Общество позёров

Возвращение «Позолоченного века»

Либералы твердят об обстоятельствах; консерваторы рассуждают о характере. Это интеллектуальное размежевание становится более очевидным, если учесть тему рассуждений – сохраняющуюся нищету в богатом государстве.

Либералы сфокусировались на стагнации реальной заработной платы и исчезновении рабочих мест, предлагаемых для среднего класса, а также на постоянной незащищённости, которая вытекает из отсутствия  надёжной работы и накоплений. У консерваторов, в свою очередь, всё дело в недостаточном старании. Спикер Палаты представителей Джон Бейнер утверждает, что народом завладела мысль, что он  «действительно не должен работать». Митт Ромни упрекает малообеспеченных американцев  в нежелании «принять личную ответственность». Даже сейчас, заявляя, что он и в самом деле реально заботится о бедных, конгрессмен Пол Райан объясняет постоянную бедность отсутствием «привычки продуктивно трудиться».

Давайте, однако, будем справедливы: некоторые консерваторы готовы осуждать и богатых. Беглый обзор многих современных консервативных источников приводит к выводу, что элита Америки также не справляется с работой, она утратила серьёзность и сдержанность более ранней эпохи. Пегги Нунан пишет о нашей «декадентской элите», отпускающей шуточки о том, как она делает прибыль на простом народе. Чарльз Мюррей, чья книга «Трещим по швам» в основном говорит о предполагаемой утрате ценностей белым рабочим классом, также осуждает «неприличие» очень богатых, их расточительный образ жизни и гигантские дома.

Но действительно ли был взрыв элитной показной роскоши? И, если это так, отражает ли он моральное падение, или изменившиеся обстоятельства?

Только что я перечитал замечательную статью под названием «Как живут самые-самые», первоначально опубликованную в 1955 году журналом Fortune и переизданную пару лет назад. Это портрет деловой американской элиты  два поколения назад, и оказывается, что жизнь элиты предыдущих поколений действительно была гораздо сдержаннее – если хотите, приличнее, чем жизнь сегодняшних Хозяев Вселенной.

«Сегодняшний дом высокопоставленного руководителя, – узнаём мы из статьи, – скорее всего, будет скромным и относительно небольшим – возможно, семь комнат и две или более ванных комнаты». Топ-менеджер владеет двумя автомобилей и «проживает с одним или двумя слугами». Жизнь умерена и в других отношениях: «Внебрачные отношения американской деловой верхушки не настолько важны, чтобы их обсуждали». На самом деле, я уверен, что в ней существовали всякие шуры-муры, но люди не выставляли это напоказ. Элита 1955-го, по крайней мере, симулировала хороший пример ответственного поведения.

Джон Сибли с семьёй у своего дома

Но прежде чем вы начнёте оплакивать падение нравов, кое-что учтите: прославляя благоразумную, сдержанную деловую элиту Америки, Fortune описывал эту трезвость и скромность как нечто новое. Он противопоставляет скромные дома и моторные лодки 1955-го особнякам и яхтам предыдущего поколения. А почему элита отошла от показной роскоши прошлого? Да потому что больше не могла позволить себе так жить. Шикарная яхта, как пишет Fortune, «пошла ко дну в море прогрессивного налогообложения».

Но с тех пор море отступило. Шикарные яхты и огромные дома вернулись. И правда, в таких местах, как Гринвич, штат Коннектикут, некоторые из «очень больших особняков», которые Fortune описывает как реликты прошлого, сменили ещё большие особняки.

И нет никакой тайны в том, что случилось со сдержанностью элиты в старые добрые времена. Просто следите за деньгами. Крайнее неравенство доходов и низкие налоги верхушки вернулись. Например, в 1955 году 400 американцев, имевших самые высокие доходы, отдавали больше половины своих доходов в виде федеральных налогов, а сегодня эта цифра – менее одной пятой. И возвращение незначительно облагаемого налогом великого богатства неизбежно влечёт возвращение «Позолоченного века»* показушничества.

Возможно ли, чтобы моральные увещевания, призывы подать лучший пример, побудили богатых остановить безудержное хвастовство? Нет.

Неспроста люди, которые могут позволить себе жить шикарно, как правило, так и живут. Как давным-давно заметил Торстейн Веблен**, в крайне неравном обществе богатые чувствуют обязанность заниматься «расточительным потреблением», тратя  напоказ, чтобы продемонстрировать свое богатство. И современная социальная наука подтверждает его взгляды. Например, исследователи из Федеральной Резервной Системы показали, что люди, живущие в районах, где неравенство доходит до крайней степени, более склонны покупать роскошные автомобили, чем те, кто живёт в более однородном окружении. Совершенно ясно, что высокое неравенство доходов влечёт осознание необходимости тратить деньги так, чтобы сигнализировать о своём статусе.

Дело в том, что хотя упрекать богатых за их вульгарность не так оскорбительно, как отчитывать бедных на их моральные недостатки, это ещё и попросту бесполезно. Человеческая натура такова, какая она есть, и глупо ожидать смирения от высоко привилегированной элиты. Так что если вы думаете, что наше общество нуждается в большем смирении, вы должны поддерживать политику, которая приведет к сокращению привилегий элиты.

Примечания:

* – Саркастическое название периода с конца Гражданской войны до примерно 1880 (по мнению других историков – до начала паники 1873), для которого были характерны быстрое обогащение некоторых слоев населения, коррупция в сфере политики и бизнеса, лёгкие нравы. Благодатной почвой различных злоупотреблений, с одной стороны, и развития предпринимательства – с другой, послужили введение бумажных денег, расширение расходов правительства, высокие тарифы, новые изобретения (включая бессемеровский процесс), дальнейшее освоение континента. По названию одноименного романа М. Твена и Ч. Уорнера.

** – Торстейн Бунде Веблен ( 30 июля 1857, Като, шт. Висконсин – 3 августа 1929, Менло-Парк, шт. Калифорния), американский экономист, социолог, публицист, футуролог. Основоположник институционального направления в политической экономии. Доктор философии (1884). Преподавал в Корнельском (1890–1892), Чикагском (1892–1906), Стэнфордском (1906-1909) университетах, в университете штата Миссури (1910–1917). Веблен считал, что в рыночной экономике потребители подвергаются всевозможным видам общественного и психологического давления, вынуждающих их принимать неразумные решения. Именно благодаря Веблену в экономическую теорию вошло понятие «демонстративное потребление», получившее название «эффект (парадокс) Веблена».

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Будущее по Оруэллу уже здесь

Мы смотрим прямо в лицо своему оруэлловскому будущему. Начавшись с Нью-Йорка, распознавание ли приходит в школы США, на следующей неделе оно подключается для проверки....

Подробнее...

Синдром отрицания вымирания американцев

Вчера я разговаривал с женщиной в  фирме HealthGuard, проверяющей качество воды, в прошлом услугами которой пользовались все, чтобы проверить на загрязнение воду в нашей артезианской скважине. Мы...

Подробнее...

Быть больным и небогатым

Здравоохранение, которое делает нас больными Недавно на митинге в Висконсине в рамках дискуссии вокруг введённого Обамой закона «О доступном здравоохранении» президент Трамп намёками  критиковал...

Подробнее...

Покончить со скрытой угрозой семьям военных

Когда наши любимые вступают в ряды военных, мы знаем, что ношение формы может стоить им жизни. Члены семей военных всеми возможными способами прикидывают возможную цену служение стране. Мы рассматрива...

Подробнее...

Бережно хранимые «вечные войны»

Что понимают байкеры Иллинойса и не понимает Вашингтон Сегодня постоянный автор  TomDispatch Эндрю Басевич, автор книги «Войны Америки на Большом Ближнем Востоке», обращает внимание на единствен...

Подробнее...

Google+