Дилемма о нации и корпорации

Дилемма о нации и корпорации

Американская экономика набирает обороты, но большинство американцев этого не чувствуют. Напротив, большинство экономик Европы – по-прежнему в плохой форме, однако у европейцев дела идут относительно неплохо.

Что за этим стоит? Два важных факта.

Во-первых, американские корпорации имеют гораздо большее политическое влияние в Соединённых Штатах, чем их коллеги имеют в собственных странах.

На деле большинство американцев вообще не имеют никакого влияния ни на что. Это заключение профессоров Мартина Гиленса из Принстонского университета и Бенджамина Пейджа из Северо-Западного университета, которые проанализировали 1799 вопросов политики – и обнаружили, что «предпочтения среднего американца, по-видимому,   оказывают только незначительное, почти нулевое, статистически незначительное влияние на публичную политику».

Вместо этого американские законодатели реагируют на требования богачей (как правило,  руководителей корпораций и магнатов Уолл-Стрит) и крупных корпораций – тех, у кого самое большое мастерство в лоббировании и самые глубокие  карманы для финансирования кампаний.

Второй факт заключается в том, что большинство крупных американских корпораций не питают особой преданности Америке. Они не хотят, чтобы американцы получали более высокие зарплаты. Их единственная преданность и ответственность – перед своими акционерами, которые часто требуют снижения зарплат, чтобы подстёгивать повышение прибылей и цены акций. 

Когда General Motors в 2010 году снова стала публичной, она хвасталась, что 43% автомобилей производит там, где оплата труда составляет меньше 15 долларов в час, в то время как в Северной Америке она может сейчас платить зарплаты и пособия для вновь нанятых работников «по низшему уровню».

Американские корпорации перемещаются для извлечения прибылей в любые страны, где они могут платить самые низкие налоги. Некоторые даже преобразуются в зарубежные корпорации.

Как заявил «Нью-Йорк Таймс» руководитель компании «Эппл»:

«Мы не обязаны решать проблемы Америки».

Я не обвиняю американские корпорации. Они «делают бизнес», чтобы получать прибыли и максимизировать цены своих акций, а не для того, чтобы служить Америке.

Но поскольку эти два основополагающих факта – их доминирование в американской политике и заинтересованность в том, чтобы росли цены на акции, а не благосостояние американцев – глупо рассчитывать на них в создании хороших рабочих мест для американцев, чтобы улучшить американскую конкурентоспособность или представлять интересы Соединённых Штатов в мировой  торговле.  

Напротив, крупные корпорации со штаб-квартирами в других богатых странах, ответственнее относятся к  благосостоянию населения, живущего в этих странах.

Всё потому, что там профсоюзы, как правило, сильнее, чем здесь – имеют возможность оказывать давление и на уровне компании, и в национальном масштабе.

Профсоюзы «Фольксвагена», например, имеют право голоса в управлении компании, как  это принято и в других немецких корпорациях. Не так давно «Фольксваген» даже приветствовал создание первичной организации UAW (членская организация Глобального Союза  IndustriALL) на своём заводе в Чаттануге, штат Теннесси.  (А политики самого штата Тененесси выступали против).  

Правительства других развитых стран часто разрабатывают законы путём трёхсторонних переговоров с участием крупных корпораций и профсоюзов. Такой процесс ещё больше привязывает корпорации к этим странам.

Между тем, американские корпорации выделяют меньшую долю своих прибылей своим работникам, чем европейские и канадские корпорации.

А управляющие американскими корпорациями получают намного большие вознаграждения, чем их коллеги в других развитых странах.

Типичный американский работник работает больше часов, чем канадский или европейский, а получает менее оплачиваемый или вовсе не оплачиваемый отпуск, или отпуск по семейным обстоятельствам.  В Европе нормой является ежегодный пятинедельный оплачиваемый отпуск и оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам, превышающий  три месяца.  

А из-за подавляющего влияния американских компаний на американскую политику американцы и близко не получают от своих властей столько, сколько канадцы и европейцы.

Там правительства облагают более высокими налогами своих богатых и перераспределяют большую часть их по домохозяйствам со средним и низким доходам. Большинство граждан получают, в сущности, бесплатное медицинское обслуживание и более щедрые пособия по безработице, чем американцы.

Поэтому не удивительно, что в американской экономике дела идут всё лучше, а у большинства американцев – нет.

Американский средний класс – более не самый богатый в мире. С учётом налогов и трансфертных платежей, доход среднего класса в Канаде и большинстве стран Западной Европы выше, чем в США. Бедный в Западной Европе зарабатывает больше, чем бедный американец. 

Наконец, за глобальным столом переговоров – таких, как засекреченный процесс заключения торгового договора  «Транс-Тихоокеанское Партнёрство» – американские корпорации не представляют интересов американцев. Они отстаивают интересы своих директоров и акционеров, которые не только богаче, чем большинство американцев, но и проживают по всему миру.

Вот почему ожидаемое «партнёрство» защищает интеллектуальную собственность американских корпораций – но не здоровье, безопасность или заработки  американских рабочих, и не окружающую среду.

Администрация Обамы подаёт «партнёрство» как способ сдержать влияние Китая в Тихоокеанском регионе. Предполагается, что представителями американских интересов в этом регионе будут американские корпорации.

Но это предположение неверно. Американские корпорации созданы не для того, чтобы представлять интересы Америки в Тихоокеанском регионе или где бы то ни было  ещё.

Как разрешить эту основную дилемму? Либо мы уменьшим доминирование крупных американских корпораций над американской политикой… Либо мы увеличим их лояльность и ответственность перед Америкой.  

Должно быть либо то, либо другое. Американцы не могут процветать в политической системе, которой по большей части заправляют крупные американские корпорации – созданные, чтобы поднимать цены своих акций, а не Америку.

Об авторе:

Роберт Райх – бывший министр труда США и профессор государственной политики в университете Калифорнии, Беркли; недавно снял фильм «Неравенство для всех», ведёт собственный блог.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Пока большинство правых бездействует, многие леваки обещают развязать войну на улицах Америки

Возможно, вы попробуете всё-таки воспринимать радикальных левых всерьёз. Когда они говорят нам «вы ещё ничего не видели» и что «это только начало», они угрожают тем, что намерены вернуться. В современ...

Подробнее...

Принять на работу сотрудника по разнообразию — всего лишь первый шаг

В наше время движений #MeToo («Меня тоже»), «Мечтателей», «Жизнь Чернокожих Имеет Значение» и право радикальной реакции, колледжи в список нужных сотрудников добавляют главных администраторов по разно...

Подробнее...

Неужели Америка идёт к гражданской войне?

Второго члена администрации Трампа затравили в ресторане менее чем через неделю после первого случая. На этот раз это была Сара Хаккаби Сандерс. Ресторанный опыт Сары Хаккаби Сандерс и Кирстен Нильсе...

Подробнее...

В ожидании «путинско-нацистского апокалипсиса»

Не знаю, как вы, а я уже несколько утомился ожидать кошмар в гитлеровском стиле, который нам обещают корпоративные СМИ с 2016 года. Честно говоря, я начинаю подозревать, что все их апокалипсическ...

Подробнее...

Очередные нападки на продуктовые карточки для малоимущих

И снова республиканцы нацеливаются на бедняков. Так что же на этот раз? Добавление более жёстких требований к работе для получения того, что известно в качестве тадонов на продовольствие. (Сегодня эт...

Подробнее...

Google+