Может ли «Старбакс» спасти средний класс?

Нет. Но может уничтожить высшее образование

Может ли «Старбакс» спасти средний класс?

Большое число работодателей недавно наслаждалось похвалами за создание льгот в высшем образовании для работников по программе партнёрства с одним или более университетов. Например, компания «Старбакс» учредила программу в университете штата Айова, компания «Уолмарт» стала партнёром нескольких образовательных учреждений, в том числе Университета Флориды, Университета Брэндман и Университета Бельвью, а фирма «Кофе Пита» заключила соглашение с Университетом штата Орегон.

Штат Аризона планирует создать коммерческий филиал, чтобы участвовать в партнерстве работодатель-университет в ещё больших масштабах.

Эти программы в целом рассматриваются как и новаторские и просветительные, они обеспечивают свидетельство того, что работодатели желают инвестировать в своих работников — многие из которых находятся на уровне новичков, на неквалифицированных рабочих местах — и университеты развивают новые способы расширить доступность и откликнуться на нужды рабочей силы. На первый взгляд кажется, что подобные договорённости предоставляют выгоду для всех участников. Работодатели выигрывают от наличия более стабильных и лучше образованных работников, работники получают доступ к образовательным программам, которого ранее не имели, а университеты, жаждущие доходов, получают новую модель массового бизнеса в дополнение к традиционному торговому подходу.

Хотя легко оценить и благие намерения, и возможности, предоставляемые этими договоренностями, нам стоит побеспокоиться, не станут ли они новым стандартным путем в колледж. Такой путь воспроизведет проблемы, созданные десяти лет назад, когда доступность здравоохранения оказалась связана с занятостью.

Спонсируемые работодателями программы здравоохранения стали превалирующими во время Второй Мировой, это был способ для компаний обойти федеральное замораживание зарплат. Работодатели понимали: предлагая льготы, вроде страховки в области здравоохранения, они позволят увеличить компенсацию работникам без увеличения денежного дохода. Эти программы набрали силу, когда в 1943 году Внутренняя налоговая служба США (IRS) постановила, что льготы в здравоохранении исключаются из налогообложения. Подобная практика быстро распространилась повсеместно, и поскольку стоимость здравоохранения росла, финансируемые работодателем страховки в области здравоохранения стали единственным способом, с помощью которого большинство людей могли позволить себе базовое здравоохранение. «Система» здравоохранения США как таковая возникла случайно, а не была продуманным политическим решением.

С тех пор нас преследуют непредвиденные последствия этой модели. Мы разработали наиболее несправедливую и дорогостоящую систему здравоохранения в мире. Хотя с помощью Закона о доступном здравоохранении были сделаны важные исправления, но миллионы людей всё ещё остаются не застрахованными или недостаточно застрахованными, и доступность здравоохранения остается проблематичной для многих, больше всего в нем нуждающихся. Более того, право на здравоохранение весьма уязвимо  перед провалами нашей политической системы и нашей экономики. Система сокращает рабочую мобильность (поскольку рискованно бросать работу с хорошими льготами); она создала мощные имущественные интересы, которые постоянно встают на пути реформы. Связь между работой и страховкой в здравоохранении эффективно приватизирует важный вопрос государственной политики и позволяет федеральному правительству уходить от  проблемы её адекватности многие десятки лет. Не трудно представить и аналогичную судьбу высшего образования. Если занятость становится предварительным условием получения диплома колледжа для большинства людей, это оставит многих вне системы.

Будет трудно заявлять, что высшее образование это общественное благо, если в нём доминируют частные договорённости.

Вместо того, чтобы рассматривать рабочее место специалиста по приготовлению кофе (баристы) в качестве позиций начального уровня с высокой текучестью кадров, за них усилится конкуренция, и оставаться на них люди будут дольше. В самом деле, приготовление латте или заполнение полок станет новым способом для большинства студентов оплатить учебу — даже для тех, кто может профинансировать своё обучение иначе. Было бы здорово, если бы эти рабочие места были доступны всем, но в данном случае такое маловероятно. По мере роста общей компенсации на этих рабочих местах (зарплата плюс плата за обучение и другие льготы), те, кто уже испытывает трудности конкуренции на рынке рабочих мест, вряд ли окажутся вытеснены.

Более того, если ориентировочная стоимость образования станет предметом частных переговоров между компаниями и университетами, то по опыту здравоохранения можно предположить, что эта стоимость взлетит до небес, даже больше, чем в недавние годы. Колледжи, как рациональные экономические действующие лица, могут ограничить или сократить свое участие в финансовой помощи, предпочитая вместо этого привлекать студентов, которых финансируют их работодатели.

И наконец, а возможно это самое главное, давление на штаты и федеральное правительство с целью поддержки высшего образования ещё более всё портит. В самом деле, будет всё труднее утверждать, что высшее образование есть общественное благо, заслуживающее устойчивой поддержки, если в нем буду доминировать частные договорённости между фирмами и университетами.

История американского высшего образования отмечена множеством усилий с целью расширения его доступности. Некоторые из этих усилий, вроде учреждения передачи земель университетами и местным колледжам, без сомнения создали возможности для студентов, которые в ином случае оказались бы за бортом.

Другие инициативы тоже возникли из духа демократии, но их эффект в лучшем случае был неоднозначен. Стандартизованные приёмные задания предназначались для смягчения этнических и классовых предубеждений, но на практике они имеют тенденцию усиливать эффект привилегий. Мобильные федеральные программы займов отдают власть в руки студентов-потребителей, но могут также оказывать инфляционное влияние на оплату обучения и создавать ложные стимулы, которые наиболее ясно (но не исключительно) наблюдаются в коммерческой части высшего образования. Новшества из благих побуждений часто несут непредвиденные последствия, особенно в отсутствие связной структуры поддержки очевидных целей и намерений — положение дел, которое характеризует и высшее образование, и здравоохранение в США.

Государственное образование в последние годы резко потеряло финансирование правительствами штатов, и необходимо найти новые способы поддержания доступности к учебным организациям хорошего качества по разумным для студентов ценам. Но те, кто больше всего нуждается в образовании, также больше всего нуждаются и в работе, и зачастую не могут её найти. Ещё более тесное связывание доступности и занятости вполне может запустить порочный круг, что уже неприемлемо.

Связывание здравоохранения с занятостью считается одним из крупнейших провалов государственной политики в истории США. Нам необходимо учиться на этом опыте, а не повторять его.

Об авторе:

Джеффри М. Кокс — старший помощник декана по администрированию и финансам в Высшей Школе Образования Стэнфордского университета.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Чего стоит мне моя личная война

Свидетельствуя о цене войн Подумайте об этом как о некоем маленьком чуде. Страна находится в состоянии войны 18 лет, с тех пор, как президент Джордж Буш и его высшие официальные лица объявили «глоба...

Подробнее...

Об ограблении истории

Вот такой вопрос — и я гарантирую, что вы прочтёте это впервые здесь: Дональд Трамп второй или даже, возможно, третий 9/11? Потому что поистине он должен быть тем или другим....

Подробнее...

Обдумывая 20 лет наших антивоенных неудач

Ещё осенью 1999 года International Journal опубликовал мою первую или вторую научную статью (я написал ещё одну в том же году и не помню, которая вышла первой). Заголовок был таким «Готовы убивать, но...

Подробнее...

Элитный колледж требует от изучающих физику студентов «деколонизировать» научную сферу (опять)

По крайней мере,  у них есть «тако» Если вы хотите сконцентрироваться на физике при изучении физики, рассмотрите, как избежать Колледжа Помона. Элитный член Клермонтского консорциума[1] Южной К...

Подробнее...

Студенты говорят, что праздновать День Благодарения — ненормально

«Основан на геноциде коренного населения» Утром в День Благодарения College Fix побывал в колледже Макалестера* в Миннесоте, чтобы задать вопрос студентам, приемлемо ли отмечать этот праздник....

Подробнее...

Google+