Новый Джим Кроу

Как война с наркотиками породила постоянную американскую низшую касту

Новый Джим Кроу

С того момента, как Барак Обама поднял правую руку и принес клятву, обещая служить США в качестве 44-го президента, обычные люди и их лидеры по всему миру отмечали «победу над расовыми предрассудками» нашего государства. Избрание Обамы рассматривалось как последний гвоздь в гроб Джима Кроу, подпорку для истории расовых каст в Америке.

Само присутствие Обамы в Овальном кабинете преподносилось, как доказательство того, что «земля свободы» наконец претворило в жизнь своё обещание равенства. В его появлении на мировой сцене заключается не явно выраженное, но несомненное послание: вот так выглядит свобода, вот что демократия может сделать для вас. Если вы находитесь в бедности, на обочине общества или относитесь к низкой касте, то у вас есть надежда. Доверьтесь нам. Доверяйте нашим правилам, законам, обычаям и войнам. Вы тоже можете оказаться в земле обетованной.

Наверное, в прошлом веке произносилась и ещё большая ложь, но такие случаи можно пересчитать по пальцам. Расовые касты в Америке живы и существуют в изобилии.

Здесь лежит Джим КроуБольшинству людей не нравится, когда я так говорю. Их это злит. В «эру цветовой слепоты» существует почти фанатичное желание держаться за миф о том, что мы как государство «преодолели» расовый подход. Вот несколько фактов, которые противоречат этой сказке о победе в расовом вопросе:

  • Сегодня число взрослых афро-американцев, находящихся под коррекционным контролем (в тюрьме, на испытательном сроке или досрочно освобождённых) больше, чем численность рабов в 1850-м году, через 19 лет после начала Гражданской войны;
  • В 2004 г., мужчин – афро-американцев, лишённых гражданских прав (по законам о лишении гражданских прав) было больше, чем в 1870-м году, когда была ратифицирована Пятая поправка, запретительными законами, которые недвусмысленно отказывают в праве избирать на основе расовой принадлежности.
  • Рождённый сегодня чернокожий ребёнок с меньшей вероятностью будет воспитываться двумя родителями, чем такой же чернокожий ребёнок, родившийся во времена рабства. Недавний распад афро-американской семьи произошел во многом из-за массового лишения свободы чернокожих отцов.
  • Если обратиться к заключенным, то подавляющее большинство афро-американских мужчин в некоторых городских районах носят ярлык опасных преступников. (В районе Чикаго эта цифра близка к 80%). Эти люди составляют часть растущей низшей касты – не класса, а касты – постоянно попадающих по закону в категорию граждан второго сорта. Им можно отказать в праве голоса, автоматически исключить из состава присяжных и законным образом дискриминировать в таких областях, как занятость, жильё, образование и система социальных пособий, как это было с их дедами и прадедами во времена Джима Кроу.

Джим Кроу должен уйти

Причины изоляции

Конечно, есть объяснение, не различающее цветов: уровень преступности. Население наших тюрем выросло с 300 000 до более 2 миллионов за несколько десятилетий, как говорят, из-за свирепствующей преступности. Нам говорят: причина того, что многие чернокожие и темнокожие мужчины оказываются за решеткой и получают постоянный статус людей второго сорта, состоит в том, что они оказались плохими парнями.

Однако неприятная правда состоит в том, что уровень преступности не объясняет внезапного и массового заключения в тюрьмы афро-американцев в течение прошедших 30 лет. Уровень преступности за несколько прошедших десятилетий колебался – сейчас он на исторически низком уровне – а численность лиц, находящихся под стражей постоянно и резко росла. Она выросла в пять раз. Главной движущей силой этого роста стала война с наркотиками. Преступления, связанные с наркотиками, отвечают за две трети роста контингента федеральных тюрем, и более чем за половину роста контингента тюрем штатов с 1985 по 2000 год – это период самого резкого расширения нашей тюремной системы.

Война с наркотиками был жестокой – с привлечением спецназа, танков, базук, гранатомётов, - она прошлась по всем территориям; но живущие в белых районах не представляют произведённых разрушений. Война велась практически исключительно в бедных цветных районах, - несмотря на то, что исследования постоянно показывали, что люди всех цветов кожи принимают и продают запрещенные наркотики по удивительно схожим ценам. В самом деле, некоторые исследования показывают, что белая молодежь с существенно большей вероятностью занята торговлей наркотиками, чем чёрная молодежь. Любое утверждение о том, что использование наркотиков среди афро-американцев более распространено или опасно, опровергается имеющимися данными. Белая молодежь, например, в три раза чаще обращается в скорую помощь в случаях, связанных с наркотиками, чем их афроамериканские сверстники.

Это вряд ли может придти вам в голову, ведь при посещении наших тюрем и мест отбытия наказаний видишь, что подавляющее число правонарушителей, попавших туда за преступления, связанные с наркотиками, это люди с чёрным или тёмным цветом кожи. В некоторых штатах афро-американцы составляют 80-90% таких заключённых.

На этом моменте меня всегда прерывают и напоминают, что чернокожие мужчины совершают больше преступлений, связанных с насилием. Вот почему война с наркотиками ведётся в бедных районах, где проживает цветное население, а не в предместьях среднего класса. Борцы с наркотиками пытаются избавиться от тех центральных фигур в распространении наркотиков и преступлений, связанных с насилием, которые превращают жизнь жителей гетто в ад. Это никак не связано с расой – дело в преступлениях, связанных с насилием.

И опять – неверно. Президент Рональд Рейган официально объявил нынешнюю войну еще в 1982 г., когда количество преступлений, связанных с наркотиками, падало, а не росло. Президент Ричард Никсон был первым, кто ввёл термин «война с наркотиками», но именно президент Рейган превратил риторическую войну в буквальную. Первоначально эта война имела мало общего с преступлениями, связанными с наркотиками, а больше относилась к расовой политике. Она была частью грандиозной и очень успешной стратегии Республиканской партии по использованию политических обращений с расовой подоплёкой по вопросам преступности и социального обеспечения - ради привлечения голосов белых избирателей из бедных слоёв и из рабочего класса, которые были возмущены и опасались десегрегации, новых правил проезда на автобусах и позитивной дискриминации. По словам Г.Р.Халдемана, главы администрации Белого Дома при президенте Ричарде Никсоне: «Вся проблема – в чёрных. Дело заключается в том, как придумать систему, которая бы признавала это, но не показывала явно».

Через несколько лет после объявления войны наркотикам, по бедным городским районам ударил крэк – кокаин. Администрация Рейгана воспользовалась этим со скрытым ликованием, нанимая персонал, который должен был сообщать о детях и матерях-проститутках с зависимостью от крэка и насилии, связанном с употреблением наркотиков. Цель состояла в том, чтобы сделать преступления и насилие, связанные с крэком в бедных городских районах, сенсацией в СМИ и получить поддержку общества в войне с наркотиками, которая, как надеялись, заставит Конгресс выделить дополнительные миллионы долларов для финансирования этой программы.

План сработал великолепно. Более десяти лет чернокожие наркодилеры и потребители постоянно появлялись в газетных публикациях и заполняли вечерние новости ТВ. Конгресс и законодатели по всей стране выделяли миллиарды долларов на войну с наркотиками и принимали суровые, обязательные для исполнения карательные меры за преступления, связанные с наркотиками – сроки выносились более длительные, чем во многих странах получают за убийство.

Демократы начали соревноваться с республиканцами, чтобы доказать, что они даже жёстче в отношении темнокожих «отверженных». По хвастливым словам Билла Клинтона: «Меня можно поймать на многом, но никто не скажет, что я мягок в отношении преступлений». Факты это подтверждают. Клинтоновская «жёсткая к преступлениям» политика привела к самому большому росту контингента федеральных тюрем и тюрем штатов за всю американскую историю. Но Клинтона не удовлетворил этот взрывной рост. Он и «Новые Демократы» отстаивали запрет на муниципальное жильё для нарко-преступников (и не важно, насколько невелико правонарушение) и бессрочный отказ в получении ими основных социальных выплат, в том числе продуктовых талонов. Дискриминация фактически в каждой области политической, экономической и социальной жизни теперь стала совершенно законной, если человека заклеймили как преступника.

Процент заключённых

Процент заключённых - мужчин в возрасте от 20 до 34-х лет, по расовой/этнической принадлежности, с 1980 до 2008 гг. (W - белые, L - латиноамериканцы, B - чёрные)

Перед лицом фактов

А как насчёт всех этих преступников, совершивших насилие, и нарко-королей? Ведь война с наркотиками велась в гетто именно потому, что именно там и можно найти этих преступников, не так ли? Ответ – да… В фильмах, снятых для телевидения. И – нет, если говорить о реальной жизни.

Целью войны с наркотиками никогда не являлось выкорчёвывание нарко-королей или тех, кто совершает насильственные преступления. Федеральное шло тем агентствам, которые резко увеличивали число арестованных за наркотики, а не тем, которые успешно ликвидировали боссов. В этой войне были вознаграждены те, кто произвёл наибольшее количество арестов. А ещё хуже то, что федеральные законы о конфискации позволили штатам и местным органам правопорядка удерживать для своих нужд около 80% денежных средств, машин и домов, конфискованных у подозреваемых в нарко-деятельности, что обеспечило силам правопорядка прямую финансовую заинтересованность в доходности нарко-рынка.

Результаты предсказуемы: цветное население в массовом порядке попадает за решётку из-за относительно незначительных, не связанных с насилием нарко-преступлений. В 2005 г. четыре из пяти арестов по делам, связанным с наркотиками, были за хранение, один из пяти – за хранение с целью продажи. Большая часть заключённых в тюрьмах штатов не сидят по делам, не связанным с насилием и даже с какой-либо торговлей. В самом деле, в 1990-е – в период самого разгара войны с наркотиками – почти 80% увеличения числа арестов, связанных с наркотиками, приходилось на марихуану. Этот наркотик вообще считается менее вредным, чем алкоголь или табак и распространён в белых сообществах среднего класса по меньшей мере так же, как и в бедных районах городов.

КнигаТаким образом, новая расовая низшая каста была создана в потрясающе короткий период – новая система Джима Кроу. Миллионы цветных ныне имеют за спиной криминальную историю и им вполне законно отказано в любых правах, за которые боролись – и иногда умирали - их отцы, деды и прадеды.

Согласно последним данным, прогресс в расовом вопросе, если говорить о чернокожих – это миф. Во многих отношениях афро-американцам сейчас не лучше, чем во время Мартина Лютера Кинга, когда Кинг-младший был убит, и восстания прокатились по всем городам Америки. Уровень бедности чернокожих детей выше, чем тогда. Уровень безработицы в чёрных общинах может соперничать со странами третьего мира. И это при позитивной дискриминации!

Если приподнять занавес и взглянуть на то, что наше «не различающее цветов» общество создало без позитивной дискриминации, то взгляду откроется знакомая социальная, политическая и экономическая структура: структура расовой касты. Войти в эту новую кастовую систему можно через тюремные врата.

Это совсем не то, о чём мечтал Мартин Лютер Кинг. Это совсем не земля обетованная. Циклическое возрождение каст в Америке представляет собой повторяющийся расовый кошмар.

 

Примечание:

Законы Джима Кроу (англ. Jim Crow laws) – неофициальное широко распространённое название законов о расовой сегрегации в некоторых штатах США в период 1890-1964 годов.

После Гражданской войны в США, освободившей негров от рабства, федеральное правительство приняло меры по обеспечению прав чернокожего населения (13, 14, 15 поправки к конституции, Закон «О гражданских правах» 1866 года и 1875 года). В ответ демократы южных штатов приняли местные законы, серьёзно ограничившие в правах чернокожее меньшинство. Эти законы стали известны как «Законы Джима Кроу» (Jim Crow laws), названные по имени комического персонажа.

Впервые имя Кроу появилось в песенке «Прыгай, Джим Кроу», спетой в 1865 году Томасом Райсом (Thomas D. Rice). Имя стало нарицательным для обозначения бедно одетого неграмотного негра.

Об авторе:
Мишель Александер – автор бестселлера «Новый Джим Кроу: массовое заключение в эру цветовой слепоты». Бывший директор проекта Расовой справедливости в ACLUСеверной Калифорнии, работала помощником адвоката в Гарри Блэкмен Джастис в Верховном суде США. В настоящее время работает с институтом Керван по изучению рас и этничности и юридическим колледжем Морицв Университете штата Огайо.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Линчевание свободы слова

«Что делают защитники свободы слова? Печально, что эта фундаментальная свобода по всей Америке попирается.  Политики обеих партий хотят воспользоваться властью правительства, чтобы заставить за...

Подробнее...

Культурная встревоженность белого среднего класса

В конце ноября прошлого года я сидел в самолёте рядом с белой в возрасте около 50 лет, имеющей профессию католичкой со Среднего Запада, которая неохотно призналась, что голосовала за 45 президента США...

Подробнее...

Мошеннические школы: коммерческое образование в эру Трампа

Хорошая новость в том, что администрация Дональда Джона Трампа наконец-то предложила план помощи бизнесу, который не получает прибыли от инициатив Трампа и, следовательно, не представляет конфликта ин...

Подробнее...

Последнее прости лицемерному настоящему

Мало не покажется никому Миллиардер в Белом Доме. Такое только в Америке, не так ли? В эру миллиардеров — то ли выбравшие его избиратели считали, что именно он мог бы сделать то, что необходимо в ст...

Подробнее...

Республика пала: замысел глубинного государства захватить Америку оказался успешным

Сомнений в этом нет. Государственный переворот оказался успешным. «Глубинное государство» — оно же полицейское государство, оно же военно-промышленный комплекс — захватило власть....

Подробнее...

Google+