Полицейские Штаты Америки

Свобода – это всего лишь слово…

Полицейские Штаты Америки

Я уже не узнаю свою страну.

Ещё в 1997 году после двух лет пребывания в Китае и пяти лет жизни в Гонконге, когда я работал корреспондентом журнала Business Week и регулярно прокрадывался в Китай и обратно, чтобы как журналист сообщать о событиях – я получил хорошую дозу жизни в тоталитарном обществе. Когда я сошёл с самолёта в Филадельфии, где наша семья была готова начать новую главу жизни, я вспоминаю то чувство – словно огромную тяжесть сняли с моей груди.

Чувство свободы было буквально осязаемым.

Однако, почти сразу же возникло подозрение, что что-то не так. Учитель рисования в Верхнем Дублине, провинциальном городке, где мы купили дом, только что был арестован по обвинению в краже школьных принадлежностей для рисования на $400. Конечно, моя первая реакция была такова: «В отличном же мы оказались школьном округе, если учителя крадут у школы!!!»

Учительница, Луи Анн Меркел, которую арестовали и вскоре отправили в заключение до предъявления обвинения, была уволена и оказалась под судом по обвинению в тяжком преступлении – краже общественной собственности. Но через несколько недель – я следил по местной еженедельной газете – стало ясно, что никакой кражи в реальности не было. (Она брала старые принадлежности, которые уже были заменены новыми, чтобы отнести их в местный общественный центр, куда на день или после школы приходили дети из семей с низкими доходами. Более того, когда её остановил администратор и сказал, что старые принадлежности надо выкинуть, – она неохотно подчинилась). За следующие недели из новых сообщений мне стало известно, что на самом деле навязчивая школьная администрация, озабоченная властью, постоянно травила Меркел просто потому, что она была «активисткой» и высказывалась весьма откровенно. Школьный совет, на котором я присутствовал, в декабре этого года было прервано более чем сотней разъярённых родителей и бывших учеников Меркел, которые требовали, чтобы совет отказался от иска против неё. Совет этого не сделало, но судья графства оказался достаточно разумен и постановил, что «не было события преступления». (Меркел, которая вернулась на работу с выплатой задолженности, позже подала иск на школьный округ и выиграла суд).

Это был один небольшой пример того, как неистовствует тирания правительства, но и после этого я отмечал, что такое стало в США нормой. Люди могут быть арестованы практически за всё подряд: дети попасть в тюрьму без суда за кражу в магазине, автостопщики – за споры, вполне корректные, с полицейскими о том, что поднимать палец с просьбой о поездке противозаконно, не-белую молодёжь во многих городах могут остановить и обыскать как «болтающегося без дела чёрного или латиноса», а затем арестовать по сфабрикованным обвинениям (сопротивление аресту, нападение на офицера, нарушение спокойствия и так далее). Если полицейские не найдут оружия или наркотиков, протестующих могут избить и распылить на них газ, посадить в тюрьму просто за попытку напомнить о своих правах в соответствии с Первой Поправкой.

Но это только то, что на поверхности.

Работая журналистом в Китае, я постоянно вынужден был оглядываться. Шпионы Министерства Государственной Безопасности (китайское КГБ) или одно из местных бюро общественной безопасности, которые работали под его юрисдикцией, тайно следили за моими передвижениями и могли отследить тех, у кого я брал интервью. В одном случае, после моего отъезда, они жестоко избили человека, который снабжал меня информацией, да так, что его пришлось госпитализировать в палату восстановительной хирургии из-за перелома скулы (вся его паховая область после избиения была чёрно-синей). В чём был его проступок? Он провёл меня по сельскому району, где крестьяне улучшали себе жизнь, отправляя детей в город на строительные работы.

Я думал, что такого рода мониторинг и запугивание источников были кошмаром, вернувшимся в Китай из прошлого.

Но теперь всё это происходит тут, в США, только ещё хуже. Не только АНБ следит за каждым моим телефонным звонком, отправленным е-мейлом, каждым человеком, у кого я беру интервью, и каждой статьёй, которую я пишу – этого китайская полиция не могла делать, по крайне мере, тогда, – но агентство может следить за тем, что я пишу именно сейчас, когда набираю эти буквы на компьютере.

Откуда я знаю, что они следят за мной? Что ж, конечно, знаю не наверняка, они же не говорят мне по причине «национальной безопасности», которая проистекает из устаревающего Акта о Свободе Информации. Но отважные разоблачители в АНБ, самый замечательный из которых – Эдвард Сноуден, предоставили документальные доказательства того, что сверх-секретное шпионское агентство мониторит все коммуникации между американцами и иностранцами, особенно в странах вроде России или Ирана, или других, которых США считают «врагами».

В моем случае, будучи журналистом, я часто писал о международных проблемах, как это было, к примеру, когда я разрушил историю, представив арестованного киллера в Лахоре, Пакистане, оперативником , или написал, как израильские коммандос казнили 19-летнего невооруженного активиста за мир во время рейда на мирную флотилию под турецким флагом, направлявшуюся в Газу. Время от времени я бываю в гостях на новостных программах RT-TV, российском государственном новостном сетевом телевидении, и на иранском государственном Press TV. В течение года у меня был контракт, закончившийся год назад, на еженедельную колонку для англоязычного веб-сайта PressTV, с оплатой $200 за колонку. Из-за санкций США против иранского банковского бизнеса в Press TV мне заявили, что будут платить поквартально, а не ежемесячно, чтобы минимизировать бумажную документацию. Это значило, что целый год я получал электронные переводы около $2600 в квартал от иранского банка. Можете быть уверены, из-за этого я с тех пор под пристальным вниманием НАБ, если не нашлось ещё чего.

(Интересно, у меня там было больше редакционной свободы, чем когда я писал для любой новостной организации в США. Я сам выбирал темы для колонки, Press TV соглашалось не вносить никаких изменений или сокращений в мои статьи, и я получал полную оплату, независимо то того, публиковали они или нет. Лишь раз за этот год они не опубликовали статью – с обсуждением смертной казни в США. Редактор заявил, что она слишком «сфокусирована на США» и не представила бы интереса для читателей Press TV. Даже статьи с критикой иранской политики – публиковались без изменений.)

Даже если всё, что я говорю по телефону или пишу на компьютере, каждый сайт, который я посетил, место, куда я съездил, человек, с которым поговорил и не проверяются АНБ, сам факт того, что мы знаем – правительство этим занимается, и способно это сделать благодаря миллиардам долларов, потраченных на огромные ряды супер-компьютеров в Мэриленде и Юта – сам факт этого уже нанёс ущерб. Я обязан предполагать, что это делается и подготовить к этой реальности своё мышление и методы работы.
Недавние аресты, осуждение и длительные сроки заключения для людей, которые предоставляли журналистам информацию, также означают, что я должен считать свои обещания сохранения их анонимности – ключа любой хорошей расследовательской журналистики – пустышкой. Реальность такова, что если даже я отправлюсь на тайную встречу со своим источником или начну пользоваться одноразовыми мобильными телефонами, АНБ может вычислить, с кем я общаюсь.

Полицейское государство может ещё и не существует в США в том смысле, что я испытывал в Китае, где людей забирают без предъявления обвинений и их годами – а то и никогда – не видят, и где людей казнят даже без видимости справедливого суда по сфабрикованным обвинениям в коррупции или нападении на офицера, или угрозе государственной безопасности. Но поскольку при такой широте тайного шпионажа в США со стороны АНБ, ФБР и других «правоохранительных» и национальных «охранных» агентств нам приходится жить так, словно это уже происходит.

Ведь это может произойти с каждым из нас, и все данные, которые они собирают, могут впоследствии быть использованы против нас.

И не только это, ведь собранными данными можно манипулировать, делать вырезки и подчищать, чтобы мы выглядели виновными в чём-то, чего нет и в помине.

Будьте уверены – то, что случилось с Луи Анн Меркел было примером полицейского государства и его работы. Отважная женщина, осмелившаяся выступить против едва уловимого, а временами не очень скрываемого расизма в школе, где сама работала, и открыто высказывала свои взгляды – ей угрожал тюрьмой школьный директор, ощущавший свою абсолютную власть, и который в самом деле обладал властью заставить арестовать её по сфабрикованному обвинению.

Сегодня мы все подобны Луи Анн Меркел. Сделайте шаг из строя или стойте на своих принципах – и мы теряем работу, сталкиваемся с арестами и становимся мишенью шпионской машины АНБ.
(Случайно оказалось после полного раскрытия информации, что Луи Анн – друг и жена моего коллеги по ThisCantBeHappening!) Джона Гранта. Я встретился с ними на слушаниях о совете школы Верхнего Дублина, выше уже упоминавшихся).

А теперь одно отличие Китая, того полицейского государства, где я жил и работал с 1990-е, и полицейским государством США. В Китае все знали, что живут в тоталитарном обществе. Не было никакой путаницы. Китайцы знали, что их новости контролируются, за ними наблюдают и контролируют телефоны и он-лайн общение, и что если они выйдут из строя, то для них самих и их семей последствия будут плачевны. Но многие это делали, или сопротивлялись по мелочи.

В США большинство американцев остаются в блаженном неведении о том, как их свободы украдены или ограничены. Если они могут сказать, что не доверяют правительству и новостям, то они делают заметный шаг. Это единственное объяснение того, что общество позволяет правительству – даже поощряет – продолжать казнить людей на основе заключения судебной системы, явно коррумпированной до основания. Это единственная причина того, что многие поддерживают шпионаж правительства ради «защиты нас от терроризма». Это единственная причина того, что местные сообщества, вроде нашего в Верхнем Дублине, продолжают голосовать за большее финансирование небольшой армии полицейских, экипированных M-16 и SWAT там, где о жестоких преступлениях практически не слыхали.

США – не Китай и не бывшая ГДР (Восточная Германия). Не совсем. Но боюсь, мы уже почти такие, а в некотором смысле у нас хуже, чем в тех обществах, ведь многие из нас на так называемой «земле свободы и отваги»*, умышленно закрывая глаза на происходящее с нами и со страной.

Американцы ещё могут проснуться. Кажется, мы сделали такое при прошлой попытке милитаристов в Вашингтоне начать ещё одну кровавую войну на Ближнем Востоке. Но ещё остаётся слишком много лунатиков.

Бенджамин Франклин однажды сказал: «Те, кто откажется от внутренне присущей свободы ради получения небольшой временной безопасности, не заслуживают ни того, ни другого».

Мы, американцы, сдаём собственные свободы с момента возникновения государства национальной безопасности в 1947 году. Процесс ускорил президент Никсон «войной» с преступностью и особенно «войной» с наркотиками, которые милитаризовали полицию. Дела пошли ещё хуже при следующих президентах, в том числе президенте Рейгане, усилившим «войну с наркотиками» и президенте Клинтоне, который уничтожил судебные приказы о передаче арестованного в суд. Президенты Джордж Буш-мл и нынешний президент Обама украли ещё больше свобод у американцев, чем любые другие руководители в истории страны, с согласия большинства граждан.

Очевидно, что мы не стали более защищёнными. И как столь пророчески предупреждал Франклин, когда дело доходит до наших свобод, то ныне мы рискуем их вообще утерять.

Вот так и случилось, что я больше не узнаю ту страну, в которой я вырос, и в которой началась моя журналистская карьера.

Примечание:

* – аллюзия на строчку из государственного гимна США «O'er the land of the free, and the home of the brave?»

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Как сделать тяжёлую ситуацию ужасной

12 способов разобраться с неразберихой на границе Кто сегодня помнит классический научно-фантастический фильм 1956 года «Вторжение похитителей тел»? По сюжету картины на Землю попали споры инопланетя...

Подробнее...

Почему умирают американские сообщества?

Большинство американцев, живущих тут некоторое время, знают, что жизнь совсем не похожа на ту, что была раньше... Когда кто-то хотел найти работу, то, немного поискав, находил её. Сегодня работу найт...

Подробнее...

Бог и внешняя политика США

Неоригинальная претензия мистера Помпео Ну вот, опять взялись за старое… Бог вернулся к деятельной поддержке внешней политики Соединённых Штатов. Правда, на этот раз Бог, по сути, зашёл так далеко, ч...

Подробнее...

Америка исключительна… во всех неверных действиях

Я родился и рос в Америке намного более оруэлловской, чем многие теперь помнят. Положение настолько изменилось после событий 9/11, что, видимо, немногие вспоминают безумие 1980-х. В Соединённых Штата...

Подробнее...

Я призывала к разнообразию мыслей

Я принимала участие  в недавней встрече студенческого руководства правления факультета политологии в Университете Бостона, эта группа работает над тем, чтобы предлагать факультету способы улучшен...

Подробнее...

Google+