Америка как Детройт

Больница в Детройте

Злокачественные раковые клетки, которые источает чашка Петри «прогрессивной политики», известная под именем город Детройт, в скором времени даст метастазы по всему политическому организму Америки. Этот недуг, который был описан Марком Штейном как «пагубный альянс между коррумпированным политическим классом, алчными профсоюзами государственного сектора и всё более разбухающей армией иждивенцев, сидящих на велфере», сначала подкосит некогда великие американские города. Первыми приходят на ум Ньюарк, Окленд, Кливленд и Лос-Анжелес. Но та же судьба ждёт практически каждый муниципалитет, во главе которого стояли несколько поколений так называемых прогрессивных мыслителей.

Как только американские города отпляшут под последние такты окончательного банкротства «Мотауна», – «Автомобильного города»*, настанет черёд остальной Америки столкнуться с необеспеченными обязательствами. В случае Детройта практически половина того, что должен город – $9 млрд. из неоплаченных Детройтом $18 млрд. – это нефинансируемые пенсионные обязательства бывших государственных служащих и тех, кто ещё числится в городском списке работающих.

Но постойте. $9 миллиардов? $18 миллиардов? Такие суммы являются не более чем ошибками округления в контексте американского бюджетного дефицита и совокупного национального долга. Бывший обамовский «царь» автоиндустрии Стив Раттнер высказал недавно в Нью-Йорк Таймс мнение, что «700 000 остающихся в «автомобильном городе» жителей не более ответственны за проблемы Детройта, чем жертвы урагана Сэнди – за свои, и в конечном итоге Конгресс решил им помочь».

Однако налоговые проблемы Детройта – не стихийное бедствие. В самом деле, экономические и социальные проблемы города – это то, что министр национальной безопасности Джанет Наполитано могла бы назвать «техногенной катастрофой». Раттнер даже косвенно признаёт, что за крахом Детройта стояла свободная воля. Вот семь слов, предшествующих его просьбе о второй, меньшей сумме для спасения Детройта (первой была Дженерал Моторс): «но если бы не голосование на выборах…»

Вот где зарыта собака. Никогда не было, нет, и не будет бесплатных пирожных. И всё же американцы голосуют за деньги для себя со времён программы «Великое Общество» Линдона Джонсона. По данным Федерального резерва, необеспеченные обязательства в стране превысили $125 триллионов, включая Медикэйр ($86.6 трлн.), страхование от расходов на выписанные лекарства ($21.8 трлн.) и социальное страхование ($16.4 трлн.), причём сюда не входит текущий долг американского казначейства в $16.8 триллионов. Эти федеральные адресные программы продавались публике под тем соусом, что они были по средствам, и якобы были рассчитаны так, чтобы создать излишки, и в них учтены уже известные будущие демографические сдвиги. Но лидеры обеих основных партий вмешивались в текущие поступления на эти программы (из налогов на заработную плату), чтобы завоевать голоса избирателей, и финансировали дискреционные программы, такие как поддержка фермеров, фудстэмпы, системы вооружения, студенческие кредиты, гарантии кредитов на жильё, субсидирование зелёной энергетики и буквально сотни других затратных инициатив – всё это ради политических результатов, будь то пожертвования в избирательный фонд или обретение политической почвы под ногами.

Политики, особенно при наличии столь непопулярной сегодня внутренней налоговой службы, знают, что они не могут больше поднимать налоги, даже если это налоги на «того парня», как некогда язвительно заметил сенатор Рассел Лонг. Конгрессу также известно, что при настолько покладистом Федеральном резерве, каким он стал при председателе Бернанке, ограничений на заимствования не существует. Обе партии полагают, что Федеральный резерв просто напечатает достаточное количество «цифровых» долларов, чтобы купить любые федеральные долговые расписки, которые невозможно продать. На 2013-й финансовый год сумма составляет $540 миллиардов, цена почти всех невоенных дискреционных трат.

Но час окончательной расплаты приближается. Когда Бернанке всего лишь намекнул, что расходы Федерального резерва в $85 миллиардов в месяц на монетизацию долга, возможно, будут, пусть и понемногу, сокращаться, фондовый рынок «упал в обморок». Ипотечные ставки резко подскочили. Это повышение ставок угрожало так называемому «восстановлению рынка недвижимости», которое представляет собой не более чем раздувание заново пузыря, первоначально накачанного в ходе последней попытки Федерального резерва предотвратить очищение рынка от агрегированных злокачественных инвестиций со времён спасения рынка бывшим главой Феда Аланом Гринспеном в 1987 году. После этого Фед потратил добрые две недели, оправдываясь и беря назад свои слова о «сокращении».

Фед не может ничего сократить – ни сегодня, ни в будущем. Сокращение означало бы, что экономика достигла самоподдерживающегося роста. Однако восстановление экономики, которое тормозится всё нарастающими законодательными инициативами в финансах, здравоохранении и энергетике, а также повышением налогов на создателей рабочих мест и всё возрастающим субсидированием политически выгодных, но непродуктивных отраслей (как, например, низкокачественные студенческие кредиты, несмотря на туманную перспективу занятости для многих выпускников) – является самым слабым с 1948 года.

Во время восьми из десяти периодов восстановления со времён Второй мировой войны занятость после окончания рецессии была выше на 5-7%, чем на предыдущем пике. По этому показателю США нужно иметь сейчас рабочих мест на 10 млн. больше, чем в 2007 году. Ни в какой из предыдущих периодов восстановления рабочих мест не было меньше, чем на предыдущем пике. Сегодня, по прошествии более 60 месяцев после предыдущего пикового значения, рабочих мест меньше на 3 миллиона. А с учётом того, что соотношение рабочих мест с полной занятостью к рабочим местам с частичной занятостью упало примерно до 5 к 4.2, создаваемые рабочие места по качеству являются значительно менее оплачиваемыми, чем в прошлые периоды восстановления.

При отсутствии свободных денег Уолл-Стрит рухнет, экономика быстро загнётся, а прогрессивные экономисты потеряют свою власть. Но при поддержке значительной части СМИ и профсоюзов существующий режим ни за что не позволит этому случиться. Так что будьте готовы к уменьшению количества и снижению качества новых рабочих мест, увеличению государственного долга, переводу занятых на предприятиях малого бизнеса на неполный рабочий день с целью уклониться от выполнения требований по «Обамакэйр», монетизации долга и финансовым репрессиям (в том числе невыплаты по вкладам).

В 1960 году до «Великого общества» Детройт был (по доходам на душу населения) богатейшим американским городом среди городов с населением более 200 тыс. человек. В те годы США были крупнейшим в мире кредитором. Сегодня Детройт по доходу на душу населения – беднейший среди американских городов с населением более 200 тыс. человек. И сегодня Соединённые Штаты – крупнейший в мире должник.
Добро пожаловать в Детройт, Америка.

Примечание:

* – Детройт, центр американской автомобильной промышленности. Термин произошел от "Motor Town", т. е. "Автомобильный город", и получил распространение благодаря находящейся в Детройте звукозаписывающей компании "Motown". Motown Records (Мотаун Рекордз, также известна как Тамла Мотаун или просто Мотаун) — американская звукозаписывающая компания, в настоящее время входящая в состав Universal Music Group. Будучи первым лейблом звукозаписи, созданным афроамериканцем, Motown-Tamla специализировалась на продвижении чернокожих исполнителей в мейнстрим мировой поп-музыки. В 1960-е годы здесь была разработано особое направление ритм-энд-блюза — так называемое «мотаунское звучание» (Motown Sound). На этом лейбле начинали свою карьеру самые выдающиеся звезды афроамериканской музыки тех лет — Стиви Уандер, Марвин Гэй, Дайана Росс, Смоки Робинсон, Лайонел Ричи и Майкл Джексон, квартет Boyz II Men.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Ненависть к мусульманам в эпоху Трампа

Как мусульмане стали врагами Вот история, которая никак не выходит у меня из головы. Ещё в 2011 году министр обороны  Джеймс «Бешеный Пёс» Мэттис был главой Центрального Командования США, которо...

Подробнее...

Америка на грани нервного срыва

«Ночь не приходит вдруг, равно как и притеснение. В обоих случаях их приход предваряют сумерки, когда всё остается вроде бы неизменным. И именно в такие сумерки мы все должны быть больше всего внима...

Подробнее...

Три причины, по которым выборы не имеют значения

Очень во многом выборы в Америке превратились в очередную демонстрацию «хлеба и зрелищ» — подобно просмотру реалити-шоу на ТВ, когда ваш дом охвачен пожаром. Вот почему эта статья чуть не оказалась на...

Подробнее...

«Самые важные выборы в нашей жизни» или просто отвлечение внимания?

Я пишу это в 5 вечера 6 ноября, результаты выборов еще неизвестны. Хотя различные СМИ превозносят это, как «самые важные выборы в нашей жизни», менее притягивающая взор, вызванная эмоциями реальность ...

Подробнее...

Соединённые Штаты Империи: «Теперь мы приближаемся к концу»

Мы теперь приближаемся к концу. Вы чувствуете? Я чувствую. Это в новостях, на улицах и прямо перед носом ежедневно. Вы не можете больше не обращать на это внимания, даже если захотели бы.  ...

Подробнее...

Google+