Бережно хранимые «вечные войны»

Побываем в американском Марселе

Бережно хранимые «вечные войны»
Что понимают байкеры Иллинойса и не понимает Вашингтон

Сегодня постоянный автор  TomDispatch Эндрю Басевич, автор книги «Войны Америки на Большом Ближнем Востоке», обращает внимание на единственный мемориал в стране тем, кто воюет в нашей теперь уже 18-летней войне с террором — никогда не бывшей настоящей «войной», а расширяющимся рядом конфликтов, переворотов и хаоса любого рода.

Как указывает Басевич, мемориал американским солдатам, отправленным в этот хаос и погибшим, фактически спрятан от глаз в небольшом городке на Среднем Западе, что говорит вам всё, что необходимо знать о том, как на самом деле американцы оценивают эти войны.

Конечно, в стране есть и другая усыпальница, Мемориал и Музей 9/11 в Нью-Йорке, посвященный почти 3 000 граждан, погибшим в первоначальном нападении аль-Каиды. До того мирные граждане в большей степени страдали без какого-либо поминовения — и всё же, в некотором смысле можно сказать, что существует иной ряд «мемориалов» погибшим в войне с террором после 9\11. Надо просто поставить слово в кавычки. Я думаю о захламленных городках Среднего Запада. Или, к примеру, Мосул, второй по величине город в Ираке, значительная часть которого в 2017 году была превращена в руины воздушной мощью и артиллерией США (по оценкам было выпущено  29,000 снарядов) и взрывами смертников ИГ* и другими взрывами. По большей части так и остаётся. Я думаю о сирийском провинциальном городе Ракка, на который США и союзные воздушные силы обрушили более 20,000 бомб и который тоже лежит в руинах. У других иракских городов, например, Рамади и Фаллуджи, аналогичная судьба.

Подумайте об этих городах (или бывших городах), как противоположности стенам памяти о погибших Америки. Подумайте об этих городах без стен в память погибших (и живущих в отчаянии) в регионе, который в ответ на безжалостные убийства жертв в башнях Нью-Йорка продолжает превращаться в руины с очередной войной, которая вероятно, уже на горизонте.

Том.

* * *

Иллинойс

В начале этого месяца я на денёк заскочил в Марсель, чтобы сделать документальное видео о недавней американской военной истории, в частности, о продолжающихся войнах, о которых большинство из нас предпочитают не думать.

Чтобы не вызвать недоумения, позвольте уточнить. Я говорю не о французском Марселе (mar-SAY), крупнейшем порту страны и втором по величине городе с населением около 900 000 жителей. Нет, моим пунктом назначения был  расположенный в прерии штата Иллинойс небольшой городок с населением около 5 000 человек Марсель (mar-SAYLZ).

Наш маленький Марсель находится прямо посреди страны у реки Иллинойс, где-то между Чикаго и Пеорией. Я лично знаком с этой частью Америки. Более чем полвека назад,  школа, в которую я ходил, обычно играла с «Пантерами» школы Марселя. К сожалению, три десятка лет тому назад школа была закрыта.

А тогда город приобрел некоторую известность, производя ящики из гофрированного картона  для фирмы «Набиско». Но в 2002 году фабрика была закрыта, оставшаяся от неё восьмиэтажная глыба здания всё ещё возвышается над Мэйн-стрит.

Сегодня центр Марселя — несколько коротких кварталов у реки из обшарпанных коммерческих объектов прошлого века. Многие витрины пусты. Судя по всему, остальные в недалеком будущем ждёт та же судьба. Хотя после Великой Рецессии экономика США пришла в себя, восстановление обошло Марсель. Тут хорошие времена давно позади и никогда не вернутся. Общее ощущение — усталость и одиночество. Менеджеры хедж-фондов, рыскающие в поисках быстрой прибыли, должны искать её где-то в другом месте.

Впрочем, это не удивительно, это же страна Трампа. Марсель расположен в округе ЛаСаль, население которого в 2016 году проголосовало за Дональда Трампа против Хиллари Клинтон с разрывом 14%. Легко представить, что обитатели Марселя, на 96% белые, обиделись на неуважительное высказывание Клинтон в адрес сторонников Дональда Трампа, как «отбросы». И у них на то была причина.

Мемориал на Среднем Западе войнам Америки на Большом Ближнем Востоке

Сегодня Марсель сохраняет скромные претензии на славу. Это Мемориальная стена конфликтам на Ближнем Востоке, открытая  в июне 2004 года и расположенная на открытом месте между рекой и старым зданием фабрики «Набиско». Мемориал, созданный и оберегаемый группой занимающих гражданскую позицию байкеров Иллинойса, многие из которых являются ветеранами Вьетнама, единственный в стране, увековечивающий память тех, кто погиб в различных кампаниях, стычках, затянувшихся войнах и отвратительных провалах с участием американских войск в различных частях Большого Ближнего Востока за прошедшие несколько десятков лет.

Подумайте об этом: любой американец, желающий лично отдать почести тем, кто сражался и погиб за нашу страну во Второй Мировой, в Корее или во Вьетнаме, знает, куда направиться — к Национальному Моллу в Вашингтоне, длинной череде лужаек и прудов, соединяющих памятник Вашингтону и Мемориал Линкольну. Любой американец, желающий чествовать жертвенность тех, кто сражался и погиб в ряде более близких по времени конфликтов, которые длятся дольше, чем Вторая Мировая, корейская и вьетнамская вместе взятые, должен отправиться к месту, где ближайшая остановка общественного транспорта — автобусная остановка Грейхаунд на дороге в Оттаву, а лучший ресторан — Bobaluk’s Beef and Pizza. Нигде больше в нашей большой стране никто не вложил деньги и не приложил усилий, чтобы напомнить об отнюдь не триумфальных американских войнах длительностью более, чем на поколение.

Критики могут придираться к эстетике мемориала, отвергая его как простенькую дешевую подделку намного более известной Вьетнамской Стены. Но если дизайн не может считаться прорывным, он всё же явно честен и сердечен. Он состоит главным образом из ряда отполированных гранитных панелей с перечислением имен тех, кто погиб в различные фазы «вечных войн» страны, начиная с моряков, погибших в июне 1967 во время израильского обстрела корабля США «Либерти».

На этих стелах сейчас более 8 000 имен. Каждый июнь  во время ежегодного «Мотопробега Свободы Иллинойса», который заканчивается у мемориала, сюда добавляются новые имена. Помимо флагов и значков есть и текст с подтверждением, что все, чью память почитают — герои, погибшие за свободу, и их никогда не забудут.

Тут позвольте мне отметить свою собственную придирку. Хотя имя моего сына числится в середине левой части панели 5В, мне неловко от упоминания американских солдат, погибших за свободу на Большом Ближнем Востоке. Наша ярко выраженная склонность использовать этот термин в связи с фактически любыми американскими военными действиями задевает меня, как хитрая уловка. Она служит оправданием того, чтобы не задумываться об обязательствах, политике и решениях, которые и привели к тому, что все эти имена выбиты в камне, и еще больше появится в следующем месяце, а возможно, и ещё много лет спустя.

В известном романе Эрнеста Хэмингуэя о Первой Мировой «Прощай, оружие» его герой приходит «в замешательство от напрасных священных славных слов и самопожертвования и выражения». Я ощущаю нечто похожее, когда речь идёт об использовании слова свобода в данном контексте.. Ну, не совсем замешательство, но большое неудобство. Свобода, используемая таким образом, скрывает правду за покровом патриотических чувств.

Те, чьи имена выбиты на стене в Марселе, погибли на службе своей стране. В этом нет сомнений. Погибли ли они, неся свободу или процветание США это совершенно другой вопрос. Причины, которые более точно передали, почему эти войны начались и почему длятся так долго, включают в себя нефть, доминирование, высокомерие, упрямый отказ политических деятелей признаться в собственной колоссальной глупости и коллективное пренебрежение граждан, которые стали забывать где, оказывается, воюют американские войска в данный момент времени и почему. Некоторые могли бы добавить к списку неспособность провести различие между нашими собственными интересами и интересами наших предполагаемых союзников, вроде Саудовской Аравии и Израиля.

Кандидаты у Стены

За несколько часов, которые я там провёл, по сути никто больше на побывал у Мемориальной Стены Конфликтов на Ближнем Востоке. Единственная пожилая пара остановилась ненадолго и всё. Это понятно, да и само за себя говорит. В конце концов, Марсель, Иллинойс, не на дороге, маленькое местечко в стороне от оживлённых трасс. Туристов там нет. Никакого шума и никакой энергетики, и вдали от таких мест, которые задают тон современной Америке. Сравнивать Марсель с Нью-Йорком, Вашингтоном, Голливудом, Лас-Вегасом или Силиконовой долиной — это все равно, что сравнивать сеть дешевых магазинов Dollar General с сетью роскошных универмагов Saks Fifth Avenue. В Марселе есть первое, а ближайший магазин «Сакс» в двух с половиной часах езды от исторического делового центра Чикаго-Луп.

С другой стороны, когда об этом подумаешь, Марсель — совершенно правильное место для единственного в стране мемориала ближневосточным войнам. В конце концов, где лучше вспоминать о конфликтах, которые американцам хотелось бы игнорировать или забыть, чем в пустеющем городка Среднего Запада, о существовании которого они никогда не знали?

Так что, учитывая, что сейчас набирает силу кампания подготовки к президентским выборам 2020 года, позвольте мне сделать скромное предложение — которое могло бы, по крайней мере на короткое время, сделать Марсель своего рода пунктом назначения.

Так же, как есть обязательные площадки в Айове и Нью Гемпшире, где ожидают появления кандидатов, почему бы таким же не сделать Марсель, Иллинойс. Пусть все кандидаты, соревнующиеся за то, чтобы сместить Дональда Трампа (их число уже приближается к двум дюжинам), запланировали хотя бы одну остановку у Стены Конфликтов на Ближнем Востоке, соответственно в сопровождении прессы.

Пусть они возьмут пример с президентов Джона Ф. Кеннеди и Рональда Рейгана у Берлинской Стены и используют эту площадку, как фон, отражающий историческое значение этого конкретного места. Им стоило бы объяснять в конкретных выражениях, что означают увековеченные конфликты, описать их связь с идеей Америки после холодной войны, как «незаменимой нации» или «единственной сверхдержавы», оценить катастрофическую цену и последствия этих нескончаемых войн, установить ответственность, изложить американскому народу, как избежать повторения ошибок, сделанных предыдущими администрациями, в том числе и нынешней, которая, по-видимому, испытывает непреодолимое желание начать  очередной конфликт на Ближнем Востоке, и помочь понять, как под прикрытием продвижения свободы и демократии Вашингтон сеет хаос на большей части региона.

А чтобы было ещё интереснее, выдать премию любому, кто сможет пробиться сквозь их высказывания, не упоминая «свободу» или «высшее самопожертвование», ссылок на Евангелие от Иоанна, глава 15, стих 13 («Нет большей любви, чем эта...») или бессмысленных ссылок на «джи-ай» как посланцев самого Господа, призванных поразить злодеев. С другой стороны, подходящие сравнения с Вьетнамом не только позволены, но поощряются.

Я готов держать пари, что славные байкеры Иллинойса, которые давным-давно служили во Вьетнаме, с радостью предоставят микрофон и подиум. А если они этого не сделают, это сделаю я.

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Будущее по Оруэллу уже здесь

Мы смотрим прямо в лицо своему оруэлловскому будущему. Начавшись с Нью-Йорка, распознавание ли приходит в школы США, на следующей неделе оно подключается для проверки....

Подробнее...

Синдром отрицания вымирания американцев

Вчера я разговаривал с женщиной в  фирме HealthGuard, проверяющей качество воды, в прошлом услугами которой пользовались все, чтобы проверить на загрязнение воду в нашей артезианской скважине. Мы...

Подробнее...

Быть больным и небогатым

Здравоохранение, которое делает нас больными Недавно на митинге в Висконсине в рамках дискуссии вокруг введённого Обамой закона «О доступном здравоохранении» президент Трамп намёками  критиковал...

Подробнее...

Покончить со скрытой угрозой семьям военных

Когда наши любимые вступают в ряды военных, мы знаем, что ношение формы может стоить им жизни. Члены семей военных всеми возможными способами прикидывают возможную цену служение стране. Мы рассматрива...

Подробнее...

Меня выкинули из программы подготовки диссертации из-за моей нескрываемой веры в Иисуса Христа

Когда в 1991 году я учился на старших курсах общинного колледжа в Солт-Лейк-Сити, я сделал презентацию по гуманитарным наукам в подготовительном классе, в которой утверждал, что Иисус Христос — мессия...

Подробнее...

Google+