Смерть у ваших дверей: полицейская тактика «постучаться и поговорить» пробивает дыру в Конституции

Смерть у ваших дверей

«Четыре часа утра, свет автомобильных фар прямо в окна; в палисаднике какие-то люди в полицейской форме; видна боевая экипировка; они вооружены; они подходят к вашей двери. Как вы думаете, обычный гражданин в такой ситуации полагает, что обязан подчиниться их требованиям?»

вопрос судьи Верховного суда штата Мичиган Ричарда Бернштейна.

Половина второго ночи, большинство людей спит.

Вокруг темень, хоть глаз выколи, горят лишь только несколько уличных фонарей. Кто-то — себя он не называет, да и голос вам не знаком — барабанит в дверь, требуя, чтобы вы ему открыли. Пульс учащается.  В животе — словно узел завязан. Адреналин зашкаливает. Вы опасаетесь, что это злоумышленник, а то и похуже. Вы боитесь не только за свою жизнь, но и за жизни близких.

Агрессивный стук продолжается, с каждой секундой становясь всё более неприятным. В отчаянии оглядываясь в поисках хоть чего-нибудь, — чего угодно — что помогло бы вам защитить вас самих и от неприятностей, ожидающих по ту сторону двери, вы лихорадочно ищете, чем бы отбиться. Возможно, под рукой окажется ручной фонарь, бейсбольная бита или ружье, на которое у вас есть лицензия на хранение и ношение, но которое до этого вам никогда не требовалось. В напряжённом ожидании вы настраиваетесь дать отпор, нетвёрдой рукой держите оружие и осторожно подкрадываетесь к двери. В неё колотят по-прежнему.

Вы открываете и едва различаете тёмную фигуру с наведённым на вас стволом. Сразу же отступаете и отходите вглубь помещения. В тот же момент злоумышленник открывает огонь, осыпая вас градом пуль. Три попадают. Вы умираете, не обороняясь, даже не подняв своё оружие и не выстрелив в ответ. В последний момент вам удается получше рассмотреть нападающего — полицейский.

Вот что происходит под видом политики «постучаться и поговорить» в американском полицейском государстве.

Однако, практика «постучаться и поговорить» могла бы быть и более взвешенной.

Называйте как хотите, но эта чрезмерно агрессивная полицейская тактика стала едва прикрытым противозаконным действием, при котором граждан запугивают и вынуждают «поговорить» с до зубов вооружённой полицией, которая «стучится» в двери посреди ночи.

У бедолаги Эндрю Скотта не было ни единого шанса сказать «нет» в ответ на столь тяжеловесные аргументы прежде, чем быть застреленным полицией.

Было поздняя субботняя ночь — фактически уже утро воскресенья — и 26-летний Скотт со своей подругой играли в видеоигру, когда гнавшаяся за превысившим скорость мотоциклистом полиция подъехала к многоквартирному дому, в котором была квартира Скотта, поскольку мотоцикл был замечен у этого самого комплекса, и полиция заподозрила, что он может принадлежать подозреваемому.

В половине второго ночи четверо заместителей шерифа начали стучать в двери поблизости от того места, где был припаркован мотоцикл. Они начали действо под названием «постучаться и поговорить» с квартиры номер 114, поскольку там был виден свет. Жильцами квартиры 114 были Эндрю Скотт и Эми Янг, игравшие в видеоигры.

Сначала согласно тактической схеме полицейские заняли позиции у двери в квартиру 114, достали оружие и приготовились стрелять.

Затем, не объявляя, что он — полицейский офицер, заместитель шерифа Ричард Сильвестер несколько раз громко постучал в дверь квартиры 114. Грохот заставил приоткрыть дверь соседа. На вопрос полицейского сосед ответил, что владелец мотоцикла не проживает в квартире 114.

Эта информация не была передана полицейскому, расположившемуся у двери.

Понятно, что встревоженный агрессивным стуком в дверь в час ночи, Эндрю Скотт достал пистолет прежде, чем открыть дверь. Открыв её, Скотт увидел за дверью темную фигуру с оружием в руках.

А полиция всё ещё не представилась.

Испугавшись при виде оружия, Скотт отступил в квартиру, и тут-то Сильвестер открыл огонь. Сильвестер сделал шесть выстрелов, три из них попали в цель и сразили Скотта наповал, но он никоим образом не был связан ни с мотоциклом, ни с хоть какой противоправной деятельностью.

Так чья тут вина?

Эндрю Скотта, который приготовился защищать себя и свою девушку от вероятного незваного ночного гостя?

Или полицейских, барабанивших не в ту дверь среди ночи, не назвавших себя, а затем — не задав ни единого вопроса и никак не попытавшись разрядить ситуацию — открывших огонь  и убивших невинного человека?

Или судей, которые не только постановили, что полиция обладает иммунитетом к судебному преследованию за убийство Скотта, но также и то, что Эндрю Скотт спровоцировал конфликт, достав пистолет, которым владел совершенно законно, перед тем, как открыть дверь?

Или надо винить всю извращённую систему? Я имею в виду суды, которые продолжают шагать в ногу с полицейским государством, профсоюзы полицейских, которые продолжают давить на политиков с тем, чтобы в буквальном смысле позволять полицейским агентствам безнаказанно совершать убийства, законодателей, которых больше волнует переизбрание, чем защита прав граждан, полицию, которая продолжает относиться к собственным согражданам, как неприятелю на поле боя, и самих граждан, которые раз за разом не могут встревожиться и прийти в ярость, когда полицейское государство пробивает ещё одну дыру в Конституции.

То, что случилось с Эндрю Скоттом — вовсе не отдельный инцидент.

Как признал кандидат в члены Верховного Суда Нейл Горсач в своем возражении в деле «Народ Соединённых Штатов против Карлоса»: «Заметное место в современной правовой лексике занял термин «постучаться и поговорить»... опубликованных случаев с одобрением «постучаться и поговорить» уже просто тьма».

Фактически Верховный Суд Мичигана в настоящее время пересматривает дело, где семеро вооруженных полицейских в боевой экипировке и включенными проблесковыми маяками проводили методом «постучаться и поговорить» обыск в домах четырёх своих бывших коллег рано поутру, когда семьи (в том числе и дети) еще спали. Полиция настаивает, что в этом нет ничего насильственного.

Если полиция стучится в вашу дверь в 2 часа ночи или в половину третьего, пока вас «просят» поговорить с полицейским, вооружённым до зубов и склонным стрелять при малейшей провокации, у вас маловато возможностей сопротивляться, если вы цените собственную жизнь.

Поберегитесь, ведь эти обыски по сценарию «постучаться и поговорить» представляют собой несколько большее, чем полицейская операция в надежде что-то выудить, проводимая без ордера.

Тут цель — устрашение и принуждение.

К несчастью, поскольку полицейские отделения всё чаще практикуют слежку до совершения преступлений и полагаются на весьма сомнительные оценки угроз, поведенческое опознавание соответствующих признаков, определённые «слова» и «подозрительные» сообщения о действиях, направленные на поимку потенциальных врагов государства, мы увидим ещё больше случаев применения этой противозаконной тактики «постучаться и поговорить», с помощью которой полиция пытается обойти требования Четвёртой Поправки и запрет на необоснованные обыски и задержания.

Мы уже наблюдаем резкий рост вторжений в дома готовых к сражениям отделений полицейского спецназа и полиции, превратившихся в придатки боевых частей. В самом деле, каждую неделю мы слышим всё больше и больше ужасных историй, когда домовладельцев травмируют или убивают просто потому, что они ошибочно приняли рейд команды полицейского спецназа за вторжение в свой дом преступников.

Не имеет значения, что ничего не подозревающий домовладелец, разбуженный звуками насильственного вторжения, никоим образом не может отличить вламывающихся в дом преступников от правительственных агентов.

Слишком часто ущерб жизни и имуществу, нанесённый полицией не менее ужасающ, чем устроенный преступниками-налётчиками.

Эти инциденты акцентируют внимание на опасном умонастроении, когда гражданские лица (зачастую не вооружённые и беззащитные) не только имеют меньше прав, чем милитаризованная полиция, но ещё и безопасность мирных граждан считается менее приоритетной, чем безопасность полицейских (а они-то вооружены до зубов целым набором смертоносного и не очень оружия).

Фактически при различных правительственных миссиях совершенно открыто пренебрегают частной жизнью граждан, а их дома  — более не те убежища от вторжения государства в  частную жизнь, какими были когда-то.

Однако так было не всегда.

Были в Америке времена, когда дом человека был убежищем, где он и его семья могли чувствовать себя в безопасности и защищёнными от угрозы вторжения правительственных агентов, которые оказывались в безвыходном положении из-за диктата Четвёртой Поправки, защищавшей американских граждан от необоснованных обысков и задержаний.

Четвёртая Поправка, в свою очередь, была добавлена в Конституцию США колонистами, ещё страдавшими от оскорблений, которые были вынуждены терпеть при британском правлении, среди этих оскорблений были и вторжения военных в дома под прикрытием приказа о введении во владение. Эти приказы были ни чем иным, как имеющим бессрочный характер  королевским документом, который британские солдаты использовали в качестве оправдания, когда вламывались с дома колонистов и рылись в их вещах.

Знаменитый колониальный прокурор Джеймс Отис, «осуждал так называетмые «распоряжения о содействии», поскольку они были бессрочными, универсальными (давались любому офицеру и по любому поводу в любой сфере) и позволяли любому человеку проводить обыск в нарушение неотъемлемого принципа английской свободы: дом мирного человека — его крепость». Как отмечал Отис:

«Теперь одна из самых существенных ветвей английской свободы — свобода своего дома. Дом человека — его крепость, и пока он спокоен, он защищен так же хорошо, как принц в своей крепости. Судебный же приказ, если его объявить законным, полностью уничтожит эту привилегию. Таможенники могут входить в наши дома, когда угодно, нам приказано позволять им входить. Их прислужники могут входить, могут ломать замки, засовы и все, что попадется на пути, и если они преодолевают злобу или месть, то никто, никакой суд не может разбираться. Достаточно простого подозрения без принесения клятвы».

Себе же в ущерб теперь мы прошли полный цикл, вернувшись во времена, предшествовавшие Войне за независимость, когда правительственные агенты — с благословения судов — могли силой пройти в дом гражданина, в процессе мало волнуясь о потерянных жизнях и ущербу имуществу.

На самом деле, и я прояснил это в своей книге «Поле боя Америка: война против американского народа», нам, возможно, сейчас приходится хуже, чем нашим предкам-колонистам, если прикинуть масштаб, до которого суды санкционируют использование рейдов без стука в дверь полицейского спецназа (уровень от 70 000 до 80 000 в год, и продолжает расти), арсенал смертоносного оружия, доступный местным полицейским агентствам, лёгкость, с которой суды раздают ордеры на обыск, основываясь на всего лишь подозрении в правонарушении, и неспособность полиции отличить обоснованное подозрение и высокий стандарт достаточного обоснования, а ведь последнее по Конституции обязательно требуется прежде, чем правительственный чиновник может обыскать человека или его собственность.

Уинстон Черчилль однажды заметил, что «демократия означает, что если рано утром звонят в дверь, то это, вероятно, молочник».

Очевидно, мы живем не при демократии.

Нет, в американском полицейском государстве, когда вас будит рано поутру некто, барабанящий в дверь, вламывающийся в вашу квартиру, терроризирует семью, убивает домашних животных и стреляет в вас, если вы осмелились хоть как-то сопротивляться, не стоит переживать, что наверное, вас пришли ограбить и убить налётчики — это всего лишь полиция.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Линчевание свободы слова

«Что делают защитники свободы слова? Печально, что эта фундаментальная свобода по всей Америке попирается.  Политики обеих партий хотят воспользоваться властью правительства, чтобы заставить за...

Подробнее...

Культурная встревоженность белого среднего класса

В конце ноября прошлого года я сидел в самолёте рядом с белой в возрасте около 50 лет, имеющей профессию католичкой со Среднего Запада, которая неохотно призналась, что голосовала за 45 президента США...

Подробнее...

Мошеннические школы: коммерческое образование в эру Трампа

Хорошая новость в том, что администрация Дональда Джона Трампа наконец-то предложила план помощи бизнесу, который не получает прибыли от инициатив Трампа и, следовательно, не представляет конфликта ин...

Подробнее...

Последнее прости лицемерному настоящему

Мало не покажется никому Миллиардер в Белом Доме. Такое только в Америке, не так ли? В эру миллиардеров — то ли выбравшие его избиратели считали, что именно он мог бы сделать то, что необходимо в ст...

Подробнее...

Республика пала: замысел глубинного государства захватить Америку оказался успешным

Сомнений в этом нет. Государственный переворот оказался успешным. «Глубинное государство» — оно же полицейское государство, оно же военно-промышленный комплекс — захватило власть....

Подробнее...

Google+