Остерегайтесь вызывать копов

Особенно если вы инвалид, старик, страдаете аутизмом, глухотой либо душевным расстройством

Остерегайтесь вызывать копов

«Все, кто заботятся о людях с ограниченными возможностями, равно как и сами инвалиды, ежедневно живут в страхе, что их поведение может быть неверно истолковано силами правопорядка как подозрительное, возбуждённое или враждебное».

— Стив Силберман, «Нью-Йорк Таймс».

Жизнь в американском полицейском государстве — это бесконечная цепь «не», доведённая до предела угрозой оружия: не возражайте полицейским; даже не думайте защищаться от групп захвата вооружённых преступников (SWAT) во время проведения ими рейдов (а таких 80 000 ежегодно); не бегите, когда рядом есть полицейский — он может вас принять за бегущего преступника; не носите трость — её могут ошибочно принять за оружие; не ждите приватности на публике; не позволяйте детям одним играть на детской площадке; не участвуйте в ненасильственных протестах вблизи мест, где могут перемещаться правительственные чиновники; не пытайтесь выращивать овощи и зелень перед домом; не играйте музыку у станций метро; не кормите китов и так далее, и так далее.

А вот ещё одно «не» вдобавок к растущему списку того, за что вы или ваши близкие могут получить разряд из электрошокера, в вас могут выстрелить или убить, особенно если вы аутист, плохо слышите, психически нездоровы, стары, страдаете деменцией, инвалид или в каком-то ещё состоянии, которое может уменьшить вашу способность понимать, общаться или сразу же полностью подчиниться приказу — не вызывайте полицейских.

Иногда опасно даже вызывать полицию, когда вы не можете справиться с бессилием.

Например, Джастин Деймонд позвонил по номеру 911, чтобы сообщить о своем беспокойстве и в итоге был убит после того, как полиция не стала разбираться, а просто застрелила 40-летнего инструктора по йоге. Аналогично Карл Уильямс позвонил на 911, чтобы сообщить о грабеже, и в итоге был застрелен полицией, которая по ошибке приняла его за грабителя, хотя он находился в собственном доме.

К сожалению, опасность резко возрастает, когда присутствует инвалидность.

Нэнси Шрок позвонила на 911 за помощью после того, как её муж, Том, который страдал психическим расстройством, начал бродить по саду, опрокидывая стулья и крича о демонах. Ранее полиция несколько раз отвозила Тома в госпиталь, где ему проводили лечение и через 72 часа отправляли домой. На это же раз Том получил два разряда из электрошокера. Он потерял сознание, упал и умер.

И Шрок не одинока в этом.

В действительности инвалиды составляют от трети до половины всех людей, убитых офицерами органов правопорядка.

Это данные исследования Фонда семьи Рудерман, они сообщают, что «инвалиды составляют большую часть тех, кто был убит в случаях использования силы, что привлекло всеобщее внимание. Это же верно и для действий, признанных противозаконными или случаев сопротивления полиции, и для тех, когда офицеры были в итоге полностью оправданы... Намного большее число инвалидов испытали не приведшее к смерти насилие и оскорбления от рук офицеров сил правопорядка».

Подготовленные сначала стрелять, а уже потом задавать вопросы, полицейские представляют опасность для любого человека с особыми потребностями, чья инвалидность может сразу не быть определена или требует большей тонкости в обращении, чем обычная тактика «стой, стреляю», используемая полицейскими подразделениями в Америке. Смотрите сами:

Эти случаи и сотни — если не тысячи — других, которые остаются ежегодно  не задокументированными, говорят о кризисе в полицейской деятельности, когда речь идёт о неспособности правоохранителей адекватно оценивать ситуацию, снижать напряжённость и справляться в тех случаях, когда они сталкиваются с лицами с особыми потребностями или с инвалидами.

Хотя исследование относительно ограничено, но много говорит о происходящем.

За шесть месяцев полиция стреляла и убивала людей в пограничном психическом состоянии каждые 36 часов.

Среди 124 случаев убийства полицейскими, проанализированными «Вашингтон Пост», когда существовал фактор психического заболевания, «в подавляющем большинстве это были мужчины, более половины  белые. 9 из 10 были вооружены каким-то оружием, и большая их часть погибла рядом с домом».

Но были ещё и важные отличительные признаки.

«С большой долей вероятности в этой группе было оружие менее смертоносное, чем стрелковое. У шестерых были игрушечные ружья, 3 из 10 были с ножами или мачете — оружие, редко оказывавшееся смертоносным для полицейских. По данным ФБР и других организаций, за десять лет лишь три офицера были убиты холодным оружием. Почти дюжина из умственно отсталых были ветеранами войны, многие страдали от посттравматического синдрома после службы в армии, по словам полиции или членов семьи. И ещё был бывший офицер патрульной полиции Калифорнии, вынужденный уйти на пенсию после жестокого избиения, которое привело к депрессии и посттравматическому расстройству. И в 45 случаях полиция была вызвана помочь кому-то получить врачебную помощь или после того, как человек пытался и не смог сам обратиться за лечением».

Верховный Суд США, как можно ожидать, продолжает поддерживать неприкосновенность полиции при обвинениях в злоупотреблениях, когда речь идёт об использовании силы против людей с психическими расстройствами.

В постановлении 2015 года Суд объявил, что полицию нельзя преследовать в судебном порядке за то, что силой ворвалась в комнату психически больной женщины в общем доме и пять раз в неё стреляла, когда она стала приближаться к ним с ножом. Правосудие не уточнило должна ли полиция предпринимать особые меры предосторожности при аресте психически больных людей. (Американский  Закон об инвалидах требует «разумного обращения» с психически больными, что в данном случае было бы менее конфронтационной тактикой).

С чем же мы остались?

Для начала, нам необходимо лучше подготавливать полицию во всех направлениях, но особенно тактике де-эскалации и кризисного вмешательства.

Исследование Национального института психического здоровья выявило, что подготовленные ККМ (командой кризисного вмешательства) офицеры проводили меньше арестов, меньше использовали силу и больше людей с психологическими проблемами соединили с соответствующими службами, чем их неподготовленные коллеги.

Как указывает «Вашингтон Пост»:

«Хотя принятые на службу новички обычно тратят почти 60 часов на обучение работы с оружием, по данным недавнего исследования «Форума полицейских исследований», они получают лишь 8 часов в рамках подготовки по деэскалации напряжённых ситуаций и 8 часов на изучение приёмов обращения с психически больными. То есть, как говорят эксперты,  полицию учат тактике, которая в подобных случаях контрпродуктивна. Например, большинство офицеров подготовлены брать контроль над ситуацией при работе с вооружённым подозреваемым, зачастую отдавая жёсткие, громко выкрикиваемые команды. Но крик и направленное оружие «подобны подливанию бензина в огонь, когда вы делаете это в психически больными», сказал Рон Хонберг, директор Национального альянса по психическим заболеваниям».

Во-вторых, полиции необходимо научиться снижать конфронтацию, а не повышать напряжённость (и шум).

После смерти Этана Сейлорв в Мэриленде полицейские новобранцы теперь должны проходить четырёхчасовой курс, где их обучают «тактике снижения социальной напряжённости» при работе с инвалидами — говорить спокойно, предоставлять пространство, быть терпеливыми.

Один офицер, ответственный в полицейском департамента Лос-Анджелеса за «группы работы с психически нездоровыми» предлагает, чтобы вместо стремления утащить кого-то и посадить в кутузку, полиция старалась всех утихомирить и убедить человека пойти с ними.

В-третьих, при всех сомнительных фондах, потоком идущих в полицейские департаменты, почему бы не использовать часть их на установление того, что активисты движения за права инвалидов называют «аналогом службы 911 для обращения психически больных в срочных случаях с кризисными местными командами наготове, а не полицейскими».

В конце концов, хотя нам нужно сделать встречи с полицейскими более безопасными для инвалидов, на самом деле нам нужно, чтобы встречи с полицией были безопаснее для всех граждан повсюду вне зависимости от того, каковы они.

Как я уже указывал в своей книге «Поле боя Америка: война против американского народа», проблема не в том, что полицейские по сути своей плохи — на самом деле в правоохранительных органах много хороших, заботливых офицеров — но когда полицейских подготавливают быть воинами, а не мирными офицерами, нас всех рассматривают, как потенциальную угрозу.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Поколение, которое спасет мир?

Восемьдесят четыре процента поколения «нулевых» признаются, что не знают, как заменить лампочку. На вопрос, что они будут делать, если перегорит всего одна лампочка, большинство либо сказали, что позв...

Подробнее...

Чему научилось у поколения «нулевых» поколение «Зет»

Поколение  «Зет»  уже учится на ошибках поколения «нулевых»... Многие годы поколение «нулевых» насмехалось над мыслью починить чей-то туалет, установить лифты или заниматься зубами пациента...

Подробнее...

Вот всё, что не так с главным направлением феминизма

Издания наподобие MSNBC и Politico пестрят восторженными заголовками вроде «Военно-промышленным комплексом теперь управляют женщины» или «Как женщины захватили военно-промышленный комплекс». Действите...

Подробнее...

Затишье перед бурей

Нет сомнений, что большинство из вас знает о том, что происходило на прошлой неделе. Запрет на хранение оружия со скользящим прикладом для повышенной боевой скорострельности полуавтоматического оружия...

Подробнее...

Оценка студентами преподавателя не вредит ему. Это вредит самим студентам

Исследования студенческих оценок преподавателя заставляют предположить, что пол и возраст склоняют большинство коллег к тому, чтобы гордиться собой, поскольку не позволяют загрязнять эти оценки, вкупе...

Подробнее...

Google+