Имперские туристы

Своеобразный американский бренд глобального империализма

Имперские туристы

США – своеобразная империя. Для начала, американцы издавна, ещё со времён испано-американской войны 1898 года, если не раньше, отрицают наличие Империи. Империя – мы? Мы отрицаем существование империи даже при том, что наши солдаты устраивали «водные процедуры» (аkа утопление) мятежным филиппинцам ещё столетие назад. Чёрт, мы даже говорили себе, что мы освобождаем этих самых филиппинцев, что приводит к следующему: США не только отрицают имперские амбиции, но весьма любопытно прикрывают их американским брендом христианской теологии освобождения. В соответствии с ней американские войска никогда не считаются завоевателями или угнетателями, они всегда освободители и носители свободы, или, по меньшей мере, инструкторы и помощники. В этом мифе достаточно всего намешано (Вторая мировая и план Маршалла, к примеру), чтобы скрыть отвратительные имперские реалии.

Отрицание, что мы – империя, с одновременным прикрытием самой дурной её стороны миссионерскими речами – вот два давних аспекта американского империализма, а есть ещё и третий, хотя о нём и редко упоминают. Поскольку войска США расквартированы по всей планете и только силы специального назначения ежегодно оказываются в более чем 140 странах, то американские войска фактически стали имперским эквивалентом туристов-путешественников. Перегруженные техническим снаряжением и гаджетами (смертоносное оружие, внедрённые сенсоры), по большей части игнорирующие культуру иных стран, они прибывают с желанием помочь и портят всё дело, но никогда (по отдельности) не задерживаются. Считайте их версией двадцать первого века всё тех же отвратительных американцев дней их Вьетнамской славы.

Самые отвратительные американцы в наши дни могут больше не быть оперативниками ЦРУ прошлого: «он» может быть даже не человеком, а просто «сделанным в Америке» беспилотником. Подумайте об этих беспилотниках, как о нежелательных американских туристах, как об отдельных нежелательных американских туристах, путешествующих по экзотическим и живописным местам планеты с камерами и оружием, готовых вмешаться самым смертоносным образом в дела, их касающиеся, возможно, за тысячи миль, ничего не понимая. Как обычные туристы из плоти и крови, беспилотники «видят» местность, «чувствуют» местные действия, «определяют» образы местных жителей, которые выглядят угрожающе, и затем открывают огонь. Беспилотники и их операторы, конечно же, на той земле не живут и не знают нюансов местной жизни, ну, как и обычные туристы. Они буквально выше этого, оторваны от этой жизни, и даже если убивают, зачастую по ошибке, они благополучно вернутся домой, в безопасность.

Синдром Имперского туризма

Назовем это Имперским Туристским Синдромом, причудливым американским недугом, который создаёт собственную самодостаточную динамику. Для местных жителей это может выглядеть следующим образом: силы США приходят в вашу страну, кое-кого отстреливают (освобождение!), делают селфи и затем, если вам повезло, уходят (хотя бы на некоторое время). Если вам не повезло, они продлят свое «долгожданное присутствие», небольшое наращивание и устроят раньше или позже общий хаос (в Ираке и Афганистане – намного позже); они уйдут не всегда с благодарностью (свидетельством тому Сайгон 1975-го или Ирак 2011-го.)

И вот что самое странное в этой явно американской версии имперскости: упорно краткосрочный образ мышления, по-видимому, лишь питает свою противоположность – войны, которым не видать ни конца, ни края. В этих войнах многие из тяжеловооружённых имперских туристов оказались в положении, когда их снова и снова отправляли в одну укороченную обязательную поездку за другой, пока это не стало больше похоже на приговор к краткосрочному тюремному заключению, чем на приключение.

Парадокс краткосрочного тюремного заключения в таких долгосрочных войнах нерешаем, поскольку как уже много раз было продемонстрировано в двадцать первом веке, в этих войнах невозможно победить. Военные эксперты критикуют администрацию Обамы за отсутствие всеобъемлющей стратегии в Сирии, Афганистане, Ираке или где-то ещё. Они упускают один момент. У имперских туристов нет никакой стратегии, у них только плановый маршрут. Если сегодня вторник, то должен быть Йемен, если среда – должна быть Ливия, если четверг – Ирак.

Таким образом, боевые туристы Америки продолжают раскатывать по горячим точкам в других странах, иногда тур длится год, зачастую – намного меньше. Они хорошо вооружены, как и стоит ожидать в зонах активных военных действий, вроде Ирака или Афганистана. Однако, как и обычные туристы, они отправляются с видеокамерами и другими устройствами и всегда готовы сделать экзотические кадры, чтобы поделиться с друзьями или приятелями, оставшимися дома. (Вот взгляните, пирамида обнаженных людей в тюрьме Абу-Грейб!)

Как и туристы, они готовы к возможности того, что в этом отдельном имперском сафари некоторых чужеземцев, может быть, придётся застрелить. Существует такое язвительное замечание, которое гарантировано вызывает усмешки в военных кругах: «Вступай в армию, отправляйся в дальние страны, встречай интересных людей – и убивай их». Первоначально это был лозунг времён Вьетнамской войны, ставший шуткой в милитаризованной Америке после 9/11; из тех, что быстро тускнеют, когда вы думаете о количестве тел иностранцев за все эти годы, что становится ещё более реальным (по крайней мере, для нас), когда сопровождается ужасающими фототрофеями американских военных, которые мочатся на тела врагов или позируют с частями их тел.

Однако основа Вашингтонских конфликтов двадцать первого века именно такова: не важно, какая состряпана для них стратегия, мы всегда остаёмся краткосрочными туристами в долгосрочных войнах.

Имперский туризм: верный путь к поражению

Всё это трагично предсказуемо. Когда имперские туристы противостоят иностранным «террористам», догадайтесь, кто победит? Никаких шансов у американских войск. У них нет недостатка в служебном рвении. Они сражаются, чтобы победить. Но когда имперские каникулы заканчиваются (военные интервенции/вторжения) трансформируются в неоколониальные отпуска дома (бесконечные упражнения по строительству государства, подготовке войск, помощи в области безопасности и тому подобное) – они уже проиграли, и не имеет значения, сколько писем с «прекрасно провожу время» – или весьма ярких сообщений о прогрессе для Конгресса – отправлено приятелям, оставшимся дома.

По определению, туристы – имперские или какие другие – в конце концов хотят вернуться домой. Враги же с самого начала, в общем-то, уже у себя дома. И никакая хитрая тактика, никакие COIN (или контрповстанческие руководства), никакое воображаемое высокотехнологичное оружие или роботы-охотники за людьми никогда не изменят эту фундаментальную реальность.

Такая динамика была уже очевидна пять десятков лет назад во Вьетнаме: менталитет «компостирования», в который входят постоянные ротации подразделений и командиров, ненужный процесс повторения основных познаний, (как подразделения развёртываются, в спешке собираются и заменяются на новые подразделения), использования всевозможного новёхонького, страшного оружия и устройств, от Agent Orange и напалма до средств электронной войны и самых новых истребителей и бомбардировщиков – и всё напрасно. В таких условиях даже у сверхдержавы США отсутствует выносливость, и именно потому, что мы никогда не намеревались оставаться. Аспект «пребывания» во Вьетнамской войне часто воспринимали в США «трясиной». Конечно, для вьетнамцев их страна отнюдь не была «большим болотом», которое вас затягивает. Для них это был дом. У них не было выбора в данном вопросе: они были там и сражались.

Соберите воедино военных с туристическим маршрутом и соответствующим менталитетом, высшее командование, у которого при передаче собственной ответственности отсутствует необходимость отчитываться за свои ошибки, и византийскую перегруженную бюрократию на высшем уровне – и, как выяснится, у вас получился верный рецепт поражения. Повторюсь, в двадцать первом веке, возьмем ли мы рядовой состав или высшее командование, почти нет непрерывности или ответственности в присутствии американских военных в чужих землях. Командиры постоянно сменяются, их то направляют, то выводят из зон боевых действий. Зачастую они меняются ежегодно. (Я насчитал 17 командующих Международными силами по поддержанию мира в Афганистане, возглавляемой США коалицией, с декабря 2001 года). Войска США могут проводить многочисленные турпоездки за море, но их крайне редко отправляют в те места, где они уже побывали. Поездки не обобщаются, они просто следуют одна за другой, и потому кривая обучения оказывается плоской.

В самом начале четвертого сезона «Отчизны» есть сцена, где бывший шеф ЦРУ Сол Беренсон разговаривает с несколькими четырёхзвёздными генералами. Он говорит: «Если бы мы знали в 2001-м, что останемся в Афганистане так надолго, мы во многом сделали бы совсем иной выбор. Верно? А то наши периоды планирования редко превышали ближайшие 12 месяцев. Так что мы вели не 14-летнюю войну, а одни и те же однолетние войны, но 14 раз подряд».

Достаточно верно. В Афганистане и Ираке США воевали скорее последовательно, чем совокупно. Неудивительно, что последовательные усилия, не важно, насколько массированные и дорогостоящие, просто не сложились воедино. Это же была просто одна чёртова поездка за другой.

Но придуманные слова Сола об Афганистане ещё более подозрительны: «Я думаю, мы уходим, сделав дело только наполовину». Для него, как и для правящих кругов Вашингтона, на данный момент США нуждаются в том, чтобы придерживаться своего курса (как минимум до 2017 года, судя по недавним словам президента Обамы), и всё это время, по-видимому, мы так и будем спотыкаться о долгосрочную стратегию в стиле Эльдорадо, в соответствии с которой Америка на самом деле торжествует.

Конечно, вариант, которого никогда не возникало в рассмотрении Вашингтоном, весьма очевиден и логичен: просто покончить с имперским туризмом. Прошу прощения у Элтона Джона, но «извините» – всего лишь второе по сложности слово для официальных лиц США. А первое – «прощай».

Серьёзное поражение (Вьетнам, 1975 год), возможно, на некоторое время и сдержало туристическую лихорадку. Но дайте нам десяток или три десятка лет, и американцы снова вернутся к своему – снова мчаться по чужим горам, надеясь, вопреки всему, что на этот раз поездка окажется лучше, чем прошлогодний кошмар.

Иными словами, устойчивая долгосрочная стратегия для Афганистана – вот чего правительство США так и не смогло создать за все 14 лет! Так с чего это 2015-й или 2017-й, или даже 2024-й будут отличаться от 2002-го или 2009-го, или вообще от любого года американского вмешательства?

На каком-то уровне военные США понимают, что это – штопор. Вот почему командующие столько бьются с вооружением, подготовкой, технологией и тактикой. Всё это они могут контролировать, это кажется реальным, в отличие от иных народов (по крайней мере, для нас). Давайте взглянем правде в лицо: как прошлые, так и нынешние события заставляют предположить, что американцы лучше всего знают оружие и как им пользоваться.

Но другие земли и народы? Мы их контролировать не можем. Мы их не понимаем, мы не можем на них рассчитывать. Они – просто часть ландшафта, по которому мы вечно проходим: иногда для помощи людям и восстановления жилищ, иногда – чтобы убивать людей и разрушать дома. Но все они – ненастоящие. Они же просто туристические достопримечательности для американского производства войн, иногда чудные, иногда смертоносные, но (для нас) со странным отсутствием содержания.

И вот именно потому-то мы и терпим фиаско.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Роман Конгресса с трусостью

Объявление войны в эпоху величественного президентства Через семнадцать дней после падения башен-близнецов в апокалипсическом грибовидном облаке  дыма и пепла Конгресс при одном-единственном гол...

Подробнее...

Шествуя на поводу у бен Ладена

Честно говоря, если бы существовала жизнь после смерти, то душа Усамы бен Ладена, чьё тело было предано волнам флотом США ещё в 2011-м, должно быть счастливо резвится с дельфинами и акулами. За какие-...

Подробнее...

Что не делает Америку великой

В прошлой заметке я отмечал несколько характерных признаков американцев, которые по-моему, отражают истинное величие. Я вполне уверен, что описанные мной люди не назвали бы себя «великими». Они просто...

Подробнее...

Гори, Нигер, гори

Никто ничего не знает. Трамп не может вспомнить имен погибших солдат. «Бешеный пёс» Мэттис не может объяснить, что солдаты делали, когда их убили. Линдси Грэхем и Чак Шумер понятия не имеют, что у США...

Подробнее...

Четверо погибших в Нигере. Кто-нибудь понимает, почему?

Оборонительный нагоняй Джона Келли с официального подиума Белого Дома великолепно символизирует затруднительные положения, в которые руководство США зачастую ставит представителей нашего войскового ко...

Подробнее...

Google+