Равного правосудия для Петреуса и Сноудена?

Решение Министерства юстиции простить, ограничившись шлепком, бывшего директора ЦРУ Петреуса за передачу любовнице высокочувствительных секретов, ставит вопрос о суровом наказании, назначенном правдоискателям более низкого уровня – и об угрозе длительного тюремного срока для Эдварда Сноудена.

Полюбовная сделка Министерства юстиции США в отношении бывшего директора ЦРУ Дэвида Петреуса по поводу утечки информации высшей степени секретности в сравнении с суровыми тюремными сроками для информаторов более низкого ранга при администрации Обамы привело к возобновлению призывов к снисходительности в отношении Эдварда Сноудена. И никто не сформулировал лучше, чем известный разоблачитель Дэниэл Эллсберг.

Эллсберг, первый человек, обвинённый по закону о борьбе со шпионской деятельностью или какому другому закону в истории с утечкой «документов Пентагона»* в Конгресс и 17 газет, в четверг мне заметил:

«Фактическое обвинение против Эдварда Сноудена не более серьёзно – как нарушение нормативов секретности и не раскрытие соглашений, – чем то, что признал Петреус, а это на самом деле весьма эффектно».

Бывший сотрудник АНБ Эдвард Сноуден 9 октября 2013-го выступал в Москве (видео распространено «Викиликс»).

Бывший сотрудник АНБ Эдвард Сноуден 9 октября 2013-го выступал в Москве (видео распространено «Викиликс»).

Сложно переоценить шокирующую правду о деле правительства против Петреуса. Информация, которую он передал Поле Бродуэлл, своему биографу, с которой впоследствии у него была внебрачная связь, оказалась весьма чувствительной для американского правительства.

Судя по официальному обвинению, Петреус передал Бродуэлл восемь чёрных книг, содержащих «засекреченную информацию о личностях офицеров под прикрытием, военной стратегии, возможностях разведки и её устройстве, дипломатических дискуссиях, выдержки и содержание дискуссий на совещаниях высшего уровня Совета Национальной Безопасности … и его личных обсуждений с президентом Соединённых Штатов».

Большая часть перечисленного – высшего уровня секретности, а некоторые документы – SCI (секретная информация с особым режимом хранения), даже выше, чем совершенно секретно – и он признал в ответе, что лгал ФБР относительно этих утечек, зная, что это само по себе преступление.

Несмотря на тяжесть проступков Петреуса, с ним было согласовано единственное мелкое обвинение в неуместном «удержании» секретной информации, а прокуроры согласились рекомендовать приговор в виде двух лет испытательного срока без реального заключения.

Сравните это с действиями Челси Мэннинга, который отбывает 35-летний срок за утечку секретной информации. Как отмечает Эллсберг:

«Челчи Мэннинг имел доступ к SCI каждый день своей службы в Ираке. Ничего не раскрыл, ничего выше уровня «секретно».

Или возьмем Джона Кириаку, бывшего офицера ЦРУ, который передал следователю имена двух тайных агентов, которые никогда не были опубликованы. Он получил тридцать месяцев тюрьмы и обвинение в тяжком уголовном преступлении в 2013-м. (Будучи директором ЦРУ, Петреус расхваливал обвинение Кириаку всего за несколько дней до того, как солгал ЦРУ о собственных утечках). А сам Эллсберг стоял перед перспективой получения 115 лет заключения за утечки:

«Документы Пентагона, которые я раскрыл, все имели гриф «совершенно секретно». Я имел допуск и к SCI, но ничего из этого не раскрыл, в отличие от Петреуса».

Джеффри Стерлинг, бывший офицер ЦРУ, также был обвинен в утечке секретной информации журналисту «Нью-Йорк Таймс» в прошлом месяце, «сначала раскрыв её Конгрессу, как делал и я» – говорит Эллсберг. Стерлинг был обвинён в тяжком уголовном преступлении по Закону о шпионской деятельности и в конце апреля его ждёт приговор.

Эллсберг говорит, что Стерлинг «нарушил нормативы секретности никак не более серьёзные, чем те, в нарушении которых сознался Петреус», и что хотя уже слишком поздно что-то сделать с обвинением, судья должен принять во внимание сделку со следствием Петреуса при вынесении приговора.

«Если раскрытие личностей тайных агентов не облечённому властью человеку и хранение в нескольких неразрешенных местах заслуживает приговора максимум один год, – говорит Эллсберг, – Эдвард Сноуден должен столкнуться никак не более, чем с такой же оценкой».

Адвокат Сноудена в США Бен Уизнер аналогично высказался в четверг в US News and World Report.«Если Петреус заслуживает исключительного обращения из-за его службы государству, – сказал он, – безусловно, такое же исключение надо предложить и Эдварду Сноудену, чьи действия привели к историческим глобальным обсуждениям, которые укрепят свободные общества».

Эллсберг мне сказал:

«Хотя я никоим образом не облечен властью вести переговоры от его имени – это может делать только его адвокат – я чувствую, что Сноуден вернулся бы прямо завтра, если бы получил то же предложение, что и Петреус. Что он мне сказал, когда я навестил его в России несколько месяцев назад, что он хотел бы в худшем случае получить один-два года».

Главная озабоченность Сноудена? «Он не хочет препятствовать другим информаторам, приняв большее тюремное заключение, чем это в сравнении с вариантом изгнания», по словам Эллсберга.

Критики давно утверждали, что есть двухуровневая система правосудия для информаторов: сотрудники низкого уровня преследуются, как шпионы по Закону о шпионаже, а влиятельные лица, вроде Петеуса, могут давать утечки с прекращением  дела и им не приходится тревожиться об обвинениях вообще. Будучи вообще пойманным, Петреус стал исключением из практики вообще не выдвигать никаких обвинений против чиновников высокого уровня – и то только потому, что его утечки нечаянно привлекли внимание ФБР, и они включали большой объём исключительно чувствительной информации.

Директора ЦРУ, предшественники Петреуса и следовавшие  за ним, допускали  утечки информации высшей степени секретности репортёрам: Леон Панетта раскрыл подробности рейда против Усамы бин Ладена создателям фильма  «Цель номер один» (Zero Dark Thirty), а Джон Бреннан рассказал репортёрам о двойном агенте, который разрушил план взрыва в Йемене. Хотя ещё один информатор низкого уровня отправился в тюрьму за ту историю, Джон Бреннан не только избежал наказания, но, по сути, был награждён продвижением.

Третий директор ЦРУ обеспечил ещё более прямой прецедент со случаем Петреуса: после ухода в отставку в 1996-м Джон М. Дейч, как выяснилось, сохранил на своем не проверенном домашнем компьютере – который он использовал для доступа в Интернет – информацию столь же чувствительную, как и Петреус, включая и личности тайных агентов. Он договорился о мелком правонарушении, точно как и Петреус, что и готов был подписать, когда был заранее помилован президентом Клинтоном.

У правительства был шанс задержать Петреуса в качестве примера по тому же обвинению в тяжком уголовном преступлении по Закону о шпионаже, который они применяли (несправедливо?)  к каждому сознательному информатору, которых они осудили. Их ответ? Утечки – более не тяжкое уголовное преступление. Давайте убедимся, что мы зацепим их на этом, и не только в отношении директоров ЦРУ.

Примечание:

Дэниэл Эллсберг состоит в правлении Фонда Свободы Прессы (Freedom of the Press Foundation) наряду с Эдвардом Сноуденом. Тревор Тимм – колумнист американского издания Guardian и исполнительный директор Freedom of the Press Foundation, некоммерческой организации, которая поддерживает и защищает журналистику, приверженную прозрачности и ответственности.

* – Сверхсекретное исследование предыстории участия США в войне во Вьетнаме  общим объёмом около 7 тыс. страниц, проведённое по указанию министра обороны Р. Макнамары  по поручению президента Л. Джонсона. В 1971-м бывший высокопоставленный сотрудник Министерства обороны Д. Эллсберг передал 47 томов этих документов в распоряжение газет «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост». Администрация Никсона попыталась наложить предварительное ограничение на публикацию документов, но решением Верховного суда по делу «Нью-Йорк таймс» против Соединенных Штатов»  (1971), на основании права народа знать правду и конституционной свободы слова и печати, правительству было предписано опубликовать эти материалы за исключением отдельных документов и страниц, которые, по мнению Суда, могли бы в случае опубликования нанести ущерб национальной безопасности. В изложении этого документа, появившемся в газете «Нью-Йорк таймс» 13 июня 1971 года под заголовком «Вьетнамский архив», участие США в войне во Вьетнаме рассматривалось как аморальное, а методы информирования общественности о ней – как бесчестные. Эллсберг был отдан под суд по обвинению в шпионаже, но затем оправдан. Суд отметил попытки его компрометации со стороны администрации.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Зачем вынуждать родителей держать детей в слабеющих государственных школах?

Назначение Бетси Девос вызвало шквал критики слева. Её высмеивали за «отсутствие опыта в государственном образовании, отсутствие политического опыта, отсутствие административного опыта работы в правит...

Подробнее...

Дело Трампа

«Нелепое зрелище либеральной Америки, участвующей в нео-маккартистской атаке на назначенцев Трампа, и не на основании их неотъемлемого расизма и глупости, а из-за контактов с Россией, относится к чи...

Подробнее...

На алтарь американского величия

Члены «Церкви Спасителя Америки», как назвал их наш постоянный автор Эндрю Басевич, в эти дни в некотором смятении и немного взволнованы новым «Папой» и его сбившимися с правильной стези кардиналами, ...

Подробнее...

Как «рыцари новой холодной войны» загнали Трампа в угол

Среди противников администрации Трампа принято считать фактом гуляющую по ведущим СМИ тему вовлечённости помощников Дональда Трампа в некие незаконные контакты с российским правительством, что постави...

Подробнее...

Лучшее образование, какое можно купить за деньги

Большинство из нас знает ребят, которые обязаны образованию всем, чего достигли в жизни. Этим объясняется, как я подозреваю то, почему мы согласно киваем, когда слышим, как кто-то представляет образов...

Подробнее...

Google+