Слабость Украины может стать её величайшей силой

Слабость Украины может стать её величайшей силой

Соединённые Штаты и Европейский союз продемонстрировали значительную приверженность успеху  Украины со времени революции на Майдане. Однако ни один западный лидер никогда не считал, что Украина имеет карт-бланш на то, что обязательства Запада безграничны.

Вместо этого, как свидетельствует размер финансовой и военной помощи Украине, эти обязательства и ограничены, и оговорены условиями. В частности, если обещания Киева по проведению значимых реформ не будут в ближайшее время  выполнены, то поддержка со стороны Запада может испариться.

Россия также демонстрировала значительную приверженность достижению своих целей на Украине. Кремль показал свою готовность понести значительные издержки – международные санкции, политическую изоляцию и экономические и человеческие потери в результате военного конфликта – с тех пор, как год назад разразился этот кризис. Тем самым, в отличие от Запада, действия России демонстрируют, что по существу её заинтересованность  в этом конфликте и безгранична, и безусловна. 

К счастью, обстановка на Украине не ухудшились до той, какая сложилась у крупных американских банков 2008 года, когда экстренная федеральная финансовая помощь показала, что они на деле «слишком большие, чтобы рухнуть». Однако опасность драматического ухудшения ситуации с безопасностью и экономических условий на Украине в 2015 году принимает угрожающие размеры. Политическим деятелям в Киеве, несомненно, необходимо готовиться к худшему. После года, когда почти каждый из западных лидеров заявлял о твёрдой поддержке Украины, некоторые из её политических деятелей вполне могли поверить, что они всё ещё могут пойти на определённые риски; в конце концов, они могли себя успокаивать, что Запад никогда не позволит Украине пропасть. Хотя мы не можем сказать определённо, что такая уверенность безосновательна,   есть сильные основания предполагать именно это.

Взять, например, недавний пассаж Вашингтона с «Актом поддержки свободы на Украине», который обозреватели и в Киеве, и в Вашингтоне охарактеризовали как большой шаг вперёд в приверженности США к обеспечению безопасности и процветанию Украины. Однако то, как он изменялся, когда превращался из законопроекта в закон, противоречит сказанному.

В первоначальном проекте, прошедшем сенатский комитет по международным отношениям, Украина отнесена к «основным союзникам вне НАТО». Это определение имеет в основном технический смысл, связанный с процедурами экспорта вооружений и сотрудничества в сфере безопасности; это не то же самое, что договор о взаимной обороне. Однако и на Украине и за её пределами многие, включая президента Петро Порошенко, видимо, уверены, что статус «основного союзника вне НАТО» значит именно это. Для Вашингтона, безотносительно к техническому значению этого термина, предоставление  этого статуса Украине означало бы более твёрдое обязательство по обеспечению безопасности Украины, поскольку её нарушение подрывало бы надёжность всех американских альянсов.

Но в итоге статус «основного союзника вне НАТО» был удалён из окончательной редакции законопроекта.  Более того, в сущности, все другие меры в этом документе – включая и военную помощь, и санкции против России – предоставляют полномочия исполнительной ветви власти, но не обязывают её действовать.

Короче говоря, новый закон действительно демонстрирует приверженность США к обеспечению безопасности Украины, но его трансформация показывает сильные ограничения этой приверженности.  Это должно стать хорошим уроком для президента Порошенко и украинской элиты в целом. Они могут полагаться на поддержку Соединённых Штатов, однако Соединённые Штаты не будут гарантировать безопасность Украины. В краткосрочной перспективе это означает, что Киев будет в значительной степени полагаться на самого себя, если Москва решит нарушить хрупкое перемирие и глубже проникнуть  на украинскую территорию.

Кое-кто убеждает, что если ситуация с безопасностью коренным образом ухудшится, Соединённые Штаты и их союзники вынуждены будут вмешаться, потому что они не могут поощрять  постоянное расчленение или оккупацию европейского государства. На деле, сами они именно  так и поступили в случае с Кипром. Со времени вторжения на остров в 1974 году Турция незаконно оккупировала суверенное государство Республика Кипр.  После объявления о независимости севера, Турецкой республики Северный Кипр, Турция признала её, и по—прежнему остаётся единственным государством, которое это сделало.  По сей день Турция держит от 30 до 40 тысяч солдат на одной трети территория острова, контролируемой ТРСК, несмотря на многочисленные резолюции Совбеза ООН, начиная с призыва времён первого вторжения немедленно вывести войска.

Великобритания, гарант договора, предоставляющего Кипру независимость, имела законное обязательство «воспрепятствовать…любой деятельности, направленной на содействие…разделению острова». Несмотря на присутствие британских военнослужащих на двух базах на острове, Лондон не предпринял военных шагов, чтобы воспрепятствовать  турецкому вторжению.  Соединённые Штаты не имели никаких договорных обязательств, но вне рамок Совбеза ООН их ответ был сдержанным: трёхлетнее эмбарго на субсидии по военным поставкам и продажи вооружений Турции были самой суровой из принятых мер.

Украина стоит перед лицом острого экономического кризиса, представляющего для её выживания не меньшую угрозу, чем Россия.  Киев уже привык полагаться на помощь со стороны Международного валютного фонда и западных доноров, чтобы выжить; всё же западная приверженность поддержке Украины финансово ограничена. Действительно, «Moody’s» недавно предупредил, что украинский дефолт весьма вероятен, указав, что сегодняшний пакет экстренной финансовой помощи, предоставленный МВФ, ЕС и другими донорами, не достаточен для погашения  внешней задолженности в 10 миллиардов долларов, срок которого истекает в этом году. «Economist» считает, что Украине нужна экстренная дополнительная финансовая помощь в 20 миллиардов долларов, отметив, что, несмотря на болтовню о «конференции доноров», ни одно правительство, по-видимому, не желает выкладывать деньги. Ранее в этом месяце украинский премьер-министр посетил Германию, но вернулся домой без каких-либо весомых обещаний, добыв только  кредит в 500 миллионов евро на восстановление Восточной Украины. На прошлой неделе министерство финансов США объявило о гарантиях займа ещё в 2 миллиарда долларов, вдобавок к гарантии на 1 миллиард долларов, принятой в прошлом году. Но этот новый пакет помощи  явным образом связывается с выполнением  украинским правительством его обещаний реформ и привязан к программе МВФ. Между тем, миссия МВФ 8 января опять прибыла в Киев, но будет ли МВФ платить и заплатит ли достаточно?   Если Украина не сможет обеспечить себе финансовую поддержку, она вынуждена будет реструктурировать свои долговые обязательства после дефолта или под его угрозой.

По сегодняшним международным законам суверенное банкротство крайне запутанная и непредсказуемая вещь, что мотивирует все заинтересованные стороны – и кредиторов, и должника – избегать дефолта. Возможно, именно это соображение даёт украинским властям уверенность, что МВФ и Запад будут продолжать платить.  Это тоже иллюзия, поскольку история показывает, что добрая воля кредиторов не бесконечна. В конце 1990-х и в начале 2000-х Аргентина, Россия и Пакистан объявляли дефолт по суверенному долгу, в то время как Эквадор и сама Украина были вынуждены пойти на реструктуризацию и избежать дефолта.

Но что можно сказать о филантропии и стратегических соображениях Запада, стоящего лицом к лицу с Россией? Джордж Сорос недавно выступил со страстной аргументацией в поддержку Украины перед лицом российской агрессии и за сколачивание коалиции доноров сверх и вне пакета МВФ.

Данные свидетельствуют о том, что, даже если эти обязательства  материализуются, нет гарантий, что доноры будут их соблюдать. Вот, к примеру, случай с Гаити. Разрушительное землетрясение 2010 года унесло жизни  300 000 человек и оставило 1 миллион бездомными.  Ряд стран-доноров поспешили пообещать 5.37 миллиардов долларов на восстановление в период  2010-2012 гг. (Сюда не входят обязательства по оказанию гуманитарной помощи, а также обязательства частных доноров).  Штаб-квартира ООН и Специальная миссия в Гаити отчитались, что к концу 2012 года поступило  только 56% обещанной помощи, и только от  55 доноров; всего 18 доноров предоставили 100% обещанных денег.   

Всё это говорит о том, что Киеву не следует успокаивать себя тем, что Запад будет гарантировать безопасность Украины или её платёжеспособность, когда станет совсем туго.  Сегодня положение Украины ещё больше осложняется различием в относительном уровне заинтересованности Запада и России в Украине. Как мы узнали по опыту прошедшего года, когда речь идёт об Украине, Россия готова пойти на серьёзный ущерб своему международному авторитету; перенести удары по своей экономике вследствие американских и европейских санкций; и потратить много золота и крови, чтобы не дать украинской армии достичь победы на Востоке.  Президент Владимир Путин, видимо, готов бросить свою страну в огонь, чтобы добиться своих целей. Ясно, что на глобальном уровне Россия не может тягаться с Западом – с точки зрения своих обычных вооружений или своей экономики. Но на уровне  Украины, Россия имеет  значительно более высокий уровень мотивации, более чем компенсирующий  её слабость.

Следовательно, украинским лидерам не следует переоценивать степень поддержки со стороны Запада, и в то же время им не следует недооценивать решимость Кремля. К сожалению, одной поддержки Запада вряд ли достаточно для создания противовеса российской агрессивности.

Тем не менее, ограниченная  помощь Запада на деле – благо для украинского народа; это позволяет избежать создания морально опасной ловушки для её лидеров, которые вполне могут поддаться искушению уклониться от жёстких реформ, если западная помощь будет неограниченной и безусловной.  Несомненно, ограниченная и оговорённая условиями природа западной помощи оказывает давление на правительство для проведения политически болезненных, но крайне необходимых изменений в управлении страной. Слабость Украины и существующая угроза двойного кризиса – в безопасности и экономике – создали возможность для разрушения долговременных препятствий для реформ.  Не будь тяжелых сегодняшних обстоятельств, для Украины не было бы шансов освободить  себя от загребущих рук олигархов, которые довели страну до нынешнего состояния. Говоря словами Томаса Шеллинга, иногда слабость – это сила.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Сирия: террористы разгромлены, на очереди — США

Вашингтон уже один раз проиграл войну в Сирии. Теперь он собирается проиграть её во второй раз....

Подробнее...

Решение Трампа по Иерусалиму грозит объединить весь арабский мир против США

Президент Трамп и израильское правительство предвидели и проигнорировали палестинский «день гнева» и протесты среди мусульман во многих странах мира после признания Соединёнными Штатами Иерусалима сто...

Подробнее...

Армагеддон: Пенс, Израиль и евангелисты

В понедельник вице-президент США Майкл Пенс выступил с основным докладом на ежегодном саммите общества «Объединённые американские христиане за Израиль»[1]. Пенс снова пообещал, что администрация Трамп...

Подробнее...

Отчёт о ходе американо-российской войны

Меня часто спрашивают, будут ли воевать США и Россия. Каждый раз я отвечаю, что они уже воюют. Не такая, как Третья Мировая, но тем не менее это — война. Война, по крайней мере на данный момент, при...

Подробнее...

КНДР теперь может нанести удар по Америке – а у нас по-прежнему нет хороших вариантов

29 ноября Северная Корея прервала 75-дневную паузу в ракетных испытаниях, чтобы запустить ещё одну межконтинентальную баллистическую ракету (МБР). Была некоторая надежда, что 10-недельная пауза даёт о...

Подробнее...

Google+