Дипломатия и демократия в Америке при президенте Трампе

Трамп предупреждает о бунтах

К концу первого месяца работы администрации президента Трампа нам уже легче оценить политические шаги и направление действий нового президента. Изучение внешней и внутренней политики, особенно с исторической и сравнительной точки зрения даст понимание того, идёт ли Америка к катастрофе, как заявляют СМИ, или к большему реализму и здравому смыслу.

Мы продолжим наше исследование изучением вопроса о том, предпочитает ли Трамп дипломатию боевым действиям. Мы оценим усилия президента по уменьшению внешней задолженности США и бремени торговли с Европой и Азией. … Продолжим обсуждением иммиграционной политики и политики протекционизма по отношению к Мексике. Наконец, затронем вопрос о перспективах демократии в самих Соединённых Штатах. 

Внешняя политика

Встречи президента Трампа с лидерами Японии, Соединённого Королевства и Канады были весьма успешными. Встреча Трампа с Абэ привела к более тесным дипломатическим связям и обещанию, что Япония увеличит свои инвестиции в производство автомобилей в США. Трамп наверняка улучшит отношения, уменьшив дисбалансы в торговле. Трамп и Абэ заняли сдержанную позицию по отношению к испытанию ракеты в Северной Корее в Японском море, отказавшись от дальнейшей  военной эскалации, чего требовали либерально-неоконовские СМИ.

Встреча США и Великобритании в период после «Брексита» обещала наращивание торговли.

Трамп сделал шаги к улучшению отношений с Китаем, открыто поддержав политику «одного Китая» и продолжив переговоры по пересмотру и урегулированию торговых отношений.

США поддержали при голосовании в Совбезе ООН единогласно принятую резолюцию, осуждающую запуск ракеты в Северной Корее. Трамп не посчитал это военной угрозой или поводом для дополнительных санкций.

Политика примирения Трампа в отношениях с Россией с целью усилить борьбу против исламского терроризма зашла в тупик.  Под руководством «охотницы на ведьм» леволиберального сенатора Элизабет Уоррен неоконсервативные милитаристы и демократы объявили Россию первоочередной угрозой американской национальной безопасности!

Бешеная неустанная травля в СМИ привела к уходу советника Трампа по национальной безопасности отставного генерала Макла Флинна на основании закона 18-го века («Закон Логана»*), запрещающего  частным лицам обсуждать политические вопросы с зарубежными лидерами. Ранее этот закон никогда не применялся. Если бы он был введён в действие, сотни тысяч американских граждан, в особенности «шишки» из числа 51 «президентов ведущих американских еврейских организаций, а также внешнеполитические обозреватели всех крупных и мелких американских изданий и научных организаций, занимающихся изучением внешней политики, оказались бы за решёткой как члены преступной сети, наравне с осуждёнными драг-дилерами. Без всякого смущения абсурдностью или превращением трагедии в фарс,  эта последняя «буря в стакане воды» вызвала горячие призывы в прессе и среди деятелей демократической партии  к «новому расследованию» переговоров генерала Флинна с русскими «в стиле 9/11».

То, что Трамп отступил по вопросу о своём советнике по национальной безопасности Флинне, поставило под угрозу перспективы более позитивных, менее воинственных внешнеполитических отношений. Это повышает риск ядерной конфронтации и внутриполитических репрессий. Ответственность за эти угрозы, включая зачистку в антироссийском, маккартистком стиле внешнеполитических «реалистов» внутри страны, лежит исключительно на ультра-милитаристском альянсе партии демократов и неоконсерваторов. Всё это никак не способствует решению серьёзных внутренних социально-экономических проблем.

Восстановление баланса во внешнеполитических расходах и торговле

Публичное обещание Трампа пересмотреть отношения США с НАТО, а именно уменьшить долю финансирования со стороны США, уже начало выполняться. В настоящее время только пять членов НАТО соблюдают требуемые условия по финансированию. Настойчивое требование Трампа к Германии, Италии, Испании, Канаде, Франции и 18 другим странам-членам НАТО выполнять их обязательства, добавили бы к бюджету НАТО 100 миллионов долларов — что сократило бы  внешнеполитические дисбалансы США.

Конечно, было бы намного лучше для всех, если бы Североатлантический альянс был распущен, а разные страны перераспределили эти сотни миллионов долларов на социальные расходы  и внутриэкономическое развитие.

Трамп заявил о серьёзной попытке сократить дисбаланс в торговле между США и Азией. Вопреки утверждениям, часто высказываемым «экспертами» в СМИ, Китай — не единственный, и даже не крупнейший «нарушитель», пользующихся дисбалансом торговли с США. 

Сегодняшний торговый профицит у Китая составляет 5% его ВВП, в то время как у Южной Кореи он составляет 8%, у Тайваня 15%, а у Сингапура 19% ВВП. Цель Трампа — сократить торговые дисбалансы США до 20 миллиардов долларов с каждой страной, или до 3% ВВП. Квота Трампа, 100 миллиардов долларов, это яркий контраст по сравнению сегодняшним дисбалансом в торговле с «Азиатской пятёркой» (Япония, Китай, Южная Корея, Тайвань и Сингапур), составившим 700 миллиардов долларов в 2015 году, согласно данным МВФ. 

В целом Трамп движется к сокращению внешнеторговых дисбалансов на 85%, для того чтобы увеличить производство внутри страны и создать рабочие места в отраслях промышленности в самих США.

Трамп и Латинская Америка

Политика Трампа в отношении Латинской Америки сосредотачивается в первую очередь на Мексике, и в намного меньшей степени на остальной части континента.

Крупнейший шаг Белого дома — это уничтожение обамовского Транс-Тихоокеанского Партнёрства, которое позволяло транснациональным корпорациям эффектнее эксплуатировать рабочую силу Чили, Перу и Мексики, а также привлекало к нему неолиберальные режимы в Аргентине и Уругвае. Трамп унаследовал от президента Обамы многочисленные военные базы в Колумбии, Гуантанамо, на Кубе и в Аргентине. Пентагон продолжал «холодную войну» Обамы с Венесуэлой — лживо обвиняя вице-президента Венесуэлы в контрабанде наркотиков.

Трамп пообещал изменить торговую и иммиграционную политику с Мексикой. Несмотря на широкое сопротивление иммиграционной политике Трампа, ему далеко до массовой высылки иммигрантов, приехавших из Мексики и стран Центральной Америки. Сторонником депортации в Америке был президент Обама, который за восемь лет выдворил 2.2 миллиона иммигрантов и членов их семей, или примерно по 275 тыс. человек в год. За первый месяц пребывания на посту президента Трамп депортировал всего один процент от того числа, что Обама в среднем депортировал за месяц.

Президент Трамп обещает пересмотреть договор НАФТА, введя налог на импорт и заинтересовать  американские транснациональные корпорации в возвращении на родину и инвестициях в Америку.

Для Мексики есть множество скрытых преимуществ, если она ответит на политику Трампа собственными «симметричными» мерами в экономике. Когда Мексика вошла в НАФТА, разорилось 2 миллиона мексиканских фермеров, а миллиарды долларов тратились на импорт (субсидированный) риса, пшеницы и других продуктов из США. Политика «Мексика прежде всего» может дать возможность для возрождения мексиканского сельского хозяйства для внутреннего потребления и экспорта; это также сократит отток за рубеж мексиканских сельскохозяйственных рабочих. Мексика сможет вновь национализировать свою нефтяную промышленность и инвестировать в отечественные нефтеперерабатывающие заводы, получая миллиарды долларов и сокращая импорт продуктов нефтепереработки из США. При обязательной политике импортозамещения местные производители смогут увеличить внутренний рынок и занятость. Занятость увеличится в легальной экономике, и сократится число безработной молодёжи, рекрутируемой наркокартелями и другими криминальными организациями. Национализировав банки и контролируя потоки капиталов, Мексика сможет остановить ежегодный вывод из страны около 50 миллиардов долларов через скрытые фонды. Национально-ориентированная политика с помощью взаимного сотрудничества будет способствовать избранию новых лидеров, которые проведут чистку в продажном руководстве полиции, армии и в политическом руководстве.

В целом, хотя политика Трампа может вызвать некоторые потери в краткосрочной перспективе, для мексиканского народа и страны она может привести к существенным преимуществам в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Демократия

Выборы президента Трампа спровоцировали яростную авторитарную кампанию, угрожающую нашим демократическим свободам.

Хорошо скоординированная и нескончаемая пропаганда со стороны всех ведущих СМИ и двух политических партий позволила фабриковать и искажать отчёты и подстрекала избранных представителей к нападкам на людей, назначенных Трампом на внешнеполитические посты, вынуждая их к уходу с постов и перемене политики. Принудительная отставка советника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна выдвигает на первый план повестку Демократической партии, направленную на войну с имеющей ядерное вооружение Россией. Сенаторы-либералы, которые некогда произносили громкие речи против «Уолл-стрит» и «Одного процента», сейчас требуют, чтобы Трамп отказался сотрудничать с президентом России Владимиром Путиным против реальной угрозы ИГИЛ**, в то же время поддерживая неонацистов на Украине. Либеральные кумиры открыто выступают за отправку дополнительных боевых кораблей США в Азию, чтобы спровоцировать Китай, в тоже время выступая против политики Трампа о более выгодном перезаключении торговых сделок с Пекином.

В этой политической войне партий много скрытых угроз и преимуществ.

Трамп выставил на всеобщее обозрение систематическую ложь и передёргивания со стороны СМИ, подтвердив недоверие, которого придерживается большинство американцев по отношению к корпоративным масс-медиа. Невысокое мнение о СМИ, особенно испытываемое американцами в экономически опустошённых центральных районах страны (тех, кого Хиллари Клинтон назвала «отбросами»), явно соответствует глубокому презрению, с которым СМИ относятся к этой огромной части электората. Конечно постоянная болтовня СМИ о том, как злые «русские» взломали президентские выборы в США, отдав победу Дональду Трампу, это «агитация со скрытым смыслом» для маскировки их нежелания открыто осудить «белую бедноту» — включая рабочее и сельское население Америки — которое в подавляющем числе голосовало за Трампа. Элиты, интеллектуалы и бюрократы в бешенстве из-за того, что большая клинтоновская «корзина отбросов» отвергла систему и отвергла гладко прилизанных и лощёных выразителей её интересов в СМИ.

Впервые на высших уровнях в правительстве идут дебаты о свободе слова. Те же споры распространяются на новый вызов, брошенный президенту огромным неподконтрольным аппаратом полицейского государства (ФБР. АНБ, ЦРУ, Министерство национальной безопасности и пр.), непомерно разросшемся при Бараке Обаме.

Политика Трампа в отношении торговли и союзов побудили Конгресс к дебатам по существу, а не вокруг процедурных мелочей. Даже риторика Трампа вызвала массовые демонстрации, часть из которых вполне искренняя, в то время как другие оплачиваются спонсорами-миллиардерами, поддерживающими Демократическую партию и её неолиберальную экспансионистскую повестку, вроде «главного папика цветных революций» Джорджа Сороса. Серьёзный вопрос — даст ли всё это начало подлинным низовым социалистическим демократическим движениям, чтобы организоваться и воспользоваться преимуществом раскола среди элиты.

Фиктивные обвинения в «предательских» контактах с российским послом, выдвинутые против советника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна, в то время являвшегося частным лицом, и обращение к Закону Логана против частных лиц, обсуждающих внешнюю политику с представителями иностранных правительств, открывает возможность для законодателей, проводящих расследование, таких как Чарльз Шумер и нескольким сотням других, обсудить стратегические позиции с официальными представителями Израиля…

Выиграет она или проиграет, администрация Трампа открыла дебаты о возможностях мира с ядерной супердержавой, новое рассмотрение проблемы огромного торгового дефицита и необходимости защитить демократию от авторитарных угроз со стороны так называемого «разведывательного сообщества», выступающего против избранного президента.

Трамп и классовая борьба

Социально-экономическая повестка Трампа уже привела в движение мощные подводные течения классового конфликта. СМИ и политический класс сосредоточили внимание на конфликте из-за иммигрантов, гендерных проблемах, отношениях с Россией, НАТО и Израилем, а также внутрипартийной политике. Эти конфликты затушевывают более глубокие классовые антагонизмы, которые вырастают из радикальных экономических предложений Трампа.

Предложения президента Трампа сократить полномочия федеральных регулирующих и следственных органов, упростить и снизить налоги, сократить расходы на НАТО, пересмотреть или разорвать многосторонние соглашения, урезать бюджеты на научные исследования, здравоохранение и образование — всё это серьёзно угрожает рабочим местам миллионов работников, занятых в государственном секторе, и чиновникам по всей стране. Многие из сотен тысяч протестующих на женских демонстрациях и маршах в поддержку иммигрантов и образования это госслужащие и члены их семей, которые находятся под экономической угрозой. То, что кажется на первый взгляд протестами из-за  конкретных культурных, личностных или правозащитных проблем, — это проявления более глубокой и более широкой борьбы работников государственного сектора против повестки государства приватизации, черпающего классовую поддержку со стороны мелких предпринимателей, привлечённых сокращением налогов и снижением регулирования, а также чиновников «чартерных школ»*** и администраторов больниц.

Протекционистские меры Трампа, включая экспортные субсидии, настраивает  национальных производителей против многомиллиарднодолларовых импортёров дешёвого ширпотреба.

Предложения Трампа по нерегулируемому экспорту нефти, газа,  древесины, увеличению агро-минерального экспорта и наращивания инфраструктурных инвестиций поддерживается руководителями и работниками этих отраслей. Это вызвало острый конфликт с защитниками окружающей среды, работниками и владельцами местных предприятий, коренными народами и их сторонниками.

Первоначальная попытка Трампа мобилизовать силы внутреннего класса, выступающего против опустошающих бюджет зарубежных войн и в поддержку строительства империи на основе рыночных отношений, была сорвана совместными усилиями военно-промышленного комплекса, аппаратом разведслужб и их сторонниками в коалиции либерально-неоконовско-милитаристской элиты и массовой поддержкой их сторонников.

Разгорающаяся классовая борьба углубилась и угрожает расколоть конституционный порядок  по двум направлениям: конфликт сможет привести к институциональному кризису и к насильственному смещению избранного президента и к установлению гибридного режима, который сохранит самые реакционные программы обеих сторон классового конфликта. Импортёры, инвесторы и работники добывающих отраслей, сторонники приватизируемых образовательных и медицинских учреждений, «ястребы» и члены политизированного аппарата безопасности могут захватить полный контроль над государством. 

С другой стороны, если классовая борьба сможет мобилизовать работников государственного сектора, работников коммерческого сектора, безработных, демократов, выступающих против войны, а также прогрессивных IT-предпринимателей и служащих, зависящих от квалифицированных иммигрантов, а также учёных и защитников окружающей среды в массовое движение в поддержку прожиточного минимума и объединить их вокруг общих классовых интересов, глубокие системные реформы станут возможными. В среднесрочной перспективе объединение этих классовых движений может привести к установлению прогрессивного гибридного режима.

Примечания:

* — Запрещает американским гражданам вступать в самостоятельные «внешнеполитические» отношения с официальными представителями другого государства, относя эти действия к уголовно наказуемым деяниям. В истории США не зафиксировано ни одного случая применения данного закона. Принят в 1799 году в период кризиса в отношениях между США и Францией. Поводом к принятию закона послужила встреча Дж. Логана, пытавшегося предотвратить войну, с французскими официальными лицами; политические оппоненты объявили сенатора предателем.

** — организация, запрещённая в РФ.

*** — привилегированные частные школы с собственным Уставом.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Линчевание свободы слова

«Что делают защитники свободы слова? Печально, что эта фундаментальная свобода по всей Америке попирается.  Политики обеих партий хотят воспользоваться властью правительства, чтобы заставить за...

Подробнее...

Культурная встревоженность белого среднего класса

В конце ноября прошлого года я сидел в самолёте рядом с белой в возрасте около 50 лет, имеющей профессию католичкой со Среднего Запада, которая неохотно призналась, что голосовала за 45 президента США...

Подробнее...

Мошеннические школы: коммерческое образование в эру Трампа

Хорошая новость в том, что администрация Дональда Джона Трампа наконец-то предложила план помощи бизнесу, который не получает прибыли от инициатив Трампа и, следовательно, не представляет конфликта ин...

Подробнее...

Последнее прости лицемерному настоящему

Мало не покажется никому Миллиардер в Белом Доме. Такое только в Америке, не так ли? В эру миллиардеров — то ли выбравшие его избиратели считали, что именно он мог бы сделать то, что необходимо в ст...

Подробнее...

Республика пала: замысел глубинного государства захватить Америку оказался успешным

Сомнений в этом нет. Государственный переворот оказался успешным. «Глубинное государство» — оно же полицейское государство, оно же военно-промышленный комплекс — захватило власть....

Подробнее...

Google+