном взаимопонимании. Каждая сторона знала, где именно у второй красная черта. Обе стороны иногда обходили друг друга, но тут же отступали, поскольку существовало взаимопонимание, что существует красная черта и не одна».

«СЕГОДНЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ КРАСНЫХ ЧЕРТ. Путин и его предшественник, президент Медведев, продолжали говорить Вашингтону вновь и вновь: «Вы пересекаете наши красные линии!», а Вашингтон говорил и продолжает говорить «Нет у вас никаких красных черт. У нас есть красные черты, и мы можем поставить любые базы, какие захотим, у ваших границ, а вы не можете иметь базы в Канаде или Мексике. Ваши красные черты не существуют». Это ясно показывает, что сегодня не существует взаимных правил поведения».

«Ещё один важный момент – сегодня в США не существует никакой организованной политической силы или движения, выступающей против холодной войны или в пользу разрядки, ни в наших политических партиях, ни в Белом Доме, ни в Госдепартаменте, ни в ведущих СМИ, ни в университетах или советах специалистов... Ничего этого сегодня не существует...»

«Моё следующее заявление – вопрос: кто несет ответственность за новую холодную войну? Я не задаю этот вопрос, поскольку не хочу ни на кого указывать пальцем. Позиция нынешних американских политических СМИ такова, что новая холодная война – вина Путина, целиком и полностью. Мы в Америке ничего не делаем неверно. На каждом этапе мы были добродетельны и мудры, а Путин агрессивен и вообще дурной человек. И чего тут переосмысливать? Это Путину надо переосмысливать, а не нам».

Эти два сюжета – сюжет холодной войны и исходящий из этого «последующий» выверт неоконов, то есть формулировка Билла Кристола (в 2002 г.), что именно из-за «победы» в холодной войне Америка могла и должна стать «великодушным глобальным гегемоном», гарантирующим и обеспечивающим новый, установленный Америкой, глобальный порядок – «омлет, который нельзя сделать, не разбив яйца» – сходятся и соединяются в Сирии, в лице президента Асада и президента Путина.

Президент Обама – не неокон, но ограничен наследием глобальной гегемонии, которое он должен либо поддержать, либо оказаться главным пособником упадка Америки.И ещё президент окружён сторонниками R2P, вроде Саманты Пауэл, которая, по-видимому, убедила президента, что свержение «тирана» Асада взорвёт воздушный шар ваххабитского джихадизма, позволяя «умеренным» джихадистам, вроде Ахрар аль-Шам покончить с разрозненными фрагментами рухнувшего ИГИЛ.

На деле свержение президента Асада именно что усилит ИГИЛ, а не разрушит, а последствия пойдут волнами по всему Ближнему Востоку и за его пределами.Президент Обама лично должен понять природу и опасности культурной ваххабитской революции, но, по-видимому, пришёл к убеждению, что всё изменится, если только президент Асад уйдёт. Государства Залива говорили то же самое о премьер-министре Ирака Нури аль-Малики. Он ушёл (пока), но что изменилось? ИГИЛ стал сильнее.

Конечно, если мы считаем ИГИЛ злом ради самого зла, склонным к бездумным, непредсказуемым убийствам, «очевидно, было бы дурацкой задачей думать о настоящих мотивах врага. В конце концов, это означало бы, относится к ним как к людям с человеческими устремлениями, вытекающими из истории. Это попахивало бы симпатией к дьяволу. Конечно, продолжает профессор Чернус, «это значит, что бы ни думали об этих действиях, мы в целом игнорируем массу доказательств того, что боевики ИГИЛ не могли быть более гуманными или обладать понимаемыми мотивами».

Фактически ИГИЛ и другие силы Халифата имеют очень ясную мотивацию и чётко сформулированные политические цели, и никакие из них никоим образом не соответствуют модели сирийского государства, которую, как говорит Америка, она хочет для Сирии. Это точно отражает опасность стать заложником определённого сюжета, а не быть готовыми изучать преобладающие концептуальные основы более критично.

Америка находится далеко от Сирии и Ближнего Востока, и, как отмечает профессор Стивен Коэн, «к сожалению, сегодняшние сообщения показывают, что Белый Дом и Госдепартамент думают в первую очередь о том, как противостоять действиям России в Сирии. Они встревожены, как сообщалось, что Россия уничтожает лидерство Америки в мире».

Этот стереотип постоянной национальной неуверенности, постоянных страхов из-за положения Америки и вызовов этому её положению, полагает профессор Чернус.

Но Европа – не «далеко», она же прямо у порога Сирии. И ещё она соседствует с Россией. И в этой связи стоит напомнить последний довод профессора Коэна: нежелание Вашингтона позволить России какое-либо укрепление позиций в Европе или вне Запада – с помощью стратегической инициативы нанести поражение ваххабитскому джихадизму в Сирии – это не только игра с огнём на Ближнем Востоке. Эта игра с огнём намного опаснее: заниматься этим одновременно выглядит крайним безрассудством.

И снова Коэн: «Неверная идея, что с ядерной угрозой было покончено с концом Советского Союза: на самом деле угрозы стали более разнообразными и сложными. А политическая элита об этом забыла.  Это было ещё одной плохой услугой администрации Клинтона (и до определённой степени первой администрации президента Буша во время кампании перевыборов), – заявление, что ядерной угрозы прежней эры холодной войны после 1991 года более не существует. Реальность же такова, что угроза росла то ли из-за невнимания, то ли по случайности и теперь опасность больше, чем когда-либо».

Поскольку Европа становится соучастником усиления различного рода давления на Россию в Сирии – экономического с помощью санкций или других финансовых мер, на Украине и в Крыму, и заманивания Черногории, Грузии и стран Балтики в НАТО – мы, вероятно, должны рассмотреть парадокс, а именно: решимость России попытаться избежать войны сама ведёт к войне.

Призыв России к сотрудничеству, обращённый к западным странам против бедствия под названием ИГИЛ, её сдержанные и тщательно продуманные ответы на провокации, вроде засады на Су-24 в Сирии, спокойная риторика президента Путина – всё используется Вашингтоном и Лондоном, чтобы изобразить Россию «бумажным тигром», которого никому не стоит опасаться.

Короче говоря, России предлагается выбор из двух опций: уступить «великодушному» гегемону или готовиться к войне.

Алистер Крук – британский дипломат, который был одним из ведущих деятелей Британской разведки и дипломатии Европейского Союза.

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Роман Конгресса с трусостью

Объявление войны в эпоху величественного президентства Через семнадцать дней после падения башен-близнецов в апокалипсическом грибовидном облаке  дыма и пепла Конгресс при одном-единственном гол...

Подробнее...

Шествуя на поводу у бен Ладена

Честно говоря, если бы существовала жизнь после смерти, то душа Усамы бен Ладена, чьё тело было предано волнам флотом США ещё в 2011-м, должно быть счастливо резвится с дельфинами и акулами. За какие-...

Подробнее...

Что не делает Америку великой

В прошлой заметке я отмечал несколько характерных признаков американцев, которые по-моему, отражают истинное величие. Я вполне уверен, что описанные мной люди не назвали бы себя «великими». Они просто...

Подробнее...

Гори, Нигер, гори

Никто ничего не знает. Трамп не может вспомнить имен погибших солдат. «Бешеный пёс» Мэттис не может объяснить, что солдаты делали, когда их убили. Линдси Грэхем и Чак Шумер понятия не имеют, что у США...

Подробнее...

Четверо погибших в Нигере. Кто-нибудь понимает, почему?

Оборонительный нагоняй Джона Келли с официального подиума Белого Дома великолепно символизирует затруднительные положения, в которые руководство США зачастую ставит представителей нашего войскового ко...

Подробнее...

Google+