Американское корпоративное государство

Роман NHTSA с производителями автомобилей

Роман NHTSA с производителями автомобилей

История – игрушка самой истории. Нет, я не поклонник Гертруды Стайн, скорее это здравая мысль о том, что историки каждого поколения обращаются с прошлым если уж не с нынешней точки зрения, то по меньшей мере передавая неизбежные допущения и предвзятость (мы это называем «интерпретацией»), которые лишь помогают окрасить оценки.

Некоторые из таких предвзятостей стали «официальными» или полупостоянными, поскольку вносят вклад в национальную мифологию, а в случае Америки – это демократия и служба на благо общества. Временами точка опоры – нация, но не часто; реальное ядро, на котором покоится историческая интерпретация – сам капитализм; государство и капитализм становятся взаимозаменяемы, когда мифология работает полным ходом.

Таков контекст структурного построения, наилучшим образом характеризующий современную (от времён после Гражданской войны до нынешних и, очень вероятно, намного дальше) американскую экономическую историю, то есть, практически, системную интеграцию двух параллельных властных структур; так что правительство от имени регулирующих органов на деле управляет вмешательством в бизнес (включая, что важно, банковский сектор) с помощью поощрения и содействия, направленных на монополизацию, уничтожение внутренней конкуренции; позволяя крупнейшим фирмам писать основные правила (с поощрения государства) даже по секторам, по которым они и работают, и внешней политикой – помимо милитаризации капитализма, как такового, через обширные «оборонные» ассигнования и организацию защиты государства с созданием опоры на перманентную войну и проникновением с помощью рыночных инвестиций, установлением предпочтительных международных монетарных и банковских стандартов; и, не последнее, надёжными поставками природных ресурсов и сырья, зачастую легко остаётся на месте нахождения как часть аутсорсинга. В производственном процессе право собственности позволяет быть хозяином положения.

И в наше время вновь именно американский капитал становится неотличим от государственной власти, кроме того, в действительности цель последней – служить первому и, таким образом, власть с охотой принимает подчинённое положение. Ничто в политическом процессе не расстраивает или отвергает подобное предположение: государство, во-первых и в основном, – капиталистическое, где заканчиваются и начинаются изысканная софистика и притворные конфликты. С такого краткого пролога я бы хотел перейти к статусу государственного регулирования в сегодняшней Америке, пользуясь сравнительно небольшим примером в новостях – Национальная администрация по безопасности дорожного движения(NHTSA) – благодаря статье Хилари Стаут, Даниелы Айвори и Ребекки Рейц  в «Нью-Йорк Таймс» «Регулятор медленно реагирует на смертоносные дефекты транспорта» (15 сентября). Агентство – микрокосм американского стремления надзорных органов ничего не регулировать, следуя ещё более знаменитым примерам, начиная с Комиссии по торговле между штатами* (1887) и ФРС (1913), ещё более экстенсивно, хотя и отвратительно, выполняет работу бизнес-системы; подобно местному констеблю, оно «защищает и служит», дополнительно консолидируя и кристаллизируя, и по мере того, как действия становятся всё более возмутительными и обременительными,  накладывает печать правительственного одобрения с целью обеспечить помощь и избавить от критики.

Габриэль Колко в двух ранних, концептуально великолепных книгах «Триумф консерватизма» и «Железные дороги и директивы» ещё до выхода его работ по американской внешней политике заложил структуру интерпретации с исходными фигурами Теодора Рузвельта и Вудро Вильсона в расширении рационализации индустрии и банковского дела, соответственно; ранняя ICC (Международная торговая палата) уже была показателем систематической гармонизации правительства и бизнеса в самом сердце американского капиталистического развития. Забудьте о невмешательстве, забудьте трастовый пузырь ТР (Теодора Рузвельта), забудьте либерального идеалиста Вильсона (ещё тогда точно раскрывшего истинные цвета американского либерализма), и забудьте ФРС и «Новый курс», несмотря на мою привязанность к нему, ведь Национальная Администрация Восстановления с помощью законов правительственных структур значительно продвинула монополизацию. Те из вас, кто видел первые серии Государственной службы вещания Рузвельта, должны бы узнать с самого начала отбеливание убийственных – да, убийственных – инстинктов ТР (не показанных, кроме как в качестве таксидермии), его заходов в евгенику и аплодисментов за то, что произошло в соседней Колд Спринг Харбор; сам ТР в пустошах Дакоты** не просто процветал и наливался силой – он говорил, что его «Мужественным Всадникам»*** пришлось бы по душе пострелять в хеймаркетских бунтовщиков**** и «мои люди метко стреляют». Посмотрите, что они делают с «Великой белой флотилией»,***** империализмом и прославлением войны.

Иными словами, история около 2014 проходит в виде интерпретации, как основного ядра американского капиталистического развития, а нормализация Эры Дерегуляции есть принципиальный элемент, который не рассматривается, чтобы объективно затемнить наличие взаимозависимости и того, что она предвещает обществу в целом – расширение классовой дифференциации, более покорный рабочий класс, восторг Титанами промышленности и банковского дела; и всё это на фоне войн, интервенций, массового надзора и лёгкого доступа в Белый Дом властных сил. Внутреннее ядро бизнес-цивилизации расцветает далее, как я полагаю, основываясь на немецком примере взаимопроникновения, к тому же итогу бизнес-роста (Государство в итоге перескакивает к декларации собственной независимости – после выполнения всей работы для капитализма посредством организации нацистских экономических фронтов) в виде фашизма, по-видимому, не в стиле Хью Лонга или Джо МакКартни, а в виде корпоративной Америки, достигшей полного потенциала. Повторю, Колко отдаёт должное тщательному исследованию, радикальному, когда ещё было возможно оставаться здравомыслящим, намного больше, чем сегодня. Надо признать и открытую и отважную работу Ральфа Надера по автомобильной безопасности; мой собственный анализ, как показано выше, может оказаться параллелен его анализу, но чуть отличаться, особенно в системных, выигрышных моментах.

* * *

Статья непреднамеренно начинается на забавной ноте, словно сарказм в клубе импровизаторов, с обращением к мрачному юмору: «Дженерал Моторс» опубликовал в феврале статью на своем сайте «Шевроле», возвещая о достижениях, которые обеспечат массу продаж. В 2014 «Шеви» получил больше пятизвездочных рейтингов безопасности программы оценки качества новых машин, чем любая другая марка. НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ (выделил я) «Джи М» начал отзывать миллионы автомобилей из-за смертельно опасного дефекта зажигания, и к августу шесть из восьми пятизвёздочных моделей «Шеви» были отозваны из-за различных проблем с безопасностью, в числе которых были дефекты подушек безопасности, тормозов и рулевого управления. Пять из них отзывались много раз». Во времена моей молодости Фрэнки пел такую песню: «Какая разница, что произойдёт за день, за эти 24 маленьких часа…», разве что не влюбиться, лучше позаботиться раньше времени не угодить в могилу. «Джи М» действует, как и ожидалось), есть ради прибыли), но как объяснить поведение NHTSA, присудившей «звёздный рейтинг» и «уполномоченной Конгрессом обеспечивать безопасность автомобилей»? Как сказано в репортаже, агентство «обладает историей ошибочных действий (по-видимому, точнее – преступной небрежности), далеко выходящей за пределы неудач с определением дефекта системы зажигания в нескольких моделях автомобилей «Джи М», ныне приведшего как минимум к 13 смертям.

Итоговый счёт в массовом убийстве, связанном с безразличием агентства к состоянию дел в промышленности, дополнен надменным неуважением к жалобам, в свою очередь высокопоставленные юристы компаний отвергают претензии (весьма эффективно надавливая на  NHTSA, чтобы скрыть результаты исследований, если таковые вообще проводились) обычно ещё до суда; и это способствует уютному modus operandi (определению нормативов) и структурному modus vivendi (определению способа существования передового капитализма, в частности в Америке) столь укоренившемуся в умонастроении бизнеса, а затем и разделяемому общественностью, что выводит Корпоративное Государство почти на уровень аксиомы. В «Таймс» долго и безупречно служит (я не склоняюсь ни перед кем при критике редакционной коллегии «Таймс»), большинства авторов с личным мнением и нескольких высокопоставленных вашингтонских репортёров, но было бы серьёзной ошибкой не признать работу определённых репортёров, собирающих конфиденциальную информацию, тех, кто в области национальной безопасности раскрывает самые мрачные, презренные операции американского правительства) и продолжает делать это и в этой статье: «Расследование, каким образом агентство  справлялось с основными дефектами безопасности в прошлые десять лет, показало, что зачастую оно слишком медленно идентифицировало проблемы, осторожничало в действиях и уклонялось от использования полноты законной власти против компаний». И вот итог на данный момент: ни успехов, ни провалов, многочисленные и смертельные ошибки (ценой человеческих жизней, а показатели прибыли кампаний до последнего времени по большей части не испытали никакого влияния).

Репортёры проделали поразительную работу, исследовав большое число документов и проведя многочисленные интервью (а почему бы и нет, учитывая скрытность и компаний, и блокировку агентства, и грубые ответы на запросы информации?) и выяснили, что «во множестве основных проблем с безопасностью автомобилей в недавние годы – в числе которых непреднамеренный разгон «Тойот», возгорания топливных баков «Джипов» и дефекты подушек безопасности в «Хондах», как и дефектов зажигания у «Дж. М» – агентство не брало на себя ведущую роль до тех пор, пока проблемы не доходили до критического уровня, защитники безопасности не начинали быть тревогу, а водители не получали травмы или не погибали». К их чести, NHTSA не были национал-шовинистами, они защищали иностранные компании с тем же пылом, что и американские – капитализм благословляет их все. В целом, слишком много грязи: финансирование изучения дефектов, влияющих на безопасность, составляет 1% всего бюджета, а «рейтинг новых автомобилей», указывают они, – «любимый инструмент маркетинга для автопромышленников», и в то же время агентство «столь уважительно относилось к автопромышленникам, что это стало ключевым вопросом после различных происшествий со смертельным исходом – политика меняется только теперь, после расследования «Таймс». «Извините, просто скрежет зубовный. Например, водитель, «Camry» 2005 года выпуска была травмирована, её пассажир погиб в 2007-м, когда автомобиль «внезапно ускорился на перекрёстке и ударился о насыпь». В 2010 NHTSA «осведомилось о причине происшествия» (на это тоже потребовалось время) и «Тойота» ответила: «Тойота» понимает, что подобный запрос необязателен и, соответственно, в данный момент отказывается ответить». Лишь спустя три года семьи выиграли дело по компенсации ущерба.

Американский корпоративный грабёж (разорение чековых книжек потребителей и их доверия, как и веры нации в неразрывную связь с правительством) и  убийства продолжаются, всегда одинаково, зажимом сведений о дефектах – агентство целиком и полностью сотрудничает, подставляя другую щеку, притворяясь, что вообще проявляет заботу. Возьмем джип «Крайслер»: «После того, как в прошлом году «Крайслер» отказался отозвать по предложению регулятора 2,7 миллиона автомобилей из-за возгораний бензобаков в джипах, федеральное агентство снизило требование до 1,1 миллиона машин. Оно согласилось с требованием «Крайслер», что автопроизводитель не должен извещать о наличии у автомобиля дефекты, влияющие на безопасность, или что автопроизводитель несёт за неё ответственность». Пустяки? Они идут дальше: «Агентство связывает 51 смерть и как минимум две серьёзные травмы с дефектами за 14 лет». Да уж, молчание – золото. И также «Хонда», теперь её дефектные подушки безопасности, по поводу которых «агентство прекратило расследование», объявив, что «недостаточно информации», дающей полномочия действовать. Это был в 2010-м; через четыре года «Хонда» и десять компаний, использовавших дефектные подушки безопасности, отозвали более 13 миллионов автомобилей. Мне нравится ответ правительства, не похожий на войны беспилотников администрации Обамы – смерть есть место встречи бизнеса и правительства, скрытое во тьме: «Агентство уклонилось обеспечить доступность интервью, согласившись ответить лишь на письменные вопросы». Ещё лучше, однако, ответ на вопросы: «N.H.T.S.A. обладает доказательствами агрессивного расследования и продолжения запросов». И далее, лицемерие без стыда и совести: «N.H.T.S.A.оценивает каждый потенциальный дефект, влияющий на безопасность, основываясь на отдельных обстоятельствах в каждом случае, и не имеет набора начальных данных для открытия расследования дефектов вне рамок нашей основной миссии по снижению количества смертей и травм из-за отказов автомобильных двигателей». Переведём на английский: никаких расследований до тех пор, пока нас не вынудят. Никаких критериев ошибок. Итог: вывести из основных вопросов, перевести на уровень полупрофессионалов, передать командам собственно компаний – через систему «вращающихся дверей». *****

Картина ясна, как ни взгляни, в Америке прогнило ядро регуляционного аппарата, а автомобильная безопасность вряд ли исключение из четкой модели охраны общественного благосостояния. Задержусь на этом, охваченный ужасом: «В конце 1990-х агентство подвергалось острой критике законодателей и защитников интересов потребителей за провалы в расследовании явления опрокидывания на шоссе «Форда Эксплорер» с шинами «Файерстоун», что в итоге привело к 271 смерти». Несмотря на все усилия Конгресса (в которых я искренне сомневаюсь) в 2000 году «дать агентству больше рычагов в автопромышленности и лучший доступ к данным по происшествиям», явно верен старый афоризм о том, что вы можете привести лошадь к воде, но…. И сами репортёры приходят к выводу – «и даже тогда (в 2000-м) агентство продолжало проявлять пассивность в расследованиях, подпитывая предположение, что оно не может противостоять давлению политически влиятельной  многомиллионно-долларовой автомобильной промышленности до тех пор, пока его не вынудят на это внешним давлением».

Даже тогда не будьте уверены в своей безопасности. Детали списка «Джи М» встают поперек горла: «Таймс» пересмотрела более 12 000 жалоб потребителей в федеральное агентство на проблемы с мощностью, скоростью и зажиганием в моделях «Джи М», отозванных из-за проблем с зажиганием». Последовала задержка ответа и отказ: «Первые жалобы на остановку двигателя появились в 1997-м и, начиная с мая 2000-го, агентство постоянно повторяло водителям, что нет достаточных оснований открывать расследование, даже когда водители предоставляли похожие жалобы, найденные в Интернете и на собственном веб-сайте агентства». Приведён целый ряд ужасных историй с комментарием репортёров: «На этот месяц (сентябрь 2014-го) «Джи М» отозвала почти 16,5 миллионов транспортных средств из-за проблем с зажиганием, в том числе 2,6 миллиона из-за дефекта переключателя, о чем, по признанию автопромышленника, БЫЛО ИЗВЕСТНО МНОГО ЛЕТ. (заглавные буквы мои). Почти во всех отзывах проблема с зажиганием могла привести к внезапной остановке двигающегося автомобиля, отказу подушек безопасности и других ключевых систем, вроде усилителя рулевого управления и тормозов с усилителем». Когда одна из машин, «Шеви Импала» 2010 года, остановилась у Тускалозы, водитель написала в «Джи М». Начальник подразделения, основываясь на просмотре базы данных, ответил, что нет достаточных оснований для того, чтобы открыть расследование по дефекту, связанному с безопасностью».

Другой водитель летом 2005 оказался в полной темноте на федеральной автостраде в сельской местности в Западной Виржинии, на этот раз «машина встала, и ей пришлось бороться с колесом, чтобы сдвинуться на обочину. Мимо в темноте проносились грузовики, и её 2004 «Понтиак Гранд При» потряхивало. На заднем сидении младшая дочка начала плакать. «Можете представить, как испугался ребенок … я тоже испугалась». Она написала в агентство, регуляторы ответили месяц спустя почти идентичным языком, как и в другом случае с «Джи М» – «проверка базы данных не дала достаточных оснований для начала расследования о дефекте безопасности». (Репортёры упустили видимое совпадение.) Я скажу это лишь частью иронично: Что представляет величайшую угрозу для Америки, ИГИЛ или «Дженерал Моторс» – вопрос, заслуживающий национального обсуждения. И, наконец, перейдём к Дэвиду Фридману, нынешнему администратору NHTSA, который заявляет, что не знает о полномочиях агентства подавать в суд. В сумасшедшей гонке слепой ведёт зрячего на кручу, или, вернее, оба прекрасно видят, но регуляторы в обнимку с регулируемыми закатили роскошный пир за счёт народа.

Мои комментарий в «Нью-Йорк Таймс» к статье в тот же день был таков:

«Продажа безопасности». Та же проституция, в данном случае агентство федерального правительства, отвечающее за обеспечение БЕЗОПАСНОСТИ американского народа, в объятиях с преступниками и правонарушителями – какие сердечные отношения! – в нарушение священной миссии. Надо вычистить Авгиевы конюшни – директора, которые заявляют о незнании полномочиях подать в суд, агентство, выделяющее 1% бюджета на дефекты безопасности, персонал, более опытный в блокировании общества, чем в проведении положенных расследований. Похоже, что NHTSA – всего лишь штампователь чужих решений под маркой  «недостаточно информации» в каждой области.

Удивительно? Нет. Начиная с ТР (вопреки программе Государственной службы телевещания о Рузвельтах) структурной парадигмой остается взаимопроникновение  бизнеса и правительства, как сути структуры регулировки. Упорядочение, а не приспосабливание, но скорее, как и в случае с системой рейтингов, чтобы даровать печать правительственного одобрения корпоративной продукции. Не только NHTSA, но в смысле основы: ФРС (правительственный довесок банковского дела), SEC (Комиссия по ценным бумагам), FDA (Управление по контролю за продуктами и лекарствами), – развращение государственных служб.

Даст ли эта прекрасная статья в «Таймс» результаты, перемены, ПОДЛИННОЕ регулирование? Крайне сомнительно. Таков уж стиль работы американского бизнеса и банков, в сговоре с правительством, беспокоящимся о собственных ставках. И, да, система «вращающихся дверей» и «мягких подушек» вознаграждения после ухода из соответствующих агентств. Организованный гангстеризм под развевающимся американским флагом.

Примечания:

* – Независимая регулятивная комиссия, контролировавшая торговлю между штатами. Определяла размер оплаты за перевозки товаров между штатами, не допуская введения неоправданных привилегий или скидок, необоснованного повышения тарифов при пересечении границ штатов и т.п. Создана в 1887 по Закону о торговле между штатами. Состояла из 11 членов, назначавшихся президентом США  по совету и согласия Сената на семилетний срок. Упразднена в 1995 году, функции переданы Совету по проблемам наземного транспорта при министерстве транспорта

** – Бэдлендс, районы, включающие плато на юго-западе Южной Дакоты, к востоку от горного района Блэк-Хиллс и простирающиеся до центрального Вайоминга, Небраски, Монтаны, Колорадо. Изрезаны глубокими оврагами и долинами, образовавшимися в результате ветровой и дождевой эрозии. Известны живописными образованиями из песчаника красных и розовых оттенков, возраст которых – до 40 млн. лет. Почвенный покров смыт, животный и растительный мир не отличается разнообразием. Первопроходцами в этих местах в начале XIX в. были торговцы пушниной.

*** – Rough Riders, популярное название Первого полка волонтеров кавалерии США, состоявшего из ковбоев, владельцев ранчо и студентов, созданного по инициативе Т. Рузвельта и Л. Вуда в начале испано-американской войны (1898). В своё время полк был самым известным воинским подразделением в США. Подполковник Т. Рузвельт стал известен всей стране как заместитель командира этого полка, геройски проявивший себя в сражении у холма Сан-Хуан. После войны ветераны полка создали свою ассоциацию взаимопомощи (Rough Riders Association).

**** – Хеймаркетская бойня, события на площади Хеймаркет в Чикаго во время митинга рабочих, созванного вечером 4 мая 1886 по призыву профцентра революционно-социалистической ориентации. Накануне, 3 мая, на митинге забастовщиков завода Маккормика произошла стычка со штрейкбрехерами. Полиция открыла огонь, в результате чего было убито 4 человека. Митинг 4 мая на площади Хеймаркет, который был созван в знак протеста против полицейского произвола, и на который собралось около 3 тыс. рабочих, проходил мирно и заканчивался, когда появилась вооружённая полиция, причем незадолго до этого мэр города, присутствовавший на митинге, заверил капитана полиции, что её вмешательство не требуется. Когда полицейские начали наступать на митингующих, какой-то провокатор бросил в полицейских бомбу. 66 полицейских получили ранения, из них 7 человек позднее скончались. Полиция открыла огонь, в результате чего появились новые жертвы. Восемь чикагских анархистов, вожаков рабочего движения, были преданы суду, четверо приговорены к смертной казни. Суд и казнь вызвали широкую волну протестов не только в США, но и в Европе. Пресса назвала эти события «Хеймаркетским бунтом» (Haymarket Riot), а рабочих – участников митинга – «анархистами», хотя его организатором был Центральный рабочий союз, объединявший более 20 профсоюзов Чикаго.

***** – Флотилия ВМФ США, совершившая кругосветное путешествие в 1907-1909 годах с заходами во многие иностранные порты.

******* – правила, действующие в США: при увольнении из госструктур с последующим трудоустройством в организации, осуществляющие поставки для этих госструктур.


В этой рубрике

Учащиеся старших классов — канарейки в угольной шахте американской катастрофы

Вслед за массовым убийством в Паркленде, где у граждан на руках по оценкам 265 миллионов ружей, причем половина — в руках 3% населения, при массовых расстрелах (четырёх и более людей), в среднем кажды...

Подробнее...

Демонизированы в собственной стране

Кто способен разобраться в противоречивой кадровой чехарде, которая разыгрывается в Вашингтоне? Когда речь идёт о Белом Доме Дональда Трампа, вспоминается старое спортивное выражение о необходимости о...

Подробнее...

Скажите нет укреплению школ с помощью политики нулевой толерантности и вооружённой полиции

Вот уж в чём мы точно не нуждаемся в государственных школах — в большем количестве вооружённых и использующих шокеры охранников, которые приносят  с собой неприятное сходство с тюрьмами....

Подробнее...

Не хватает времени в стране возможностей

Она — незарегистрированная студентка, опасающаяся  отмены программы «Отложенные действия в отношении прибывших детей» (DACA). Он — гражданин Гаити,  должен в установленный срок покинуть США....

Подробнее...

План Трампа вряд ли привлечёт азиатские фирмы к помощи в модернизации американской инфраструктуры

В начале месяца президент США Дональд Трамп обнародовал давно ожидаемый план законопроекта  об инвестировании 1.5 триллионов долларов США в ветшающую инфраструктуру Америки....

Подробнее...

Google+