Через десять лет у нас не будет никакой частной жизни

Шпионаж за потребителями

Через десять лет у нас не будет никакой частной жизни

Юрист по трудовым спорам недавно поведал мне историю. Покупатель, который поскользнулся и упал на луже воды в отделе замороженных продуктов большого магазина овощей и фруктов, стал истцом в судебном деле.

Обе стороны согласились, что лужу можно отнести на счёт конденсации. Покупатель, мужчина средних лет, травмировал при падении копчик и подал иск о возмещении ущерба.

Во время судебного заседания менеджмент магазина пытался обвинить покупателя, намекая, что он либо находясь под воздействием алкоголя, страдал от похмелья либо, по сути, был дегенератом и недостойным доверия алкоголиком, который поскользнулся на луже «умышленно», чтобы по быстрому зашибить денег. Они подкрепили это заявление, представив список его предыдущих покупок, показывающий закупку значительного количества ликера. Истец и его адвокат понятия не имели, что ответчики хранили список покупок.

Это случилось в середине 1990-х, почти двадцать лет назад, когда компьютерный шпионаж и близко не был столь усложнен, как сегодня. Если мы рассмотрим «прогресс» в возможностях копаться в частной жизни покупателей, то придём в ужас. Они знаю, где мы делаем покупки, куда едем в отпуск, что покупаем, что читаем, что смотрим по телевизору и какие сайты посещаем в Интернете.

Особенно тревожит то, как это приложимо к «труду». Перед тем, как взять человека на работу, компания теперь может узнать о вас больше, чем можно себе вообразить. Не будет преувеличением сказать, что будущие боссы могут узнать о вас больше, чем знают члены вашей семьи. Всё, что для этого надо – купить информацию в одной из сотен доступных баз данных.

Будучи озабоченными ростом затратам на здравоохранение, и не желая тратиться на «нездоровых» рабочих, будущий работодатель легко может узнать, сколько вы покупаете закусок, сколько вы едите сосисок, сколько пьёте спиртного, ходите ли в спортзал и не лжёте ли вы о том, что «некурящий».

Озаботившись вашей «моральной репутацией» или сексуальными склонностями, они могут проследить ваши шаги в Интернете. Изучая вашими политическими взглядами, они могут выяснить, что вы подписались на какие-либо журналы левого крыла или принадлежите к какой-либо левой организации. («Являетесь ли вы, или являлись ранее…?») Доступ к этой информации продаётся.

Много лет назад я использовал различные инициалы, когда присоединялся к какой-либо организации или подписывался на журналы, чтобы выследить тех, кто продаёт списки, а кто нет. Оказалось, что почти все продавали доступ к данным почти всем и каждому. Одним из подлинных исключений был журнал MAD, который проводил открыто объявленную политику никогда, ни при каких обстоятельствах не продавать список подписчиков.

К примеру, воспользовавшись вторым инициалом «Z», я с разочарованием узнал, что ACLU (Американский союз защиты гражданских свобод, – прим. редактора) поделились моим именем и адресом с другими «прогрессивными» организациями. Предполагаю, что они посчитали, что раз уж я – член ACLU, то не стану возражать получать известия от ребят из журналов «The Nation» и «Mother Jones».

Сколь бы ни тревожила обширная база данных АНБ (Гринвальд утверждает, что они мониторят 129 миллиардов е-мейлов в месяц!), но всё же есть законы, которые регулируют такой надзор. Предполагается, даже если эти законы обходят или игнорируют, но всё же в них прописано, что выход за определённые пределы запрещён, и потому Конгресс проводит расследования, а истории об эксцессах АНБ оказываются на первых полосах газет.

Но не так обстоят дела с частным сектором. «Шпионаж» за потребителями и потенциальными работниками полностью узаконен, большинство людей он не тревожит, ведь они боятся «правительства» намного больше, чем частного бизнеса. Насколько я могу сказать, федералы не знают, сколько я ем сосисок или какой туалетной бумагой пользуюсь. А вот сеть продовольственных магазинов по соседству это отлично знает.

Об авторе:

Дэвид Мэкарей, драматург из Лос-Анжелеса и автор «Легко никогда не было: Эссе о современном труде», бывший представитель профсоюза.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Почему я сказал «нет» джорджтаунскому плану репараций за рабство

На прошлой неделе студенты Университета Джорджтауна голосовали, должны ли студенты быть обязаны платить установленную сумму, чтобы выплатить репарации современным наследникам рабов, когда-то проданных...

Подробнее...

Как сделать тяжёлую ситуацию ужасной

12 способов разобраться с неразберихой на границе Кто сегодня помнит классический научно-фантастический фильм 1956 года «Вторжение похитителей тел»? ...

Подробнее...

Почему умирают американские сообщества?

Большинство американцев, живущих тут некоторое время, знают, что жизнь совсем не похожа на ту, что была раньше... Когда кто-то хотел найти работу, то, немного поискав, находил её. Сегодня работу найт...

Подробнее...

Бог и внешняя политика США

Неоригинальная претензия мистера Помпео Ну вот, опять взялись за старое… Бог вернулся к деятельной поддержке внешней политики Соединённых Штатов. Правда, на этот раз Бог, по сути, зашёл так далеко, ч...

Подробнее...

Америка исключительна… во всех неверных действиях

Я родился и рос в Америке намного более оруэлловской, чем многие теперь помнят. Положение настолько изменилось после событий 9/11, что, видимо, немногие вспоминают безумие 1980-х. В Соединённых Штата...

Подробнее...

Google+