Америка разваливается: анатомия национального психоза

Америка разваливается: анатомия национального психоза

«С сентября 2001 года эта страна переживает общенациональный нервный срыв. Государство народа внезапно сломалось, рыночная экономика летит к чертям, и им со всех сторон угрожает неизвестный зловещий враг. Но я не думаю, что страх — такой уж эффективный способ справиться с ситуацией, отреагировать на реальность. Зачастую страх — синоним невежества».

— Хантер С. Томпсон, гонзо-журналист.

Очередная стрельба, очередной день в Америке.

Или так кажется.

С тревожащей регулярностью страна подвергается потоку насильственных действий, терроризирующих общественность, дестабилизирующих хрупкую экосистему страны, обеспечивая правительству прекрасные оправдания для принятия крутых мер, закручивания гаек и проведения в жизнь ещё более авторитарной политики на благо так называемой национальной безопасности при молчаливом одобрении граждан.

Возьмем недавний массовый расстрел, произошедший в маленькой церкви в небольшом техасском городке.

Стрелок-одиночка — бывший служащий ВВС — одетый во все чёрное, в потёртом бронежилете, разгрузке и маске, стрелял из штурмовой винтовки. (Отметим сходство формы и тактики с полицейскими, штурмовыми группами быстрого реагирования и военными).

26-летний Девин Патрик Келли в 2012 году отсидел год с военной тюрьме за нападение на свою жену и ребенка. Исключая семейные ссоры, Келли — как и многих других стрелков в недавние годы — знавшие его описывали, как «хорошего парня».

Беспорядочная пальба этого «хорошего» парня унесла жизни как минимум 26 человек.

Президент Трамп и губернатор Техаса списали стрельбу на психическое заболевание.

Возможно, дело и в этом.

Но всё же надо кое-что сказать и о том, что эта стрельба несет на себе много признаков и других недавних нападений: стрелок появляется из ниоткуда, не вызывая никакой тревоги, он экипирован как солдат или полицейский офицер, у него оружие военного образца и он явно обучен искусству убивать; и погибает он прежде, чем оказывается возможным получить хоть какое-то понимание его мотивов.

Как обычно, нам остаётся больше вопросов, чем ответов, и в целом намного больше страха и тревог.

Как сообщает «Вашингтон пост», «У некоторых убийство в церкви … усиливает тревожное ощущение того, что никакое место не может считаться неприкосновенным для возможного насилия после схожих случаев в Лас-Вегасе, «Уолмарте» в Колорадо, церкви в Нашвилле и велосипедной дорожки в Нью-Йорке, в прошедшие шесть недель ставших аренами смерти и кровопролития».

Чувство тревоги нарастает.

Как обеспечить безопасность нации, когда нет даже на вид «безопасных мест», вроде церквей и рок-концертов, торговых центров, неприкосновенных для насилия?

Ответ правительства, как всегда, уведёт нас ещё дальше по той дорожке, по которой мы идём с момента событий 9/11 к тоталитаризму, прочь от свободы.

Те, кто хотел безопасности любой ценой, будут требовать усиления контроля за оборотом оружия (если не прямого запрета на оружие для не военного и не полицейского персонала); массовой проверки психического здоровья населения в целом и более внимательного обследования ветеранов военных действий; более тщательной оценки угроз и предостережений о контроле поведения с помощью следящих систем; больше камер  видео-наблюдения с возможностью распознавания лиц; больше программ «Увидел — сообщи куда следует», направленных на превращение американцев в осведомителей и шпиков; больше детекторов металла и устройств сканирования всего тела, как легкодоступных целей; больше летучих эскадронов милитаризованной полиции, уполномоченных проводить выборочный досмотр сумок; больше центров влияния для централизации и распространения информации для правоохранительных агентств и больше надзора над тем, что говорят и думают американцы, куда они ходят, что покупают и как проводят своё время.

Все эти меры играют на руку правительству.

Как учит нас горький опыт, иллюзорное обещание безопасности в обмен на ограничения или регламентирование свобод представляет собой фальшивую, ошибочную доктрину без каких-либо веских оснований.

Так почему всё это происходит?

Проблемы подстерегают нас на каждом углу — от расистских волнений и политических беспорядков до катастроф с окружающей средой и плохих новостей в экономике.

Очевидно, что Америка находится в самом центре общенационального нервного срыва.

Всё разваливается, и обитателей этого пристанища раздирают внутренние склоки.

Этот распад — запущенный расколотым на два лагеря политическим цирком, подпитываемой прессой истерией масс, милитаризацией и милитари-развлечениями (продажей войны и насилия под видом развлечений), ощущением безнадёжности и бессилия перед лицом нарастающей коррупции, отчуждением правительства от народа и экономикой, в которой масса населения борется за выживание —  проявляется в безумии, хаосе и предельном неуважением к тем самым принципам и свободам, которые так долго удерживали нас от тисков тоталитаризма.

Когда всё начинает разваливаться или взрываться, как видимо происходит последнее время, мне остаётся только удивляться тому, что кто собирается от этого выиграть. В большинстве случаев именно правительство собирается получить выгоду сосредоточения в своих руках всё большей власти за счёт граждан.

Видите ли, нас как лабораторных крыс вынуждают соответственно реагировать на определённые стимулы.

Прямо сейчас мы поставлены в условия, в которых вынуждены быть реакционерами, способными лишь наблюдать и волноваться. Несомненно, мы быстро становимся нацией наркоманов, одержимых плохими новостями, зависящими от постоянной и предсказуемой капели новостей — будь они сенсационными, опустошающими, деморализующими, пагубными или просто возбуждающими — но снова и снова заставляющими нас прилипать к экранам ради следующей их срочной партии.

Только обдумайте небольшой набор заголовков двухдневной давности из новостного круговорота:

«Сенатор Рэнд Пол страдает от перелома пяти ребер после избиения соседом, когда он стриг газон у себя дома, в Кентукки». «Донна Бразил потрясает политическую сферу заявлением, что выдвижение кандидатур Демократическим Национальным комитетом было проведено так, чтобы обеспечить победу Хиллари Клинтон над Берни Сандерсом». «Кевин Спейси попал в компанию к знаменитостям, обвиняемым в сексуальных домогательствах». «Пентагон намекает на возможность наземного вторжения в Северную Корею».  А следом идёт «Массовый расстрел в Техасе, предположительно из-за семейной ссоры».

Неудивительно, что Америка теряет самообладание.

Ежедневно происходит так много всего, что становится ясно — обычный американец с трудом поспевает за событиями и помнит все «происшествия», сфабрикованные или нет, которые случаются с точностью часового механизма и держат нас в растерянности, обманутыми, удивлёнными и оторванными от реальности.

Мы переживаем «кризис момента».

Как указывает ведущий собственные расследования журналист Майк Адамс:

«Главным образом психологическая бомбардировка ведётся через ведущие СМИ, которые ежечасно атакуют зрителя образами насилия, войны, эмоций и конфликтов. Поскольку человеческая нервная система настроена сосредотачиваться на непосредственных угрозах, которые сопутствуют демонстрации насилия, у зрителей ведущих СМИ внимание и ментальные ресурсы узко направлены на бесконечный «кризис НАСТОЯЩЕГО момента», не допускающий психологической передышки и не позволяющий воспользоваться логикой, мотивировкой или историческим контекстом».

Профессор Жак Эллул изучал этот феномен ошеломляющих психику новостей, короткой памяти и использования пропаганды для продвижения скрытых манипуляций. «Одна мысль влечет за собой другую, за старыми фактами следуют новые», пишет Эллул.

«В таких условиях невозможно думать. И фактически современный человек не думает о нынешних проблемах, он их чувствует. Он реагирует, но не понимает их и не берёт на себя за них ответственность. Ещё менее он способен заметить несоответствие между фактами, а способность человека забывать поистине безгранична. Это один из самых важных и полезных моментов для пропагандистов, которые всегда могут быть уверены, что отдельная пропагандистская тема, утверждение или событие будут забыты через несколько недель».

А пока правительство продолжает накапливать всё большее влияние и власть над гражданами.

Когда нас бомбардируют  бесконечными последними известиями и новостными циклами, меняющимися каждые несколько дней, трудно сфокусироваться на чём-то одном — а именно, держать правительство подотчетным и послушным закону — и действующая власть это понимает.

Пока мы следим за мелькающими заголовками разнообразных срочных новостей и развлекательных спектаклей, мы отвлекаемся от постоянного наступления правительства на наши свободы.

Вот так корпоративная элита и контролирует население, будь то непреднамеренно или умышленно, и продвигает свою программу без какого-либо сопротивления граждан.

Род Стерлинг, создатель сериала «Сумеречная зона», представлял себе именно такой мир, в котором существующая власть проводит социальный эксперимент, чтобы понять, сколько времени потребуется жителям небольшого американского поселения, испуганным внезапным исчезновением электричества и охваченным страхом неведомого, чтобы превратиться в неразумную толпу и накинуться друг на друга.

Оказалось, совсем немного.

Как приходит к выводу Стерлинг в эпизоде «Чудовища на улице Кленовой» «Сумеречной Зоны»:

«Инструментам завоевания не обязательно сопутствуют бомбы, взрывы и радиоактивные осадки. Существует оружие в виде простых мыслей, отношений, предубеждений, существующих лишь в умах. К вашему сведению, предубеждение может убить, подозрение может разрушить, а бессмысленные испуганные поиски козла отпущения несут последствия для детей, и даже для ещё не рожденных детей. Как жаль, что последствия всего этого нельзя ограничить «Сумеречной Зоной».

Среди 26 человек, убитых в маленькой техасской церквушке, как минимум половину составляли дети. Была и беременная женщина, и она, и её не рождённый ребенок были убиты.

Девин Патрик Келли нажал на курок, что привело к хаосу. Но кое-что ещё подталкивало это безумие.

Как я прояснил в книге «Поле боя Америка: война против американского народа», мы застряли в порочном круге между террором и страхом, отвлечения внимания и ненависти,  партийной политики и неизбежного стремления к тем временам, когда жизнь была проще, люди — добрее, а правительство — менее монструозным.

Наш затянувшийся сдвиг к американскому полицейскому государству ничему не помогает.

Как всегда, решение большинства проблем должно начинаться на местном уровне, у нас дома, среди соседей и в наших сообществах. Нам надо отгородиться от ядовитой риторики «мы против них», подобно пожару, пожирающей нацию. Нам надо работать, чтобы строить мосты вместо того, чтобы разрушать их, сжигая дотла. Нам надо научиться прекращать подавлять недовольство и неприятные мысли и научиться договариваться с несогласными. Нам надо де-милитаризовать полицию и снизить уровень насилия и в стране и за границей, будь то насилие, которое мы экспортируем в другие страны, насилие, которое мы прославляем в развлекательных программах, или насилие, которым мы наслаждаемся, когда оно направлено против так называемых врагов, политических или каких других.

Пока мы не научимся жить вместе как братья и сестры и товарищи-сограждане, мы будем погибать, как марионетки и заключённые американского полицейского государства.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Спасибо ветеранам, выступающим против войны

Большой Брат в храме торговли Hy-Vee Повторяйте ложь достаточно часто, как гласила традиционная нацистская пропагандистская мудрость, и она станет общепринятой правдой. В последние праздничные выход...

Подробнее...

Конгрессмены-республиканцы считают вас идиотами

Конгрессмены-республиканцы, должно быть, держат избирателей за болванов. Ничем больше нельзя объяснить законопроект о налогообложении, который только что прошёл в Палате представителей — «за» проголос...

Подробнее...

Финансовая тирания: «Мы, народ» — сегодня беднейшие слои населения Америки

Американцы больше не могут позволить себе заболеть, и тому есть весомая причина. Это потому, что всё большее число американцев пытается растянуть свои доходы и суметь оплатить счета, вылезти из долго...

Подробнее...

Американский аспирант как исчезающий вид

Есть два совершенно разных вида студентов, заполняющих коридоры и лаборатории Школы инженерии Тандон Нью-Йоркского университета. На младших курсах (до получения степени бакалавра) 80% — жители США. Ср...

Подробнее...

Вашингтон: удивительный мир коррупции

Один из выигрышных побочных эффектов, если можно так выразиться, бесконечного расследования «Рашагейта» в том, что оно открывает окно в мир удивительной продажности американских политиков и государс...

Подробнее...

Google+