Три исключительных факта об Америке

Безопасно ли в США быть параноиком

Три исключительных факта об Америке

С учётом неразберихи последних 14 лет, скажите откровенно, можете ли вы припомнить момент, когда рухнула Берлинская Стена, холодная война закончилась при потрясённом молчании шока и триумфа в Вашингтоне, Восточная Европа была освобождена, Германия объединилась, а Советский Союз исчез с лица Земли?

В тот эпохальный момент закончились шесть столетий имперского соперничества. Осталась лишь одна могущественная держава.

Подобного момента нет в исторической памяти: единственная «сверхдержава» с несравненными военными силами, охватывающими всю планету и без соперников. В таких обстоятельствах на что надеяться Вашингтону? На вечное доминирование на Ближнем Востоке и всю нефть? Планетарный Pax Americana для всех грядущих поколений? Почему бы нет? В конце-то концов, даже римляне и британцы в самый расцвет их империй не видали такого мира, как этот.

Теперь перескочим на четверть века, к настоящему, и отметим рост паранойи в этой стране и длинный перечень предсказаний кончины и бед. Учитывая крайность страхов и мрачность партии Рональда «В Америке снова утро» Рейгана на том, что мы называем «дебатами» кандидатов в президенты, сложно не вообразить, что мы не на краю пропасти упадка и обвала всего. Американский Век? Сколько опилок на полу истории.

Однако если вы посмотрите на страну, первые политические деятели которой теперь едва ли упомянут слова «исключительный» или «незаменимый» без оборонительного оттенка, то поистине исключительно лишь следующее: как великая держава США всё ещё остаются одни на планете Земля, и американцы могут демонстрировать любую паранойю, как хотят, в замечательной безопасности и защищённости.

Итак, вот три исключительных факта настоящего момента.

Исключительный факт №1: провал есть успех, или США остаются единственной сверхдержавой

Если бы вы собирались выделить один самый потрясающий, пусть и мало обсуждаемый, аспект американской внешней политики за первые 15 лет этого столетия, то это могла бы быть неспособность Вашингтона успешно применить свою мощь где-либо так, чтобы подтвердить эту самую мощь; иными словами, провал есть мерило успеха. Позвольте объяснить.

В годы после 9/11 американская сила в различных крайне милитаризованных формах постоянно вырывалась на свободу на обширных участках планеты от китайской границы до далёкой Африки – и нигде за эти 14 лет, вопреки мечтам о славе и глобальном доминировании, США не преуспели в достижении своих стратегических целей. В конце концов, какое имеет значение то, что за всё это время ничто не пошло так, как планировалось или положительно по стандартам Вашингтона? Он не смог победить ни в войне в Афганистане, ни в двух войнах, одна из которых продолжается, в Ираке, не преуспел в нынешней войне в Сирии, потерпел фиаско в попытке «выдоить» Иран, интервенция в Ливию оказалась катастрофой, различные специальные операции и кампании беспилотников в Йемене привели к хаосу в этой стране, и так – как говаривал писатель Курт Воннегут – всё и продолжается.

Хотя в первые годы нашего столетия было много разговоров о «национальном строительстве» за рубежом, американская мощь не смогла построить ничего. Наоборот, повсюду она оказалась чисто разрушительной (если только не считать строительством создание террористического «халифата» на частях разрушенной Сирии и Ирака неразрушительным актом). Под давлением американской мощи там не было побед, даже не было хоть каких-то успехов в традиционном смысле слова, а целые страны разрушены, население лишено корней и люди миллионами вынуждены бежать. Не важно, как вы это всё оцениваете, но у американской мощи, говоря иносказательно, просто море успехов.

Где же тогда успехи? Ответ таков: несмотря на 15 лет скачек от одной милитаристской неудачи к другой, может ли стоять вопрос о том, что есть там признаки упадка или нет, но США остаются единственной неоспоримой сверхдержавой планеты Земля? Считайте это свидетельством богатства и силы страны. Во многом – определённо в военном смысле (несмотря на шум и крики на недавних республиканских дебатах) – нет такой силы, которая могла бы или противостояла бы ей.

Если вы слушаете республиканцев, то президент России Владимир Путин теперь, по-видимому, практически в одиночку заменяет весь бывший Советский Союз. Он и его страна, как согласны республиканцы, неоконы и высшие военные чины, решительно величайший враг страны, поистине «угроза существованию» США. Но посмотрим объективно: этот чудовищный (хотя и странно знакомый) враг во многом – просто карточный домик. Или, иначе говоря, Путин, как руководитель сумел сделать крайне много (большая часть по-настоящему мрачна – от Украины до Сирии) при крайне малом. Сравнивать его, да и его страну, с бывшим Советским Союзом в самый его расцвет, однако – просто плохая шутка (разве что, когда речь идёт о ядерном арсенале всё ещё размеров сверхдержавы). На самом деле, он – глава неустойчивого, переживающего тяжёлые времена в энергетике государства в то время, когда цена на нефть, по-видимому, стремится к уровню ниже канализации.

Что до Китая, он всегда считается будущей сверхдержавой конца двадцать первого века, не стоит брать его в расчёт. Как напомнили нам недавние экономические события, это страна на грани. Несмотря на более чем четыре десятилетия «быть богатым почётно» и замечательный экономический рост, он остаётся относительно бедной страной, чьи руководители не знаю, что случится, если – как в любой капиталистической экономике, пузыри лопнут, всё рухнет и экономика начнёт тонуть. Да, его военный бюджет, хоть и скромный по стандартам Пентагона, растёт и он становится всё агрессивней к соседям, но руководители пока не показали и признаков желания разместить гарнизоны по планете или стать истинно военным соперником США где-либо, разве что местным образом.

А помимо Китая, четверть века после развала Советского Союза всё ещё так и нет иных потенциальных соперников на Земле, только различные небогатые региональные державы и, конечно же, ряд внутренне связанных экстремистских террористических организаций, постоянно меняющихся и растущих под давлением проводимых США бомбёжек, рейдов сил специальных операций и кампаний убийств беспилотниками.

Нет сомнений, что если вы – большой фанат исключительной сверхдержавности Вашингтона, то новости не столь уж прекрасны. Ничто не работает так, как было, скажем, в Иране в 1953 году, когда ЦРУ спровоцировало переворот, свергнувший демократически избранное правительство, и поставило своего человека на «Павлиний Трон». Там потребовалось 26 лет, чтобы произошла ответная реакция и Шах бежал. В 2015 году, вероятно, это заняло бы 26 дней или 26 минут.

Но всё же есть и хорошие новости в том, что как бы ни была сила США на практике ущербна, как сыр в известной детской считалочке, они остаются в одиночестве. Насколько же это исключительно?

Исключительный факт №2: американцы действительно защищены и в безопасности

Подумайте об исключительном факте №2, как «не верь своим ушам». В эру после 9/11 были выстроены и, соответственно, финансировались национальная безопасность и государство глобального надзора исторических масштабов. Без 17 разведывательных агентств, Министерства внутренней безопасности и военных, как и расширения секретности и засекречивания (то есть, возможности не позволить гражданам узнать ничего, что делается вроде как ради них), американский народ был бы в почти невообразимой опасности из-за  единственного явления – «терроризма» (прилагательное «мусульманского» или «исламского» подразумевается, если и не высказывается).

При всех разговорах о спящих агентах, одиноких волках и планах убивать американцев, это всё константа нашего мира! Как и наручники и арест девятиклассника в Ирвинге, штат Техас, за то, что принёс часы, которые собрал сам, показать в школе, – теперь это американский кровоток. Это же ещё обеспечило во многом бесспорное объяснение роста всевозможных тайных агентств ради карьер огромного количества высших чиновников, экстраординарной власти, дарованной тому, что всё более становится тайным государством внутри государства (как теперь у военных США есть тайные войска всё более разрастающихся масштабов). Если подвергнуть сомнению – это государство и многое ещё стоит подвергнуть сомнениям. Во многом всё зависит от новостей и тревог относительно бесконечных террористических замыслов, которые зачастую оказываются продвинутыми или спровоцированными информаторами ФБР.

Само послание демонстрирует некую истерику из-за вероятных планов на будущее, прежних заявлений (во многом необоснованных или неискренних), которые были нарушены агентствами государства национальной безопасности и бесконечными рассказами о том, как Исламское Государство использует интернет, чтобы побудить отдельных людей в стране устроить тут хаос.

И всё же – исключительный факт №2 – несмотря на 9/11, данные ясно показывают, что американцы практически в безопасности. Если вы живёте в Багдаде, то вероятность террористического нападения не может быть более реальна и ужасна. А если вы живете в Ирвинге, Техасе, Толедо, Огайо, Питтсбурге, Пенсильвании или даже Нью-Йорке, то тут такая вероятность близка к нулю. Страна, лежащая меж двух океанов и с дружелюбными соседями, остаётся моделью безопасности без каких-либо заслуг в этом государства национальной безопасности. Немногие места на планете с какой-то вероятностью могут быть более безопасны, чем наше, если говорить об исламских террористических нападениях. Конечно, это правда, что даже Европа более не нетронута незащищённостью и насилием. Так что можно сказать, что США остаются в одиночестве (этого вы не узнали бы, живя внутри  американского купола террора).

Позвольте мне в таком случае предложить прочитать всем практические гарантии. Вас не убьют в континентальных Соединённых Штатах ни исламские террористы, ни кто-то из симпатий к Исламскому Государству – скорее ваши шансы на подобное пренебрежимо малы. Шансы почти всего пагубного, что может с вами случиться, не важно, насколько не определены, по меньшей мере столь же велики, как почти в любом случае вроде оказаться под руинами упавшей мебели, быть застреленным малышом, нашедшим склад брошенного оружия, быть убитым при массовом расстреле (не террористом), получить удар молнии (или пострадать от любого погодного явления), отравиться пищей или разбиться в собственной машине.

Как всегда было верно – поджог британцами Вашингтона в 1814, Пёрл-Харбор в 1941 и 9/11 составляют исключения – США прекрасно защищены (кроме случаев, конечно же, когда речь идёт о различных внутренних раздорах). Это ощущение неуязвимости объясняет, почему нападение 9/11 ни с чем не сравнимо и почему оказалось так легко выстроить обширную структуру, предназначенную для надзора за «отечеством» всевозможными исторически навязчивыми методами.

Изнанка всего этого – считайте это исключительным фактом «два с половиной» – такова, что на данный момент американские налогоплательщики вложили триллионы долларов в то, что назвать можно лишь аферой.

Исключительный факт №3: среди обитателей единственной сверхдержавы планеты развивается культура жертвенности

С учетом исключительных фактов №1 и №2, что может быть более исключительным, чем значительное число американцев, живущих в основанной на страхе культуре жертвенности, приправленной паранойей и экстремизмом, которые, по-видимому, захватили одну из двух основных политических партий?

В этой культуре американцы всегда полностью и повсюду во власти злодеев, в том числе и среди нас с хаосом в мозгах. Наши военные в разрухе недофинансирования, наш флот – просто набор шлюпок, мусульманин даже в Белом Доме, страшное движение смены климата вот-вот разрушит капитализм, каким мы его знаем, женских тел достаточно, чтобы правительство перестало работать, иммигранты – потенциальные террористы или насильники, и так далее, и тому подобное, по целому списку странно переплетённых фантазий и домыслов.

Подобное настроение в СМИ проявилось совсем недавно, после того, как человек на митинге Дональда Трампа в Нью-Гемпшире в начале второго республиканского обсуждения во время сессии вопросов поднялся и сказал: «У нас в стране есть проблема, называется она – мусульмане. Мы знаем, что наш нынешний президент – один из них, знаете, ведь он же даже не американец. Но как бы то ни было, у нас растёт число лагерей подготовки, где они хотят убивать нас. Итак, мой вопрос – когда мы от них избавимся?». Освещение в СМИ в целом уделило внимание теме президентства или «рождения» в этом заявлении, проигнорировав фантазии относительно «лагерей подготовки» террористов, предположительно находящихся здесь, в США. Во многом проигнорированы были и двое других из аудитории, вызванных Трампом, они были не менее эксцентричны. Первый мужчина сказал: «Я аплодирую джентльмену, который встал и сказал, что Обама – мусульманин, родившийся за границей, и упомянувшему о лагерях подготовки, об этом же все знают». («Верно», – сказал Трамп и прошёл дальше)

Второй человек, женщина, судя по Hill, «сказала ему, что в Нью-Гемпшире - «новый холокост» и людей грузят в товарные вагоны и обезглавливают члены Исламского Государства Ирака и Сирии». «Я просто хочу, чтобы вы об этом знали».

Считайте это небольшим, неосновным мерилом чувства страха, преследования и фантазий, ныне закрепившихся в том, что зачастую представляется республиканской «базой». Конечно, подобная паранойя отнюдь не нова в этой стране, особенно в моменты экономической напряжённости. И всё же, учитывая годы нагнетания страха после 9/11 и выстраивания медийной вселенной правого толка, это одновременно и эхо-камера, и мегафон, вот что опасно. И мы тут говорим не просто о странном наборе совершенно сумасшедших. В конце-то концов, как недавно сообщал  Washington Post, «54% сторонников Трампа и около 43% республиканцев считают, что Обама – мусульманин».

В этом смысле, хотя военные США продолжают свои провальные войны, интервенции и рейды за рубежом, пока государство национальной безопасности разрабатывает всё больше механизмов подглядывания, надзора и контролирования населения в стране (как в недавней фактически беспрецедентной изоляции в целях безопасности основных американских городов «для» Папы), многие граждане страны всё больше погружаются в противоречивую фантазию о стране, о дезориентированной сверхдержаве. Монстры видятся за каждым углом, равно как и высокая преступность и мрачные заговоры, и любое чувство ответственности за то, что США сделали в мире в эти недавние годы, исчезает.

В то же время мы живём на всё более растревоженной планете, где основы засухи, пожаров, наводнений, таяния и замерзания получают новые значения, в которых сила, по-видимому, не выражается и не проявляет себя нормальным, обоснованно предсказуемым образом. Возможно, солнце и заходит, хотя и весьма медленно, над американской имперской державой, но, вероятно, оно заходит и над имперской мощью, как мы её знаем. А если так, то это поистине будет исключительным.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Хилларизация Трампа

О Господи, это случилось — истеблишмент переделывает Трампа! Во время своей избирательной кампании, у Трампа и «Леди Василиск» не было ничего общего, кроме краски для волос. Сейчас почти с каждым днём...

Подробнее...

ФБР: молчаливый террор Четвёртого Рейха

«Через пять лет существования гитлеровской диктатуры нацистская полиция получила одобрение ФБР». —    историк Роберт Геллатли.  ...

Подробнее...

Чего требует американская аристократия

Дональд Трамп развернул свою политику национальной безопасности на 180 градусов, и теперь сосредоточил её на подчинении России, вместо уменьшения опасности от джихадистов. ...

Подробнее...

Смерть у ваших дверей: полицейская тактика «постучаться и поговорить» пробивает дыру в Конституции

«Четыре часа утра, свет автомобильных фар прямо в окна; в палисаднике какие-то люди в полицейской форме; видна боевая экипировка; они вооружены; они подходят к вашей двери. Как вы думаете, обычный г...

Подробнее...

Зачем вынуждать родителей держать детей в слабеющих государственных школах?

Назначение Бетси Девос вызвало шквал критики слева. Её высмеивали за «отсутствие опыта в государственном образовании, отсутствие политического опыта, отсутствие административного опыта работы в правит...

Подробнее...

Google+