Два лица уйгуров

Недостаток доверия между уйгурами и ханьцами срывает попытки по достижению народного единства

Два лица уйгуров

В начале марта произошла террористическая атака в г. Куньмин, на юго-востоке Китая, в результате которой погибло 29 человек, более 130 было ранено. Эта атака была приписана уйгурским сепаратистам.

В начале апреля также на юго-востоке Китая произошла перестрелка возле китайско-вьетнамской границы - группа уйгуров, захватив оружие у местной полиции, пыталась пересечь границу Китая. Несколько недель спустя глава государства Си Цзиньпинь посетил Синьцзя́нь, в том числе южную часть региона , где религиозные убеждения наиболее сильны. Находясь там, Си выразил желание быть рядом с людьми, в то же время подчеркивая свою приверженность борьбе с терроризмом. Однако сразу после того, как он покинул Синьцзя́нь, прогремел взрыв на железнодорожном вокзале в столице региона Урумчи.

Нет никаких сомнений,  что за последние  10 лет беспрецедентно увеличилось  освещение уйгуров  в  СМИ.  Как журналист, я уверен,  что внимание  СМИ происходит из  безотчётного чувства враждебности и страха.  В течение десятилетий  уйгурам не хватает основного ощущения принадлежности, также имеет место дефицит доверия к многочисленной ханьской этнической группе.  В то время как китайские чиновники усердно продвигают идею народного единства и расхваливают уйгуров, в интернете уйгуры, как правило,  являются мишенью широко распространенной критики со стороны китайских пользователей. В результате чего уйгуры в китайских медиа имеют два лица, одно хорошее и мирное,  другое устрашающее.  Создателями хорошего имиджа уйгуров являются китайские официальные СМИ. «Устрашающее лицо» уйгуров – это позиция многих людей ,попавших под влиянии социальных сетей , что представляет собой растущую проблему.

После взрыва в Урумчи, два лика уйгуров без труда стало можно различить в публичном дискурсе.

После террористической атаки « Жэньминь жибао» – газета Компартии Китая , опубликовала на своём  официальном аккакунте WEIBO (китайский сервис микроблогов, запущенный компанией Sina Corp. 14 августа 2009 года. Являясь своего рода гибридом между Твиттером и Facebook, сервис является одним из самых популярных сайтов в Китае – прим. перев. ) «Коллективное письмо уйгурских студентов».  Письмо подвергает жёсткой критике  агрессия против мирных граждан, а террористов  обвиняет в нападение  на всю уйгурскую нацию. Статья представляет собой официальный голос Китая, взывающий к народному единству. В Weibo статья была просмотрена  10 000 раз, но имеет только 11 комментариев.  Ясно, что органы беспокоятся о дискуссии на эту тему, поэтому занимаются «мониторингом»  онлайн-обсуждения.

Такой  мониторинг является частью длительного противостояния, так как образ уйгуров в  интернете довольно сильно отличается от официальной точки зрения. Например, один пользователь, ссылаясь на коллективное письмо уйгуров, комментировал: «Почему это письмо не написано на уйгурском? Это ничто, пустой разговор и вежливые слова. Это инструмент для поддержания социальной стабильности и смягчения этнических конфликтов».

В интернете имидж уйгуров ассоциируется не просто со страхом терроризма, всё намного глубже. Личный опыт некоторых участников онлайн-дискуссий также способствует негативному восприятию уйгуров. Например, на сайте Weibo  пользователи настоятельно советуют не садиться в такси с водителем-уйгуром в Синьцзя́не. «Уйгурские водители ужасны, к тому же ездят в объезд, они могут запугать вас, это и в правду ужасно. Это был мой первый визит Синьцзя́нь, и я клянусь, что последний!» В интернете личный опыт одного человека легко может стать источником предрассудков против всех уйгуров. Такой эмоциональный монолог – угроза не только имиджу уйгуров, но влияет на весь Синьцзя́нь.

Хотя многие ассоциируют Синьзянь с уйгурами, Синьцзя́нь – это всего лишь географический этноним, описывающий регион, охватывающий 1/6 часть площади Китая. Именно поэтому правительство уделяет так много внимания Синьцзя́ню – это намного важнее, чем Крым для Украины. Хотя Синьцзя́нь официально называют Уйгурским автономным округом, по факту уйгуры составляют менее половины населения Синьцзя́ня. Иногда интернет-пользователи критикуют уйгуров, называя их «народом Синьцзя́ня», из-за чего страдает множество ханьцев, живущих в Синьцзя́не.  Ханьцы хотят сохранить различия между ними и уйгурами.

В своей жизни я имел опыт встречи с «двумя лицами» уйгурской нации. Например, в Пекине много уличных торговцев .  Если честно,  я очень нервничал, когда имел дело с ними. Большой опыт научил меня тому, что если ты спросишь цену их товара, они могут обмануть тебя или запугать , чтобы ты купил еще что-нибудь. Полиция всегда предупреждала меня – не гулять ночью в уйгурских кварталах, чтобы не быть ограбленным. Из-за этого уйгурские кварталы очень часто патрулируются полицией.

Однако другой пример из личного  опыта общения  с уйгурами был совершенно противоположным, и помог мне понять проблемы, стоящие перед этой этнической группой.

Когда 10 лет назад я учился в колледже, у меня был друг-уйгур. Некоторые читатели могут не знать , что китайская национальная политика имеет позитивные последствия для меньшинств, например, даёт больше возможностей для уйгуров. Для них минимальный уровень баллов при поступлении в колледж намного ниже, чем  для ханьцев.  Мой друг-уйгйр  был очень благодарен за такую политику, которая дала ему возможность обучения в Пекине.

Однако многие уйгуры на моём факультете образовывали свой маленький круг, и редко брали на себя инициативу общаться с ханьцами. Они говорили с друг другом только на уйгурском.  Даже 10 лет назад  казалось,  что есть барьер между уйгурским и ханьскими народами.

Языковой барьер, возможно, сыграл свою роль. Мне казалось, что уйгуры имеют очень жёсткий акцент, когда они говорят по-китайски. Однажды я пошутил над моим другом: «Когда ты говоришь на китайском , это звучит, как будто ты ругаешься с кем-то. На что он ответил мне: « А сколько ханьцев могут говорить на уйгурском?».

Я всегда вспоминал эти слова. Сколько ханьцев понимают и готовы изучать уйгурский язык? Возможно, только лишь полностью ознакомившись с их языком, мы по-настоящему поймем эту нацию и её культуру. Языковой барьер может быть одной из причин отчуждения.

После обучения мой друг вернулся в Синьцзянь и стал учителем. С тех пор я не видел его, хотя время от времени мы переписывались в QQ (китайский аналог Skype – прим.перев.). Он больше не тот парень, который любил поговорить про футбол, в наши дни он думает о более важных вещах. Однажды он пожаловался мне, что на дорогах всё больше и больше полицейских. Я сказал ему: «Потому что  всё больше и больше атак террористов». Он ответил, с язвительностью: «Товарищ репортёр, объясни, почему их всё больше и больше».

На самом деле этот вопрос беспокоил меня в течение долгого времени, как и, возможно, многих высших чиновников.

Западные СМИ напишут , что распространение терроризма демонстрирует провал китайской национальной политики. Но некоторые уйгуры с этим не согласятся.

Два месяца назад я делал интервью во время «двух сессий» Китая:  на Всекитайском собрании народных представителей и Народном политическом консультативном совете Китая . Там я встретил Нур Бекри, руководителя СУАР. Когда я спросил его о китайской национальной политике, он почти выкрикнул: « Я считаю, что китайская этническая политика самая лучшая в мире!».  Он, конечно же, ответил как верный член КПК. Понятно, что модель китайского народного единства всегда будет поддерживаться китайскими чиновниками.

Как и Бекри, я не считаю, что китайская этническая политика провалилась. Но,  в отличие от Бекри, я думаю, что были проблемы в реализации политики.

Я знаю уйгура, который переехал в Турцию из Кашгара в 90-е. В письме он жаловался на то, что пытался несколько раз получить визу , чтобы навестить родственников в Китае, но каждый раз получал отказ. Его родственникам тоже трудно покинуть Китай, чтобы выехать за границу. Мой друг сказал, что даже не думает возвращаться в Китай.  На самом деле как раз наоборот – всё больше и больше уйгуров хотят покинуть Китай.

Конечно, если нет чувства принадлежности, выезд из страны будет последним средством. Растущее чувство отчуждения от Китая может быть причиной недавних случаев нелегальных переходов границ в Юго-Восточной Азии, о которых сообщалось в СМИ.

Я как-то подумал, не является ли  этот мой уйгурский восточно-туркестанским сепаратистом. Тем не менее, он помогает продвигать китайскую культуру в Турции.  Я, конечно же, не думаю, что сепаратисты Восточного Туркестана помогают в  популяризации Китая.  Но если он не сепаратист, но всё же доволен, что покинул Китай, разве не говорит это о существовании большой проблемы?  Многие уйгуры не имеют чувства принадлежности и идентификации с Китаем. Когда СМИ сообщают о террористических атаках в Китае, я не могу не думать об этих двух моих уйгурских друзьях. Для многих в Китае уйгуры. Для многих людей в Китае уйгуры это терроризм, и это одна из сторон ужасного лица уйгуров,  демонстрируемого в СМИ. Я не знаю, как долго они будут бояться уйгуров, но это абсурд - смешивать нескольких уйгурских террористов и весь уйгурский народ. Китай должен настороженно относиться к расизму. Ужасное лицо уйгуров в интернете способствует чувству отчуждения в уйгурском обществе, что приводит к росту межэтнической напряжённости.

Чтобы дать народам с разным происхождением, с разными языками, с разными верами и различными культурными традициями чувство общей идентичности, потребуется больше сосредоточенных усилий со стороны Си Цзиньпина. Его не должны запугать теракт на станции в Урумчи, скорее,  это знак того, что он должен удвоить усилия для создания настоящего «народного единства». Пока существует недостаток доверия между ханьцами и уйгурами, пока два «лица уйгуров» продолжают создавать предубеждения против уйгуров, народное единство не может стать реальностью.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Семья беженцев из Шри-Ланки, прятавшая Сноудена в Гонконге, теперь в ловушке неопределённости

Двухпартийная мстительность правительства США и его вездесущий разведывательный аппарат ныне демонстрирует оголтелую травлю основателя Викиликс Джулиана Ассанжа и в этом, по-видимому, границ не знает....

Подробнее...

Англо-сионистская империя: сверхдержава с микромозгом и без какого-либо доверия

На прошлой неделе мы стали свидетелями того, что на гипердержаву указывали пальцем из-за обескураживающего поражения не только в Венесуэле, которая успешно сорвала план переворота  Дяди Шмуля, но...

Подробнее...

Вашингтонские псы войны рычат на Иран и Венесуэлу

«Что составляет оплот нашей свободы и независимости? Это не наши наводящие ужас стены с бойницами, наши ощетинившиеся морские берега, орудия наших боевых кораблей или численность нашей отважной и ди...

Подробнее...

Неделя жизни Империи

Введение Иногда полезно не только подробно рассмотреть какой-либо отдельный вопрос, но вместо этого сделать обзор происходящего процесса. Итоговая картина будет не лучше и не хуже, она просто будет д...

Подробнее...

Венесуэла — разбор клоунского переворота (обновлено)

Во вторник дурацкая попытка переворота в Венесуэле провалилась. Администрацию Трампа  облапошили. Ей придется либо менять тактику, либо оставить этот вопрос в покое. Советник по национальной безо...

Подробнее...

Google+