Что за бред с Движением Чаепития?

Американские удары и уколы

Что за бред с Движением Чаепития?

Республиканцы Чаепития объявили, что воспользуются крайним сроком принятия бюджета, чтобы отстаивать свои позиции против Акта о доступном уходе (ObamaCare). Они также пояснили, что их недовольство величиной национального бюджета стало результатом обнаружения того, что американское правительство вовлечено во всевозможную не-американскую деятельность. Используя обструкцию и контроль в Палате, они «выключили» федеральное правительство. В ответ Демократы заявили, что и глазом не моргнут. Две партии устроили «игру в труса»*.

Сытое этим по горло общество качает головой и изумляется, почему это политики не выполняют свою работу, а дела стоят. Но что делают политики, когда дела в здравоохранении делаются? Движение чаепития называют идеологическим экстремистом, но в чем отличие их позиции по здравоохранению? Может быть, они дают экстремальный ответ на жёсткий вопрос, который политическая элита считает само собой разумеющимся.

Здоровье как предмет потребления

Республиканцы из Движения Чаепития оттаптываются на обязательности ObamaCare. Он начертили красную черту для американских граждан, вынуждая к покупке неведомого. Забавно, но причиной того, что людей вынуждают покупать медицинскую страховку, стало то, что реформа здравоохранения направлена на установление частной системы страхования. Никого нельзя было бы вынудить покупать страховку, если бы был один вариант оплаты или было общее налогообложение. Но республиканцы, как и демократы, выступают против любого вида социализации здравоохранения. Это было ясно с самого начала, такие вещи в Америке никогда всерьез не рассматривались.

Тут есть замечательное противоречие: здравоохранение не может быть обычным товаром, но его вынуждают работать именно так. Здравоохранение отличается от других товаров, ведь оно необходимое предварительное условие всего остального – не может быть экономической активности или вообще общества, если возникает эпидемия или массовые заболевания. Какое-то количество здоровья населению просто необходимо. Вот потому-то власти не оставляют общественное здоровье на волю рынка: рынок не поддерживает здоровье общества. Просто нет способов обеспечения требований такой социальной необходимости на основе цен, прибылей и выбора потребителя.

Но остаётся вопрос, как сделать здравоохранение доступным – в качестве товара, то есть чего-то такого, за что вы должны платить. В отличие от других товаров, уровень качества которых соответствует любому уровню доходов, нельзя найти более дешёвые марки этого товара, если медикаменты слишком дороги или обойтись без них, если вы не в состоянии их купить. Для бедных нет дешёвой сердечной хирургии или вакцины от ВИЧ. Есть скорая помощь, но предыдущий созыв Конгресса принял решение – как и всё остальное в этом сложившемся капиталистическом мире, этот вид нерегулярного доступа к помощи неадекватен, он предоставляется слишком поздно, он слишком дорог, а расходы на него не поддаются контролю.

Короче, когда здоровье становится товаром во всех смыслах этого слова, то слишком многие его не покупают, они просто не могут это сделать. Они просто слишком бедны. Нормальное посещение госпиталя обходится приблизительно в $10,000. Страховые планы , которые предлагаются в индивидуальном порядке, выходят за пределы бюджета чуть не всех людей. Одновременно остаётся слишком много не застрахованных, а стоимость здравоохранения слишком высока.

Ставки правительства на «здоровье»

Существуют причины того, что все современные развитые государства занимаются обеспечением здравоохранения в самый расцвет рыночной экономики. У государства есть интерес к установлению определённого уровня здоровья общества. Стоит указать, что это отличается от истинного здоровья в понимании населения, которое хорошо питается, отдыхает, полно сил и не болеет. Это значит, население адекватно здоровое для тех целей, которые предусмотрены государством – в качестве рабочих, солдат, налогоплательщиков, граждан. Так вот, то, что считать адекватным – постоянно контролируется. Действительно ли необходима замена бедренного сустава? Какое зрение нужно человеку? Нужно ли поставить протезы или можно просто удалить зубы? И так далее.

Принцип социализации здравоохранения состоит в том, что некоторые его аспекты не подлежат оценке прибыльности. В Национальной Службе Здравоохранения в Британии, например, доктора и медсестры являются госслужащими, а вот медицинские приборы и оборудование – прибыльный бизнес.
Государственный интерес к функционированию людей – лишь одна сторона вмешательства в здравоохранение. А другая – в том, что государство желает сделать здравоохранение прибыльным. Конечно, эти две стороны антагонистичны. Вот почему программы здравоохранения во всех капиталистических странах постоянно реформируются и обсуждаются, а социализированные программы здравоохранения повсюду запутаны. Любое правительство недовольно уровнем здравоохранения, которое оно получает, и тем количеством денег, которое на это затрачивается. Все они стараются облегчить бюджетное бремя и ввести прибыльный бизнес в те сектора, которые совместимы с политической направленностью здравоохранения граждан.

В Америке, которая последней из развитых государств официально установила всеобщее здравоохранение, новые законы об охране здоровья направлены на то, чтобы все части системы были прибыльны – для докторов, госпиталей, страховщиков, фармацевтических компаний, производителей медицинского оборудования и прочих. Поэтому в ObamaCare 10 000 страниц нормативов и это хитроумное изобретение Руби Голдберга имеет шанс быть принятым. Предполагается, что все и каждый будут на ней делать деньги и все будут участниками. Это должно разрешить проблему государства – бесконтрольность расходов на здравоохранение. Программа нацелена не на решение проблем здоровья населения, а на проблему истощения бюджета, которому плохое здоровье населения всерьёз угрожает.

Капиталистическое правительство для нужд капиталистов

То, что сделал Обама, когда создал национальные законы об охране здоровья, ничем не отличается от того, что делали другие президенты, включая и республиканцев. Ни один президент не принимал вердикт рынка и не позволял национальному достоянию вылететь в трубу. Даже Буш-младший видел необходимость расширить страховое покрытие на лекарства для пенсионеров. Это политически разумная практика – обеспечение функциональности населения требует государственного вмешательства. В Америке социальные меры всегда оспариваются, под вопрос ставится их необходимость. Если социальные меры вообще одобрены, то они считаются временной, неудачной необходимостью, а не основным соображением государства. Это отличается от Европы, где поддержка рабочего класса считается одной из основных опор государства. В Америке любая компенсационная деятельность со стороны государства вызывает подозрение. Даже спасение финансовой отрасли, что не могло быть большей услугой капитализму, было под вопросом – нет ли какого другого способа? Не могут ли банкиры сами о себе позаботиться?

Эталон радикализма Движения Чаепития – отказ признавать любые государственные интересы в поддержке населения. Другими словами, Движение Чаепития – радикальная версия первоначальной идеи либерального правительства, которая лежит в основе всей американской политики: правительство должно обходиться как можно дешевле, управляться как бизнес, защищать личность и собственность и не мешаться под ногами. Только то, что рынок считает достойным – в самом деле достойно. Любая служба, которая не находит рынка сбыта, тем самым доказывает, что в ней нет нужды. Если человек не может заработать на жизнь, это его личная проблема. Движение Чаепития – радикальные идеалисты свободной конкуренции, их не волнуют условия и результаты, они возражают только против расходов.

Почему Движение Чаепития ненавидит Обаму?

На практике, «перемены» Обамы в системе здравоохранения не столь значимы. Так почему же его обвиняют в предательстве американской политической культуры? В теории, это признание того, что американская частная экономика не может обеспечить сама себя. В США обычные меры, предпринимаемые государством, рассматриваются как системный вопрос: капитализм это или социализм? В Европе обсуждаются аргументы за и против каких-либо мер, и никто не спрашивает: нарушат ли они наш стиль жизни? Америка обходится с нуждами капиталистического государства, подвергая их сомнению – сохраняются ли американские принципы или будут они уничтожены. Это выражается в следующем мнении: правительство слишком большое, это неэффективно и, кроме того, наносит ущерб моральному состоянию людей. Чем больше правительство, тем больше денег забирает оно у тех, кто их зарабатывает и знает, как их лучше использовать. Это поднимается на щит, как основное отождествление американского успеха: обеспеченность богатых равно зажиточности всего народа. Движение Чаепития считает, что это утверждение находится под ударом.

Конечно же, американские президенты десятилетиями пытались провести реформу здравоохранения. Но раз никакого большинства в Конгрессе получить было невозможно, государство считало тех, кто не имеет доступа к системе здравоохранения не столь уж ценными для общества. Но по мере резкого роста количества тех, кто не имеет медицинского страхования, даже работающих, вся часть населения, которое полагалось считать средним классом, больше не может осилить основных элементов жизненного уровня. Даже имеющие страховку получают набор медицинских услуг, который выглядит рассчитанным на бедноту, то есть минимальный. Так что теперь это не просто маргиналы общества, а растущее число экономически активных граждан, чьи потребности по охране здоровья не обеспечены частными предприятиями. Руководители государства ныне признали, что это не проблема бедноты, а национальная проблема.

Такое официальное признание сводит Движение Чаепития с ума. Это удар по американскому самовосприятию. Это говорит о том, что государство не столь богато, как считалось. Десятилетиями американский успех, как успех неоспоримого лидера мирового капитализма, покоился на принципе: Америка не нуждается столь сильно в правительстве, как европейские государства, стоящие на низшей ступени. Она может оставить здравоохранение частному капиталу, это только доказывает её экономическую несокрушимость. Вот почему обсуждения здравоохранения подняли столь фундаментальный вопрос: является ли Америка всё ещё свободной страной? Что мы представляем собой как нация, если мы больше не можем поддерживать наши базовые ценности? Государственные программы здравоохранения могут быть хороши для Европы, но не для США. республиканцы считают «американскую исключительность» источником её успеха. Признание того, что США придется одобрить меры, нормальные для других стран, – это признание упадка. Если действовать просто как любая другая страна – значит отказаться от предначертанной Богом судьбы.

* * *

Любое правительство в капиталистическом обществе задаёт вопросы о том, насколько его политические мероприятия выходят за пределы защиты личности и собственности с точки зрения закона. Оно желает, чтобы частная экономика субсидировала государство, и никак иначе. Основная идеология в этом обществе такова – у экономики есть дефекты, но политика на то и существует, чтобы их скорректировать. Что кажется безумием у Движения Чаепития, так это их отказ от такой роли политики в компенсировании рынка. Они не считают отсутствие доступа к необходимым товарам потребления дефектом, они просто говорят: каждый должен бороться за собственное выживание, а если не преуспел, так это его проблемы. Они не осознают национальные интересы в охране здоровья, ведь ничто не нуждается в корректировке. Они отказываются признать, что капитализм потерпел неудачу в воспроизводстве того, что ему самому же необходимо для существования.

Однако это всё очень много говорит и о природе этой экономики – которую столь обожают все партии – что участие государства даже необходимо: ключевые аспекты существования невозможно оставить на волю этой экономики. Предполагалось, что капитализм столь великолепен, но кое-какие ключевые аспекты нельзя оставлять на него. Любой, кто думает – хорошо, что ObamaCare вталкивает Америку обратно, в мейнстрим современных государств, – игнорирует тот факт, для чего это делается: помочь экономике, которая не соответствует основным потребностям существования. Обеспечение всем и каждому доступа к изобилию достижений современной медицины и качественному уходу – это просто исключено, тут уж Обама и Бейнер сходятся во взглядах.

Примечание:

* – Симметричная игра, в которой два игрока осуществляют какое-либо опасное действие, ведущее к негативному исходу, проигравшим считается тот, кто первым это опасное действие прекратит; например, игроки ложатся на рельсы или разгоняются навстречу друг другу на автомобилях и проигрывает тот, кто встанет или свернёт первым.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Будущее по Оруэллу уже здесь

Мы смотрим прямо в лицо своему оруэлловскому будущему. Начавшись с Нью-Йорка, распознавание ли приходит в школы США, на следующей неделе оно подключается для проверки....

Подробнее...

Синдром отрицания вымирания американцев

Вчера я разговаривал с женщиной в  фирме HealthGuard, проверяющей качество воды, в прошлом услугами которой пользовались все, чтобы проверить на загрязнение воду в нашей артезианской скважине. Мы...

Подробнее...

Быть больным и небогатым

Здравоохранение, которое делает нас больными Недавно на митинге в Висконсине в рамках дискуссии вокруг введённого Обамой закона «О доступном здравоохранении» президент Трамп намёками  критиковал...

Подробнее...

Покончить со скрытой угрозой семьям военных

Когда наши любимые вступают в ряды военных, мы знаем, что ношение формы может стоить им жизни. Члены семей военных всеми возможными способами прикидывают возможную цену служение стране. Мы рассматрива...

Подробнее...

Бережно хранимые «вечные войны»

Что понимают байкеры Иллинойса и не понимает Вашингтон Сегодня постоянный автор  TomDispatch Эндрю Басевич, автор книги «Войны Америки на Большом Ближнем Востоке», обращает внимание на единствен...

Подробнее...

Google+