Насколько мы «историчны»?

Или выходим за рамки сценария в эпоху Трампа

Когда подкрадывается реальность
Когда подкрадывается реальность

Учитывая, что благодаря действиям Генерального прокурора Уильяма Барра  и странным твитам президента, благодаря чистке после импичмента фигурантов из «глубинного государства», не говоря уж о следующих вывертах праймериз Демократической партии рушится привычный нам окружающий мир, вряд ли кто заметил, что месяц назад вы могли бы провести выходные не в солнечной Флориде или южной Калифорнии, а в Антарктиде?

А там температуры вышли на уровень, скажем, Лос-Анджелеса. Хмм… а учитывая то, что бесконечно обсуждается в теленовостях, с чего бы обращать хоть какое-то внимание на то, что прошлый месяц был самым тёплым январем в глобальном масштабе за всё время наблюдений, за почти полтора столетия? С чего бы вам замечать, что год 2019-й был вторым по теплоте годом (из пяти самых тёплых, и все они зарегистрированы после 2014 года)?

Я подразумеваю, что важно сохранять пропорциональность новостей, особенно, когда Уильям Барр и президент доводят американскую законодательную систему до бессмысленности… или это случилось в 2010 году, когда Верховный Суд превратил деньги в речи и открыл ворота корпорациям и миллиардерам для скупки американской политической системы? И говоря о системе, вы не боитесь, что следующая президентская гонка может, впервые в истории, оказаться между оскорбляющими в твиттере миллиардерами (один из которых и в  самом деле  девятый самый богатый человек на планете)? Я имею в виду, что это новость, верно? Не медленно понимающиеся воды прибрежных городов или то, как недавно в ходе глобального потепления Австралия превратилась в версию «Безумного Макса» или.. ну, вы поняли.

То, что подаётся в наши дни как новости, затягивает нас, словно сейчас всё стало темой нового поста постоянного автора TomDispatch Эндою Басевича о трамповском мире, который стал бесконечной «псевдо-реальностью». И, кстати, если хотите немного истинного взгляда на данный момент, образ, который ни как не вымышлен, вам стоит заняться новой книгой Басевича под названием «Время иллюзий: как Америка промотала свою «победу» в холодной войне».

Том.

* * *

Импичмент президента США! Определённо это мега-историческое событие будет отражаться ещё неделями или месяцами, не оставляя размышлений о последствиях, больших и малых. Не так ли? Должно ли быть так?

Сказать по правде, слово исторический в наши дни звучит вокруг весьма неопределённо. Чуть ли  не всё, что происходит в Белом Доме, к примеру,  считается историческим. Посмотрите новости на кабельном телевидении, и вы услышите постоянно используемое это слово для описания всего подряд, от обращений из Овального Кабинете до заявлений из розария Белого Дома на пресс-конференциях, где иностранные сановники безразлично  выслушивают, как принимающий их президент вещает о предметах, которые не имеют к ним никакого отношения, но касаются только его самого.

Конечно, почти всё это — тщательно расписанные представления, в которых отсутствует подлинность. Короче, они мошеннические. Политики, принимающие участие в таких представлениях, знают, что всё это — мистификация. Как и репортеры, и комментаторы, которым платят за «интерпретацию» новостей. Как и любые сколько-нибудь внимательные, слегка информированные граждане.

Так всё и идёт день за днём, пока политики, журналисты и обычные люди сотрудничают в фабрикации, распространении и потреблении обширного ряда постановочных событий, которые все вместе представляют собой то, что американцы предпочитают считать самой сутью современной истории. «Псевдо-события» — термин, который ввёл историк Дэниэл Бурстин для описания таковых в классической книге 1961 года «Картинка: путеводитель по псевдо-событиям в Америке». Накапливание подобных событий создаёт иллюзорный мир. Как выразился Бурстин, они дают начало «зарослям нереальности, которые стоят между нами и правдой жизни».

Как суррогат реальности псевдо-события, утверждал он, развивают «непомерные ожидания», которые никогда не будут достигнуты, после чего следует разочарование, замешательство и гнев в отношении неизбежных результатов.  За десятки лет до CNN, Fox News, Google, Facebook и Twitter Бурстин отмечал, что «нас вводят в заблуждение и мешают развиваться те самые инструменты, что мы создали для расширения нашего видения». Так было ещё тогда, во время президентства Джона Ф. Кеннеди, мастера псевдо-событий в относительно молодые годы телевидения. И таким наш мир остаётся и сегодня, во время президентства Дональда Трампа, который добился высокого поста, сорвав маску с экстравагантных ожиданий политического класса «единственной сверхдержавы» и «незаменимой нации» времён «конца истории» наступившей после холодной войны эпохи; но лишь для того, чтобы заменить их на свои собственные.

Как столь умело демонстрирует Трамп, пусть они и обманчивы, но псевдо-события вдобавок пленяют, приводя к тому, что Бурстин назвал формой «национального самогипноза». При достаточном принятии желаемого за действительное реальность становится совершенно необязательной. Так что тысячи верных Трампу участников митингов под лозунгами «Сделаем Америку великой снова» косвенно подтверждают, что они рассчитывают на героя, которые превратит их мечты в реальность и прогонит прочь их кошмары.

Но когда речь идёт об завышенных ожиданиях, немногие псевдо-события могут соответствовать недавно завершившемуся процессу импичмента президента и связанному с этим расследованию. Ещё до инаугурации многие презирающие Дональда Трампа стремились увидеть, как его выкинут с поста. Чтобы гарантировать выживание Республики, отстранение Трампа было необходимо. А когда процесс импичмента, наконец, начал разворачиваться, взбудораженным репортёрам и комментаторам оказалось не о чём говорить. Говорилось, что на кону стоит целостность Конституции, при этом неизменно  историческая значимость ежедневного развития события казалась самоочевидной. Ну, или нам так говорили.

А пока все стороны-участники должным образом повторяли предписанные сюжеты — никто не получал от этого большее удовольствие, чем сам Дональд Трамп — а итоговый результат никогда не ставился под сомнение. Республиканский Сенат был не более склонен осудить президента, чем он был склонен играть в гольф без обмана. Так что как только Сенат позволил Трампу соскочить с крючка, разразилась лихорадка. В одно мгновение стал ослепительно ясен фарс всего процесса. Редко бывало, чтобы разрыв между хайпом — очковтирательством — и реальной исторической сутью был столь велик.

Попытки изгнать президента вызвали волну гнева, тревоги, злости и надежды. Но всего через пару недель после завершения процедуры импичмент Дональда Трампа привлекает столько же внимания, что и импичмент Эндрю Джонсона в 1868 году.

Что означает столь скорое отвлечение внимания публики от этого якобы исторического события? Помимо прочего, это демонстрирует, что мы продолжаем жить в мире псевдо-событий, который Бурстин описывал более 60 лет назад. Восприимчивость американцев к выдуманным и расписанным версиям реальности сохраняется, раскрывая пустоту, как суть нашей национальной политики. В век социальных СМИ эта пустота стала ещё больше. Заглянуть за кулисы псевдо-событий, инсценированных для перехвата нашего внимания, означает противостоять пустоте.

Псевдо-события пошли не так

Но в этой мрачной ситуации мерцающие кусочки истины время от времени проявляются в моменты, когда псевдо-события нечаянно показывают реальность, которую предназначены скрыть. Бурстин констатирует, что «псевдо-события производят ещё больше псевдо-событий». Хотя в широком смысле это может быть верным, позвольте мне заявить протест: в  определённых условиях псевдо-события могут сорвать сами себя, их общая накопленная абсурдность подрывает их же накопленный авторитет. Иными словами каждый раз мы испытываем неосознанное сомнение в том, что многие из того, что афиширует Вашингтон, с исторической точки зрения просто может оказаться сплошным враньём.

Так случилось, что сезон импичмента Трампа предложил три вдохновляющих примера значимых псевдо-событий, которые представлялись восхитительно фальшиво: фракционное совещание в Айове, Обращение к Нации и Национальный молитвенный завтрак.

По обычаю каждые четыре года фракционное совещание Айовы инициирует то, что можно назвать честным, методичным и демократическим процессом избрания кандидатов в президенты от двух ведущих политических партий. По заведённому порядку и в соответствии с конституционными требованиями Обращение к Нации предоставляет Президенту ежегодную возможность выступить перед Конгрессом и американским народом, чтобы оценить состояние страны и представить планы на следующий год. В соответствии с традицией, уходящей корнями в первые годы холодной войны,  ежегодно проводимый в Вашингтоне Национальный молитвенный завтрак собирает политический истеблишмент страны, предоставляя ему возможность стать свидетелями подтверждения того, что мы остаёмся народом «по воле Божьей», при всём нашем удивительном разнообразии объединённым общей верой во Всемогущего.

В этом году все три события прошли вкривь и вкось, каждое по-разному, но все вместе это намекало на уязвимость других псевдо-событий, считавшихся непреложными и неизменными. Раскрыв просвет на ранее скрытую правду, все три обычно быстро забываемых события могли праздновать свои заслуги.

Во-первых, 3 февраля началось давно ожидавшееся фракционное совещание Айовы. Комментаторы, хватавшиеся хоть за что-нибудь, чтобы дать предварительные репортажи, перед вечером совещания забавлялись, жалуясь на то, что Штат Соколиного Глаза слишком белый, подразумевая, что жители Айовы не в достаточной мере американцы. Как оказалось,  проблема была не в отсутствии разнообразия, а в потрясающем отсутствии компетентности, поскольку Демократическая партия штата с основательным треском провалила единственное событие, которое позволяет Айове заявлять о хотя бы минимальной национальной политической значимости. Чтобы подсчитать результаты совещания, воспользовались плохо проверенным дефектным приложением на смартфоне, созданным членами партии, которые явно не имели достаточной глубины познаний.

Результатом стала эпическая неразбериха, а псевдо-событие предстало политическим бурлеском. Люди в Айове выступали — люди, определяемые в данном примере, как зарегистрированные сторонники Демократов, которые потрудились на собрании поприсутствовать — но никто не знает, что они сказали. К тому моменту, когда подсчёт и пересчёт голосов были закончены, результаты уже не имели никакого значения. Предполагалось, что Айова запустит отработанный процесс для всей партии и кандидатов. Вместо этого она посеяла замешательство и затем ещё большее замешательство. И при этом хаос в Айове заставляет полагать, что возможно, — всего лишь возможно, — весь процесс отбора кандидатов в президенты необходимо полностью перестроить, заменив нынешний четырёхлетний цирк подходом, который мог бы дать результаты более оперативно, с меньшими финансовыми затратами и, да, принимая во внимание и разнообразие.

После чего 4 февраля прозвучало Обращение к Нации. Великолепное по обычаю и церемонии, это событие определённо заслуживает почётного места в Зале Славы псевдо-событий. И представление этого года исключением не стало. Президент Трамп бесстыдно хвалился многими достижениями своей администрации, насаждённой уступчивыми живыми манекенами в галерее Палаты представителей, чтобы они заигрывали с различными избирательными округами — разжигающий ненависть гость радио Раш Лимбо получил Медаль Свободы от Первой Леди! — пусть даже он в остальном придерживался образца, использованного каждым президентом со времен Рональда Рейгана. Иными словами, это было превосходное псевдо-событие.

Единственный революционный момент возник сразу после того, как Трамп закончил выступление. Обаятельным и благотворным жестом спикер Палаты Нэнси Пелоси, стоя позади президента, своевременно вынесла свой вердикт всему событию. Как напроь разобиженная школьная учительница, отвергающая неудовлетворительную домашнюю работу провинившегося ученика, она  разорвала текст Трампа на две части. По сути, своим поступком Пелоси объявила, что всё событие представляет собой чистую, неподдельную чушь, чем оно и было, как и каждое обращение к нации в обозримом прошлом.

Благослови, Господь, спикера Пелоси. В следующем году, надеемся, она воспользуется возможностью завершить своё пребывание на посту. Другие члены Конгресса, лучше бы от обеих партий, могут последовать её примеру, найдя занятие получше. Через несколько лет и президент может оказаться выступающим перед пустым залом. Тогда Сеть утратит интерес. В тот момент практика, которая превалирует с первых дней Республики до администрации Вудро Вильсона может быть восстановлена — каждый год или около того президенты могут просто направить Конгрессу письмо с размышлениями о положении в государстве, а конгрессмены выбирают, присутствовать им на мероприятии или игнорировать его, на свой вкус. И тогда календарь национальных событий будет полностью очищен от значимых псевдо-событий.

Как и следовало ожидать, Национальный молитвенный завтрак 6 февраля завершил недавнюю триаду псевдо-событий, пойдя наперекосяк. Заслуга в этом принадлежат исключительно президенту Трампу, который использовал предоставленное ему время в течение этого номинально религиозного события для возможности поныть о  его «тяжком испытании» от рук «неких очень нечестных и коррумпированных людей». Откровенно намекая на Пелоси (и, возможно, держа в уме Митта Ромни) Трамп объявил его критику лицемерием. «Я не люблю людей, которые пользуются своей верой для оправдания поступков. Которые, как они  знают, неправильны», сказал он. «И я не люблю людей, которые говорят, «Я молюсь за вас», когда вы знаете, что это не так».

Иисус, возможно, простил своих палачей, но Дональд Трамп, именующий себя христианином, не следует примеру своего Господа. Так что вместо возможности представить фальшивый братский экуменизм, Национальный молитвенный завтрак стал ещё одним примером партийности — освобождая всех нас (и СМИ) от какой-либо дальнейшей необходимости делать вид, что он имел хоть приблизительно какое-то серьёзное религиозное значение.

Так что разве что в ироническом смысле первая неделя февраля 2020-го окончилась поистине исторически. Безусловно, те, кто заявляя о своём праве учить всех остальных тому, что достойно восхваления, утратили свою истинную значимость. Они не теряли времени, перейодя к следующему псевдо-событию, на этот раз в Нью-Гэмпшире. Но через несколько дней американцам удалось мельком взглянуть на реальность, которую псевдо-события должны были по задумке скрыть.

Пожалуй, ещё несколько проблесков, и кое-что из «правды жизни», на что так давно намекал Бурстин, станет невозможно скрывать. Вообразите: больше никакого очковтирательства. В эти тёмные и обескураживающие времена разве мы не имеем право на такую надежду?

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Аргументы профессора о «христианских привилегиях» не соотносятся с реальностью

Киати Джоши — профессор университета Фарлей Дикинсон, которая недавно делала презентацию в университете Рутгерс, написала книгу с названием «Привилегии белых христиан». Но один из её основных аргумен...

Подробнее...

Переосмысление президентских выборов

В начале июля я написал статью «Имеют ли значение вообще следующие президентские выборы?», в которой сделал вывод, что голосование на следующих выборах того, кто станет следующей марионеткой в Белом Д...

Подробнее...

Мы потеряли настоящего гиганта. Умер Стивен Коэн

«Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими». (Евангелие от Матфея). Дорогие друзья, С глубокой скорбью вынужден сообщить, что вчера в возрасте 81 года в своём доме на Манхэттен...

Подробнее...

Российское вмешательство и Навальный

«Мы будем знать, что наша программа по дезинформации (населения) завершена, когда все в американском обществе поверят в то, что ложно». — Уильям Кейси, бывший директор ЦРУ. Эта цитата попалась...

Подробнее...

Америка 1950-го против Америки 2020-го

Будь у вас возможность вернуться в 1950-й год, вы бы сделали это? Не было бы Интернета, мобильных телефонов, а телевизор —только чёрно-белый. Но даже при отсутствии многих современных удобст...

Подробнее...

Google+