Зачем вынуждать родителей держать детей в слабеющих государственных школах?

Зачем вынуждать родителей держать детей в слабеющих государственных школах?

Назначение Бетси Девос вызвало шквал критики слева. Её высмеивали за «отсутствие опыта в государственном образовании, отсутствие политического опыта, отсутствие административного опыта работы в правительстве» и помимо прочего поддержку чартерных школ и школьных ваучеров[1]. Стоит отметить, что большая часть критических замечаний высказывается работниками образования, многие из них являются членами профсоюза учителей, имевшего немало времени и более чем достаточное финансирование, чтобы исправить положение в слабеющих государственных школах с очень малым успехом (если вообще он был).

Всё это вызывает вопрос — если ваши студенты записаны в слабое государственное учреждение, почему надо вынуждать его/её там оставаться?

Недавно кто-то поделился опытом «Мадлен» (мама учащегося школы в Филадельфии) и «Стива» (сам учащийся). Имена в статье изменены, что по словам Мадлен, вероятно, более, чем необходимо, чтобы они не столкнулись с репрессиями со стороны преподавателей государственной школы и администраторами. Для неё и её сына наличие выбора означает разницу между годами, зря потраченными в слабой школе, и реальным шансом на настоящее образование.

Мадлен и Стив — афроамериканцы, они живут вместе с мужем Мадлен в Западной Филадельфии, где большая часть семей усердно трудятся, но по всем стандартам им недоплачивают. Стив посещал начальную школу Джона Бэрри (8-летка) с детского сада и до окончания 3 класса. Оба описывают школу, как «ужасную», другие определения более красочны. Каждый день там были драки, девочки выдирали друг другу волосы, дети переворачивали парты/стулья и бегали по рекреациям, когда класс был на занятиях. Учителя пытались вмешаться в драки, но чаще вызывали охрану, которые удаляли проблемных учеников. Если проблема не решалась, вызывали родителей, которые далеко не всегда являлись забрать ребёнка. Если учителя отбирали телефоны у учеников, которыми они пользовались во время уроков, те ругались в адрес учителей и администрации, практически не опасаясь наказания, иногда нападая на учителей.

Служба безопасности состояла из одного полицейского. Шкафчики для вещей считались не защищёнными, зачастую оставленные вещи попросту крались. Пищу Стив считал «ужасной», душевые грязными, на полу протечки из канализации. В классах приблизительно по 30 учеников, ведущий учитель менялся каждый год. Заметно, что Стив по учёбе опережал своих одноклассников — большинство учеников не хотели ходить в школу и часто нарушали дисциплину. У Стива был один хороший учитель, но он заметил, что у преподавателя были трудности в том, чтобы чему-то научить, поскольку было слишком много нарушителей. Стив утверждает, что единственный его положительный опыт школы представляли собой поездки на ферму и в цирк.

Ниже представлены показатели начальной школы Джона Бэрри, и вы можете убедиться в этом сами. Приведены диаграммы оценки обучения в начальной школе (PSSA) для 3-го класса (в одном классе указано, что Стив присутствовал), и неудивительно, что они значительно ниже обработанных статистических данных (средних по школам).

Показатели начальной школы Джона Бэрри-1Показатели начальной школы Джона Бэрри-2

Также представлено число школьных работников, ответственных за посещаемость и за возвращение прогульщиков в школу, что значительно ниже средних данных по школам (SDP).

Число школьных работников, ответственных за посещаемость и за возвращение прогульщиков в школу, что значительно ниже средних данных по школам

Не удивительно что Мадлен не хотела, чтобы Стив оставался в школе Джона Бэрри, считая обстановку в ней неприемлемой даже не для учёбы, а для безопасности Стива и его развития, как человека. Она опасалась, что если оставит его в школе, то он нахватается всего самого худшего, а может и преступных наклонностей или того хуже. Мадлен записала сына в лист ожидания, чтобы попасть в школу, получившую разрешение на преподавание, позже выяснилось, что туда принимали только одного из трёх желающих; она полагает, что в некоторых школах существует своеобразная лотерея. Её сын пошёл в школу математики, гражданского права и естественных наук Филадельфии (двенадцатилетка) благодаря любезности родственников двух друзей, которые там преподавали.

Её сын сказал, что с первого же дня, как пошёл в эту школу, он на самом деле начал учиться. Дети поголовно были серьёзными, а не играли. Учителя были «не мягкие, они наводили страх на непослушных учеников». Учителя в свою очередь соответственно уважали учителя и хотели плодотворно работать. Ведущий учитель часто прерывал занятие и спрашивал учеников, что именно они изучают, иногда приходили «гости», чтобы оценить работу преподавателей. Самый положительный опыт, которым поделился Стив, в том, что учителя «классом повыше», и он чувствует, что наконец-то чему-то учится в школе.

Хотя не все идеально для Стива — в школе нет спортзала, и спорта не много, а физическое образование доступно. Есть программа баскетбола, но школе приходится использовать площадки в других школах. И всё же сравнение Джон Бэрри с новой школой во всём, что мы обсудили, оказалось отрицательным. Недавнюю статью на сайте Philly.com с описанием похожей школы на северо-востоке Филадельфии Мадлен назвала «очень похожей» на её опыт.

Наконец Мадлен спросили о Бетси Девос, и известно ли ей, кто это (она знала) и о критике в её адрес. Ответ был краток — «критика правильна, она не много знает о государственных школах». Но затем Мадлен добавила, что «разве кто-то на самом деле хочет больше узнать о школе Джона Бэрри, кроме как забрать ученика из этой школы?».

Что возвращает нас к критике Девос, опять же со стороны «Хаффингтон Пост». Они привели кое-что из сказанного Девос в марте 2015-го на конференции  Юга и Юго-запада (SXSW) в Техасе. Вот отрывки:

«Правительство действительно вызывает отвращение. И не имеет значения, какая партия у власти. Будучи всю свою взрослую жизнь рядом с политикой и правительством, я вам предложу пять наблюдений относительно правительства:

Правительство склонно верить в решения, идущие сверху вниз и опасается решений снизу.

Мы недостаточно платим учителям, и мы недостаточно поощряем учителей.

Одним этим предложением я вызвала ярость и у республиканских и демократических правящих кругов.

Республиканцы не хотят платить нашим лучшим учителям достаточно, а демократы не хотят реформировать закон о бессрочных контрактах. Это ещё один двухпартийный тупик.

Но я хочу сделать ставку, что у каждого из вас был один или два учителя, которые повлияли на вашу жизнь, кто открыл вам глаза на возможности. Возможно, вы вспоминаете их мысленно прямо сейчас.

И я весьма уверена, что у  каждого из вас был один или два учителя, которые не должны были преподавать, им это не удавалось. Возможно, вы о них думаете именно сейчас.

И кстати, преподавать тяжело. Преподавание требует массу навыков. Не каждый, кто пробует, может делать это хорошо. Нам надо признать это и действовать соответственно.

Нам надо вознаграждать и уважать хороших учителей, платить им больше, и нам надо перестать вознаграждать за трудовой стаж, а не за эффективность».

В том, что касается образования, вам придётся потрудиться, чтобы найти, где Мадлен не согласна с Девос. Решения, принимаемые наверху в отношении образования и правительственные (читай — профсоюза учителей) опасения решений, принимаемых снизу, в области образования привели к тому, что система государственных школ отстаёт по всем параметрам.

И это отнюдь не преувеличение — США тратят приблизительно $115,000 на одного учащегося, пятое место в мире после Австрии, Люксембурга, Норвегии и Швейцарии. Но вбрасывание денег не решает проблему, не приводит к улучшению, как недавно проанализировал Pew Research Center — наши учащиеся набирают меньше баллов, чем представители Словакии, а те тратят лишь 53,000 на одного ученика.

Затраты на одного ученика по странам

Какой сюрприз — в докладе Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA) отмечается следующее:

«…. Среди стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) «более высокие расходы на образование на обязательно дают основания предполагать более высокие баллы по математике в PISA».

Мы можем сделать вполне обоснованный вывод, что вместо попыток завалить проблему деньгами, кажется Бетси Девос намерена «отрегулировать» систему государственных школ, предоставив родителям выбор, в какую школу отправить ребёнка. По-видимому, она готова использовать непомерные затраты государственного образования, чтобы финансировать этот выбор и вынудить все школы с государственным финансированием нести большую ответственность за свою работу. И кто в итоге проиграет больше всего? Очевидно, слабые государственные школы — если достаточное количество учащихся покинет ослабевшие школы, они будут вынуждены закрыться.

А значит ничуть не удивительно, что профсоюзы учителей борются с  чартерными школами на каждом шагу. В недавней статье Forbes приведены примеры анализа противостояния:

«Профсоюзы учителей зачастую борются с  чартерными школами, утверждая, что они несут меньшую ответственность перед учащимися и родителями, поскольку многие действуют при менее обременительном регулировании, чем традиционные государственные школы. А настоящая причина противодействия, конечно же, в том, что преподаватели чартерных школ не состоят в профсоюзе. Действительность такова — чартерные школы несут намного большую ответственность перед учащимися и их родителями, чем традиционные государственные школы. Если родителям не нравится чартерная школа, которую посещают дети, они могут отправить их в другую. Угроза ухода дает чартерным школам стимул поднимать качество образования, которое они предлагают с целью удержать учеников.

Несмотря на то, что профсоюз распространяет панику, мнение склоняется в пользу чартерных школ. Общественное предпочтение в их пользу 2 к 1. Среди афроамериканцев, которым, вероятно, больше всего на пользу альтернативные варианты обучения, процентное предпочтение ещё выше — более чем 3 к 1. Даже учителя государственных школ разделяют позицию профсоюза относительно  чартерных школ с ничтожным различием — 38% учителей за эти школы, 35% против».

При соотношении 3 к 1  среди афроамериканцев, этической группы с крупнейшей долей учащихся в слабых государственных школах, удивительно узнать, что NAACP (Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения) выступает против  чартерных школ. Недавно  NAACP одобрила противоречивую резолюцию с призывом к мораторию на расширение системы чартерных школ и более строгому надзору над уже существующими.

Публикации в прессе, от  U.S. News до The National Review, стремились дать ответ на этот вопрос:

«В выходные правление NAACP  проведёт голосование по резолюции  с предложением моратория на создание новых чартерных школ на основании того, что они ухудшают положение с сегрегацией и разрушают местный контроль. Это далеко не новая позиция старейшей национальной правозащитной организации, но она получила большую поддержку, чем ранее — например, со стороны таких групп, как Black Lives Matter — и получила содержательные комментарии в «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост», как и в «Уолл-Стрит Джорнал». Как отмечается в редакционной статье «Пост», «то, что выгодополучателями [чартерных школ] являются по большей части цветные учащиеся, отнюдь не упускается из внимания организацией, которая должна отслеживать интересы представителей меньшинств».

Но Education Week высказала то, чего не сказал больше никто:

«Афроамериканское сообщество не допускалось до влияния и власти так много лет, что даже если афроамериканцы видят пороки своего местного района, то это всё равно их район».

Итак, надо сказать ещё кое-что, поскольку никто больше этого не сказал: если вы хотите иметь свою слабую государственную школу, можете за неё держаться — никто никого не вынуждает отправлять детей в чартерную школу. Но не отбирайте возможность выбора у других, забирающих детей из ядовитой окружающей среды и делающих собственный выбор относительно того, что они считают лучшим местом, куда отправить детей в школу.

Бетси Девос пришла не для того, чтобы задействовать больше «реформ» или вбросить больше денег в то, что оказывается не решаемой проблемой — наоборот, по-видимому, она намерена сделать что-то, что никто в прошлом не делал: дать ученикам право выбора в том, что им делать со своим образованием. Критика в её адрес справедлива — она очень опытна в отношении образования в государственных школах, что с готовностью и признаёт, но она знает, что терпят неудачу учащиеся нашей страны, не важно, сколько времени и денег было потрачено для тех, кто знает, сколько времени уйдет на исправление. Разве этот новый подход не  запоздал, и уже давно?

Заметим — бывший президент Обама отправил своих детей в Sidwell Friends, частную школу в округе Колумбия. И кто может его осудить? Государственные школы округа Колумбия в недавнем рейтинге прочно обосновались на последнем месте по стране. Почему же остальным учащимся нашей страны надо давать то, что «подходит для всех» в государственном образовании, когда это «для всех» — хорошо финансируемая, но провальная система государственных школ.

Обама и частные школы

Примечания:

[1] – Чартерная школа (charter-schools): в Северной Америке школа с собственным уставом (вид муниципальной спецшколы для особой группы детей, часто для этнической группы). Зарегистрировать её может группа родителей, учителей, соседей – неважно, важно, что они получают лицензию, сами подбирают учителей, рассчитывают финансирование, то есть школа в любом случае платная, хотя и есть попытки снизить оплату, чтобы набрать больше учеников. Изначально такие школы создавали группы родителей и учителей для своих детей.

Школьный ваучер (vouchers schools): система, при которой родители могут переводить детей из одной государственной школы в другую в любом районе, и при этом туда же переводятся средства местного бюджета на обучение ребенка. В России предполагалось принять аналог – «подушевое финансирование», при котором расчёт стоимости образования на одного ученика и переход в другую школу сопровождается передачей финансирования.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Дело Трампа

«Нелепое зрелище либеральной Америки, участвующей в нео-маккартистской атаке на назначенцев Трампа, и не на основании их неотъемлемого расизма и глупости, а из-за контактов с Россией, относится к чи...

Подробнее...

На алтарь американского величия

Члены «Церкви Спасителя Америки», как назвал их наш постоянный автор Эндрю Басевич, в эти дни в некотором смятении и немного взволнованы новым «Папой» и его сбившимися с правильной стези кардиналами, ...

Подробнее...

Как «рыцари новой холодной войны» загнали Трампа в угол

Среди противников администрации Трампа принято считать фактом гуляющую по ведущим СМИ тему вовлечённости помощников Дональда Трампа в некие незаконные контакты с российским правительством, что постави...

Подробнее...

Лучшее образование, какое можно купить за деньги

Большинство из нас знает ребят, которые обязаны образованию всем, чего достигли в жизни. Этим объясняется, как я подозреваю то, почему мы согласно киваем, когда слышим, как кто-то представляет образов...

Подробнее...

Сага о перенаименовании Йельского колледжа

От редакции: В начале года один из колледжей Йельского университета, носящий имя вице-президента США Джона Колхауна, был переименован в честь контр-адмирала Грейс Хоппер. Причина — Колхаун был активны...

Подробнее...

Google+