Общество позёров

Возвращение «Позолоченного века»

Либералы твердят об обстоятельствах; консерваторы рассуждают о характере. Это интеллектуальное размежевание становится более очевидным, если учесть тему рассуждений – сохраняющуюся нищету в богатом государстве.

Либералы сфокусировались на стагнации реальной заработной платы и исчезновении рабочих мест, предлагаемых для среднего класса, а также на постоянной незащищённости, которая вытекает из отсутствия  надёжной работы и накоплений. У консерваторов, в свою очередь, всё дело в недостаточном старании. Спикер Палаты представителей Джон Бейнер утверждает, что народом завладела мысль, что он  «действительно не должен работать». Митт Ромни упрекает малообеспеченных американцев  в нежелании «принять личную ответственность». Даже сейчас, заявляя, что он и в самом деле реально заботится о бедных, конгрессмен Пол Райан объясняет постоянную бедность отсутствием «привычки продуктивно трудиться».

Давайте, однако, будем справедливы: некоторые консерваторы готовы осуждать и богатых. Беглый обзор многих современных консервативных источников приводит к выводу, что элита Америки также не справляется с работой, она утратила серьёзность и сдержанность более ранней эпохи. Пегги Нунан пишет о нашей «декадентской элите», отпускающей шуточки о том, как она делает прибыль на простом народе. Чарльз Мюррей, чья книга «Трещим по швам» в основном говорит о предполагаемой утрате ценностей белым рабочим классом, также осуждает «неприличие» очень богатых, их расточительный образ жизни и гигантские дома.

Но действительно ли был взрыв элитной показной роскоши? И, если это так, отражает ли он моральное падение, или изменившиеся обстоятельства?

Только что я перечитал замечательную статью под названием «Как живут самые-самые», первоначально опубликованную в 1955 году журналом Fortune и переизданную пару лет назад. Это портрет деловой американской элиты  два поколения назад, и оказывается, что жизнь элиты предыдущих поколений действительно была гораздо сдержаннее – если хотите, приличнее, чем жизнь сегодняшних Хозяев Вселенной.

«Сегодняшний дом высокопоставленного руководителя, – узнаём мы из статьи, – скорее всего, будет скромным и относительно небольшим – возможно, семь комнат и две или более ванных комнаты». Топ-менеджер владеет двумя автомобилей и «проживает с одним или двумя слугами». Жизнь умерена и в других отношениях: «Внебрачные отношения американской деловой верхушки не настолько важны, чтобы их обсуждали». На самом деле, я уверен, что в ней существовали всякие шуры-муры, но люди не выставляли это напоказ. Элита 1955-го, по крайней мере, симулировала хороший пример ответственного поведения.

Джон Сибли с семьёй у своего дома

Но прежде чем вы начнёте оплакивать падение нравов, кое-что учтите: прославляя благоразумную, сдержанную деловую элиту Америки, Fortune описывал эту трезвость и скромность как нечто новое. Он противопоставляет скромные дома и моторные лодки 1955-го особнякам и яхтам предыдущего поколения. А почему элита отошла от показной роскоши прошлого? Да потому что больше не могла позволить себе так жить. Шикарная яхта, как пишет Fortune, «пошла ко дну в море прогрессивного налогообложения».

Но с тех пор море отступило. Шикарные яхты и огромные дома вернулись. И правда, в таких местах, как Гринвич, штат Коннектикут, некоторые из «очень больших особняков», которые Fortune описывает как реликты прошлого, сменили ещё большие особняки.

И нет никакой тайны в том, что случилось со сдержанностью элиты в старые добрые времена. Просто следите за деньгами. Крайнее неравенство доходов и низкие налоги верхушки вернулись. Например, в 1955 году 400 американцев, имевших самые высокие доходы, отдавали больше половины своих доходов в виде федеральных налогов, а сегодня эта цифра – менее одной пятой. И возвращение незначительно облагаемого налогом великого богатства неизбежно влечёт возвращение «Позолоченного века»* показушничества.

Возможно ли, чтобы моральные увещевания, призывы подать лучший пример, побудили богатых остановить безудержное хвастовство? Нет.

Неспроста люди, которые могут позволить себе жить шикарно, как правило, так и живут. Как давным-давно заметил Торстейн Веблен**, в крайне неравном обществе богатые чувствуют обязанность заниматься «расточительным потреблением», тратя  напоказ, чтобы продемонстрировать свое богатство. И современная социальная наука подтверждает его взгляды. Например, исследователи из Федеральной Резервной Системы показали, что люди, живущие в районах, где неравенство доходит до крайней степени, более склонны покупать роскошные автомобили, чем те, кто живёт в более однородном окружении. Совершенно ясно, что высокое неравенство доходов влечёт осознание необходимости тратить деньги так, чтобы сигнализировать о своём статусе.

Дело в том, что хотя упрекать богатых за их вульгарность не так оскорбительно, как отчитывать бедных на их моральные недостатки, это ещё и попросту бесполезно. Человеческая натура такова, какая она есть, и глупо ожидать смирения от высоко привилегированной элиты. Так что если вы думаете, что наше общество нуждается в большем смирении, вы должны поддерживать политику, которая приведет к сокращению привилегий элиты.

Примечания:

* – Саркастическое название периода с конца Гражданской войны до примерно 1880 (по мнению других историков – до начала паники 1873), для которого были характерны быстрое обогащение некоторых слоев населения, коррупция в сфере политики и бизнеса, лёгкие нравы. Благодатной почвой различных злоупотреблений, с одной стороны, и развития предпринимательства – с другой, послужили введение бумажных денег, расширение расходов правительства, высокие тарифы, новые изобретения (включая бессемеровский процесс), дальнейшее освоение континента. По названию одноименного романа М. Твена и Ч. Уорнера.

** – Торстейн Бунде Веблен ( 30 июля 1857, Като, шт. Висконсин – 3 августа 1929, Менло-Парк, шт. Калифорния), американский экономист, социолог, публицист, футуролог. Основоположник институционального направления в политической экономии. Доктор философии (1884). Преподавал в Корнельском (1890–1892), Чикагском (1892–1906), Стэнфордском (1906-1909) университетах, в университете штата Миссури (1910–1917). Веблен считал, что в рыночной экономике потребители подвергаются всевозможным видам общественного и психологического давления, вынуждающих их принимать неразумные решения. Именно благодаря Веблену в экономическую теорию вошло понятие «демонстративное потребление», получившее название «эффект (парадокс) Веблена».

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Сказ о двух Америках: где богатые богатеют, а бедняки идут в тюрьму

«Говорят, невозможно понять страну, не побывав в её тюрьмах. О стране надо судить не по тому, как она обходится с  самыми уважаемыми, а по тому, что она творит с обездоленными». — Нельсон Ма...

Подробнее...

Расизм неотделим от Алабамы

Я вырос в маленьком пригороде Орландо, во Флориде, где прожил большую часть детства и юности. Поскольку диснеевский  Епсот Центр брал на работу людей со всего света (как и другие глобальные орган...

Подробнее...

Фашизм пришёл в Америку, завёрнутый в радужный флаг и с розовой шапочкой на голове

Есть известная цитата неизвестного происхождения, которая обычно звучит так:   «Когда фашизм придёт в Америку, он будет завёрнут во флаг и нести перед собой крест». ...

Подробнее...

Что для Трампа значит cделать Америку снова великой?

Сегодняшний вездесущий лозунг Дональда Трампа «Сделать Америку снова великой!», часто звучит на митингах, но редко изучается в публичном дискурсе. К какой эпохе американского прошлого обращается мисте...

Подробнее...

Вампиры, зомби и правила съёма

Такое и нарочно не придумаешь. По всей Америке мы подталкиваем свою молодёжь к получению хорошего образования, чтобы она получила «высшее образование», но потом, выйдя из стен университета, многие ...

Подробнее...

Google+