Красные, красные линии

Израильские угрозы Ирану только ухудшают положение. Если уж кому и нападать, то лучше пусть это сделают США

Красные, красные линии

В своей речи 18 апреля – день памяти холокоста – израильский премьер-министр Бенжамин Нетоньяху нарисовал впечатляющую картину иранской ядерной угрозы и прояснил, что Израиль может вскоре быть вынужден предпринять в ответ военные действия:

«Сегодня режим в Иране открыто призывает и определённо работает на наше уничтожение. И ради достижения этой цели он лихорадочно работает над созданием атомного оружия … Семьдесят лет назад у еврейского народа не было ни государственных возможностей обратиться к государствам, ни войск, способных его защитить. Но сегодня положение иное… Нельзя дать Ирану возможность обладать ядерным оружием. Это прямая обязанность всего мира, но прежде всего это – наш долг».

По мере продвижения иранской ядерной программы растёт и риск израильского превентивного удара. С учётом проводимых переговоров между Ираном и постоянными членами Совета Безопасности ООН плюс Германия (так называемая группа Р5+1), израильское нападение может и не быть неизбежным. Но после неоконченных переговоров в Стамбуле в апреле и в Багдаде в мае, можно ожидать, что барабаны войны в Иерусалиме будут звучать всё громче, если третий раунд переговоров, намеченный на июнь в Москве, не даст результатов.

Как мы заявляем в новом докладе Центра новой американской безопасности, некоторые потенциальные опасности для Израиля со стороны ядерного Ирана преувеличены. Например, несмотря на отвратительные угрозы со стороны иранских руководителей «стереть Израиль с лица земли» само поведение Исламской республики в течение прошедших трёх десятилетий показывает, что режим – не самоубийца и вполне рационален, чтобы воспринять основную логику ядерного сдерживания. Таким образом, Иран вряд ли обдуманно использует ядерное оружие против Израиля или даст такую возможность террористическим группам.

В то же время ядерно-вооружённый Иран будет намного более опасным противником. Полагая, что ядерное сдерживание создаст иммунитет от возмездия, иранский режим, вероятно, усилит опасную поддержку своих ставленников – Хезболлы и Хамаса и совершит за рубежом ещё больше бесстыдных террористических актов. Уже напряжённое израильско-иранское соперничество станет ещё более предрасположено к кризисам, и эти кризисы повлекут за собой некоторый неотъемлемый риск случайной ядерной войны.

Таким образом, препятствование Ирану в овладении ядерным оружием остаётся необходимым приоритетом. Однако стремление к превентивной войне представляет опасность ухудшения угрозы. Пока Иран не проявит склонности к использованию своих ядерных возможностей в военных целях, стоит делать упор на использовании экономического и дипломатического давлений, чтобы убедить иранцев изменить курс. Все возможности, в том числе превентивные военные действия, должны рассматриваться. Но сила должна быть последним средством. Продумать это должны только США, и использовать её только в крайнем случае.

В прошедшие недели израильское руководство меньше говорило о военном ударе по Ирану. Но это может оказаться затишьем перед бурей.

1 июня госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила: «К следующей встрече через несколько недель в Москве мы будем знать, готов ли Иран» предпринять «конкретные действия» в ответ на международную озабоченность его ядерной программой. Р5+1 хотели бы, чтобы Иран прекратил 19,75% обогащение урана и отправил свои нынешние запасы такого урана из страны, прекратил деятельность на глубоко спрятанном заводе по обогащению Фордоу и расширил доступ МАГАТЭ к иранским предприятиям в обмен на техническую помощь и небольшое смягчение санкций. До сих пор иранцы не желали принимать условий и, кажется, ожидали намного больших уступок США и европейцев в приближающихся нефтяных санкциях в обмен на сотрудничество. Таков фон драмы в Москве.

Однако, похоже, что ничто из происходящего в Москве не удовлетворит израильских лидеров. Нетоньяху до сих пор не принимал переговоры всерьёз, говоря, что ничто, кроме прекращения Ираном любого обогащения урана, избавления от всего запаса уже обогащённого урана и уничтожения средств его производства, их не удовлетворит. Нетоньяху поставил планку столь высоко, что в Москве у дипломатов нет возможностей сверить позиции. В то же время израильский министр обороны Эхуд Барак предположил, что расширенное иранское сотрудничество с МАГАТЭ будет недостаточным для предотвращения возможного израильского удара.

Нетоньяху и Барак попали под вал испепеляющей критики со стороны бывших официальных лиц разведки Израиля, которые утверждают, что удар будет контрпродуктивным. По сообщениям, нынешний начальник штаба израильских сил самообороны генерал-лейтенант Бенни Гантц и нынешний глава Моссада Тамир Пардо тоже против удара в данный момент. Но Нетоньяху и Барак – завершающие в принятии решений; и если они решат атаковать, то другие политические деятели станут с ними заодно (эту точку зрения мы постоянно слышали во всех недавних интервью в Израиле). И, более того, коалиционное правительство Нетоньяху даёт ему достаточно пространства для маневра.

Потенциальная цена удара будет высока. Скорее всего, Иран ответит, используя баллистические ракеты своих сторонников и террористов для нападения на израильские (и, возможно, американские) цели, что, вероятно, приведёт к более широкой войне в Леванте. Атаки шиитских повстанцев, поддерживаемые Ираном, против дипломатов США в Ираке или вал смертоносной помощи повстанцам, воюющим с войсками НАТО в Афганистане, могут усилить ирано-американскую напряжённость. Неверные расчёты и конфронтация с ВМФ США в Персидском заливе или Ормузском проливе могут подкинуть цены на нефть. И даже в отсутствие такой эскалации, превентивный военный удар может вспугнуть рынки и в тяжкие для мировой экономики времена толкнуть нефтяные цены ещё выше.

И, наоборот, потенциальные выгоды удара весьма неопределённы. Ядерная программа Ирана – современная, рассредоточенная, зарезервированная и нечувствительная к внешним воздействиям. Военный удар может разрушить ключевые производства, но это не обратит вспять полученные Ираном ядерные знания или способность построить со временем новые центрифуги. Удар может только отсрочить программу на короткое время. Более того, возникнет риск объединения иранцев, которые пока разделены, вокруг искреннего настроя на вооружение, что даст приверженцам жёсткой линии внутри и вне режима мощный аргумент в пользу обеспечения ядерного сдерживания. Иран, скорее всего, быстро перестроит свою ядерную программу и вышвырнет инспекторов МАГАТЭ, что осложнит контроль перестройки.

При наличии угроз иранских ядерных амбиций не должна исключаться из рассмотрения возможность использования силы. Но высокие риски и неопределённые выгоды означают, что оно стоит рассмотрения только если: (1) все невоенные возможности исчерпаны, (2) Иран сделал явный шаг к вооружению, (3) есть обоснованные ожидания, что удар существенно отодвинет иранскую программу и (4) есть достаточная международная коалиция для того, чтобы справиться с последствиями дестабилизации от удара, затем ограничить Иран и воспрепятствовать ему при восстановлении его ядерной программы.

Сегодня односторонний израильский удар не удовлетворяет ни одному из этих критериев.

За прошедшие годы Иран достиг значительного прогресса, но он ещё не на грани получения ядерного оружия, если учитывать те четыре месяца, которые необходимы Ирану для производства достаточного для одной бомбы оружейного урана, и другие, требующие преодоления препятствия на пути вооружения. Институт исследования и международной безопасности оценивает, что для производства сырого тестируемого ядерного устройства Ирану потребуется около года. А создание оружия, достаточно сложного для размещения в боеголовке, потребует несколько лет.

Важно, что началом отсчёта любого из временных интервалов (4 месяца и год) будет сказанное верховным лидером «поехали», а США и израильские официальные лица полагают, что аятолла Али Хаменеи пока такого решения не принял. Как недавно заявил в Хааретц генерал-лейтенант Гантц, Иран «собирается шаг за шагом подойти к возможности принятия решения о создании ядерной бомбы. Он ещё не решился пройти последнюю милю». Более того, маловероятно, что в ближайшее время Хаменеи примет такое решение, поскольку это потребует от Ирана начала обогащения до оружейного уровня либо в Натанце, либо в Фордоу, а оба производства заявлены, как мощности под присмотром инспекторов МАГАТЭ. Поскольку незаконная попытка с большой вероятностью будет зафиксирована, что потенциально вызовет военный ответ со стороны международного сообщества, то Хаменеи вряд ли начнёт действовать, пока у Ирана нет возможности либо построить несколько производств так быстро, чтобы международное сообщество не успело отреагировать, либо строить втайне – что займёт годы.

Весьма вероятно, что верховный лидер удовлетворится прекращением производства в шаге от действительного создания оружия. Хаменеи может прийти к выводу о том, что обладание возможностью быстро произвести ядерное оружие – «пороговая» возможность – обеспечит Ирану достаточное сдерживание. При этом будут снижены риски глубокой международной изоляции, дорогостоящей региональной гонки вооружений и потенциального военного удара со стороны США или Израиля, который может стать реальным при условии явного нарушения Ираном Договора о нераспространении. Пороговая возможность позволит Хаменеи придерживаться своей часто повторяемой позиции: обладание, хранение или использование ядерного оружия было бы «смертным грехом» для ислама, религиозного эдикта (фатвы), который иранские официальные лица считают «связывающим обязательством».

Единственное приемлемое решение для иранцев – самим сделать выбор в пользу шага назад от ядерного обрыва, иначе их к этому вынудят. Предпримут ли они такой шаг, мы ещё увидим, но беспрецедентные финансовые и энергетические санкции, а последние только начинают входить в силу, похоже, наконец, вторгаются в их расчёты, о чём свидетельствует желание режима вернуться за стол переговоров.

Дипломатия должна поставить целью отбрасывание иранского ядерного развития как можно дальше в прошлое, но надо и избежать положения, когда лучшее становится врагом хорошего. К несчастью именно это и делают в Иерусалиме и Вашингтоне, намечая контрпродуктивные красные линии.

Для воспрепятствования достижения Ираном «возможности создания» ядерного оружия – неопределённый технологический статус, который, по словам официальных представителей разведки США, Иран уже имеет – некоторые израильские официальные лица, члены Конгресса и внешние эксперты призывают администрацию Обамы отказаться от любых сделок, могущих в обозримом будущем обеспечить возможность проведения обогащения внутри страны. Пределы ограничения обогащения значения не имеют и должны быть вне зависимости от связанных с этим гарантий. Такая позиция противоречит прошлогодним заявлениям секретаря Клинтон, недавним пояснениям других членов администрации Обамы и прошлой позиции Р5+1, которая заключалась в приемлемости продолжения обогащения до низкого уровня в случае, если Иран устранит другие озабоченности его программой. Эта красная черта до нуля снижает возможность прийти к соглашению, приемлемому для иранских руководителей, которые надеются на обоснованность своей позиции при доказательстве своих неотъемлемых ядерных «прав» перед лицом международного давления.

Самой важной целью должно стать воспрепятствование Ирану в разработке действительно ядерного оружия. Если Иран под контролем прекратит работы по ядерному вооружению, действуя твёрдо и прозрачно в рамках Договора о нераспространении и соглашаясь на технические меры безопасности и въедливые инспекции, то соглашения об ограниченном внутреннем обогащении может стать приемлемым. Но достижение подобного соглашение будет сложным, хотя ещё есть время закончить процесс.

Конечно, время – то, о чём израильские лидеры говорят, что у них-то его и нет. Эхуд Барак часто предостерегает о жёсткости и чрезмерности иранской программы и её вхождении в «зону недоступности» для израильского удара, что создаёт императив нанесения удара сейчас-или-никогда. Однако, несмотря на потрясающие военные мощности, Израиль, вероятно, уже утерял возможность существенно отодвинуть иранскую программу. Старшие официальные лица США в области обороны постоянно заявляли, что израильский удар может только отсрочить иранскую ядерную программу на срок от 1 до 3 лет. Вторя этим мнениям, израильский президент Шимон Перес недавно заявил: «Некоторые говорят, что израильский удар на два-три года обессилит Иран. Это не слишком хорошо».

С учётом израильского ощущения иранской ядерной угрозы, даже малейшая задержка иранской программы может показаться улучшением положения. Но израильский удар, скорее всего, подстегнёт иранский режим к быстрому восстановлению ядерной программы, точно так, как в 1981 г. – после превентивного удара Израиля Саддам Хусейн удвоил усилия на ядерном реакторе Озирак. Действительно, последствием израильского удара станет получение Ираном стимула для перестройки своей программы на тех площадках, которые больше всего тревожат своей неуязвимостью Барака и других израильских лидеров, а возможно – и на секретных производствах. И если сейчас возможно прекращение иранским режимом программы вооружения, то удар положил бы конец обсуждениям внутри Израиля, причём в выигрыше оказались бы те, кто стоит за однозначное ядерное сдерживание.

Наконец, несмотря на наличие перспектив достижения международного соглашения после атаки на Тегеран – ради воспрепятствования усилиям по его восстановлению – израильский удар, в лучшем случае, будет иметь ограниченное влияние, а в худшем – увеличит угрозу. Односторонний израильский удар, скорее всего, разнесёт вдребезги любой международный консенсус, необходимый для поддержки санкций, дипломатической изоляции, потенциальных повторных ударов по ядерным установкам и другим мерам, разработанным для блокирования усилий Ирана по восстановлению в последующие за ударом годы.

По этим причинам, даже несмотря на то, что военная возможность продолжает рассматриваться, Израиль не должен использовать её в одиночку. Только США с их огромными «разрушителями бункеров» (авиабомба большой мощности для поражения защищённых подземных объектов – прим. пер.) и способностью провести длительную военную кампанию смогут значительно отсрочить иранскую программу. И только Вашингтон, истощив другие возможности и действуя при наличии неотразимых доказательств решимости Ирана в овладении ядерной бомбой, может надеяться создать коалицию, необходимую для воспрепятствования восстановлению Ирана и превращения того в ещё более опасное государство.

Официальные лица США и Израиля часто говорят о том, что иранское ядерное оружие «неприемлемо». Но раз уж они ищут пути предотвращения неприемлемого, то им надо делать это так, чтобы избежать превращения возможной угрозы в неизбежную.

Комментарии:

talhasalam

20 марта 2003 г. США и союзники вторглись в Ирак с правдоподобным убеждением, что там есть оружие массового поражения и его необходимо изъять. Что случилось дальше – мы знаем. Как может государство действовать столь безответственно и за счёт собственной экономики! Открытие ещё одного фронта станет катастрофой для экономик США и ЕС.

Но всё, что говорю я и другие – это ********** давайте послушаем израильских милитаристов…, в конце концов, через несколько месяцев – выборы.

alanchristopher

Авторы хотят, чтобы США вели ещё одну войну потому, что невозможно опровергнуть отсутствие оружия, несмотря на заявления израильской и американской разведок и глав военного ведомства о том, что Иран НЕ создаёт ядерного оружия.

США уничтожат американские компьютеры, мобильные телефоны, цифровые камеры и основные компоненты военного оборудования. США уничтожат американские наземные, морские и воздушные устройства. США сожгут миллиарды галлонов бензина, авиатоплива и дизеля. США потеряют миллиарды человеко-часов непродуктивной работы.

Война может перекинуться на арабские государства Персидского залива. Иран разрушит нефтяную и газовую инфраструктуры Кувейта, Саудовской Аравии, Катара, ОАЭ и Омана. США и ЕС погрузятся в десятилетие депрессии, но израильтян это не волнует. Они надеются, что США и Иран разрушат всех их врагов в Иране и на Аравийском полуострове. К счастью, Иран тоже нанесёт удар по израильской инфраструктуре: водоснабжению, электроснабжению, нефте- и газоснабжению, воздушной обороне, производству самолётов, электроники, портам и аэропортам.
Хезболла ещё в День матери заявила, что обладает ракетами для удара по Израилю. Они получили эти ракеты два года назад и с тех пор почти год производили собственную версию. У Хамас есть ракеты, которыми можно нанести удар по Ашкелону, Ашдоду и Тель-Авиву. Израиль окажется заперт в бесконечной повстанческой войне без надежды на помощь США.

Война даст Китаю и России безграничное превосходство в мире, поскольку США разрушат сами себя и ЕС. Израиль исчезнет, его место займёт Палестина, а израильтянам придётся к этому привыкать. Китай перестроит Иран за пару лет, поскольку желает получить трубопроводы из Северного Ирана на Кавказ и хочет построить трубопроводы через центральную часть Ирана в Ирак, Кувейт, Саудовскую Аравию, Катар, ОАЭ и Оман. Китай уже строит или построил трубопроводы в Россию и семь «станов». Китай перестроит нефтяную и газовую инфраструктуры государств юга Персидского залива, чтобы соединить её с иранскими трубопроводами. Китай и Россия выиграют войну, а США и ЕС придётся привыкнуть к новой реальности.

Авторы игнорируют тот факт, что экономика оплачивает военную машину, экономика развивает и оплачивает военные технологические инструменты. Китай и Россия стремятся к миру, процветанию и торговле, а США, Израиль и ЕС хотят санкций и войн. Запад саморазрушается в бесполезных войнах, а Восток добивается мира и торговли, чтобы победить. Выиграть войну – умение, выиграть войну без битв – гениальность.

Abmasoumi

Нетоньяху может и не нравиться любое соглашение, кроме «вбить Иран в каменный век», даже обогащение железа для производства ножей, но вопрос-то не в том. Вопрос – сколько смогут США оплачивать жёсткое поведение Израиля в регионе?

Я полагаю, пока США обеспечивают Израиль безусловной поддержкой и ему позволено диктовать США, что именно делать в регионе и втягивать тех в новые конфликты – ни США, ни тем более, Израиль не будут чувствовать себя в безопасности.

Израилю нужен мир с Палестиной и соседями; удивительно, но именно Израиль, помимо прочего – безответственными программами поселений, разрушает мирный процесс.

Возможно, Иран – единственная страна в регионе, народ которой, несмотря на все проступки США и Израиля, не считается анти-американским и анти-израильским. Любая военная операция против Ирана навсегда изменит это положение.

PersianGulfReply

Это ложь, ранее много раз отмеченная Ахмадинежадом.

milprof

Представленные аргументы, почему израильский удар будет контрпродуктивным, столь очевидны, что трудно представить, о чём же думает Нетоньяху. Одна из версий – мнение Джеффри Голдберга – нынешнее израильское руководство считает, что убрать с дороги Иран того стоит, они думают о том, что произойдёт дальше или считают стоящим делом избежать атаки на данный момент. По сути, это стратегия «а может, лошадь и научится петь».

Удивлюсь, если там что иное. Может, Нетоньяху рассчитывает, что остальной мир, даже США, могут жить с почти ядерным Ираном (думаю, тут он прав). Нападение на Иран осложнит подобный подход по вышеуказанным причинам. Действия Израиля, возможно, поставят мир перед открыто ядерным и более воинственным Ираном – с чем не смирятся США. Вскоре после израильских ударов США будут вынуждены провести полномасштабную операцию по смене режима в Иране, и именно этого жаждет Нетоньяху. Израильский удар не в прямом разрушении, а в направлении хода событий так, чтобы вынудить США к разрушению иранского режима.

LeonidGeiler

В статье нет ничего нового. Каждый представленный довод уже тщательно разобран в бесчисленных более ранних статьях. Разочарован.

Whiskeypapa

Военные США должны атаковать Иран?

Никогда не плати посреднику, не так ли?

Chiefsurfer

Всё это обсуждение «ударить или не ударить» ограничено и не рассматривает то, почему Иран желает создать атомную бомбу. Неужели Иран такое неисправимое зло, что необходимы такие меры? У него же должны быть и тёмные, и искренние мотивы? Пришельцу с Марса простительно, если следя за нашими дискуссиями, он придёт к выводу о том, что единственная цель Ирана при создании бомбы – «стереть Израиль с лица земли». Вряд ли найдётся статья по этой теме, где это утверждение было бы не упомянуто.

Мы уже сыты по горло бесчисленными аргументами о необходимости прекратить иранскую ядерную программу любой ценой. Такая фиксация неизбежно ведёт к политике ультиматумов и силового решения. С другой стороны, существует общий консенсус в том, что бомбёжка, в лучшем случае, отсрочит иранскую ядерную программу и просто удалит проблему с глаз долой. С такими высокими ставками, интересно, что нет попыток подойти к проблеме с другой точки зрения.

ndree

Мир вопиет о мире, он по горло сыт всеми разговорами о войне тех, кто живёт внутри пузыря и постоянно старается стать самых большим хулиганом двора. Бесчисленные примеры – если взглянуть на Средиземноморье или Юго-Восточную Азию – подтверждают, что Израиль жаждет быть безответственным маленьким бесконтрольным хулиганом во дворе. Пока у Ирана не будет ядерного оружия, мира в этом регионе не будет…, а разговоры о войне и угрозах не кончатся.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Урок выучен

Призывая Соединённые Штаты начать войну против Сирии в 2012 году, Хиллари Клинтон в своих электронных письмах утверждала, что Россия «не будет препятствием», поскольку  лишь сделала «немного боль...

Подробнее...

Украинские выборы — краткий предварительный обзор грядущего аттракциона

Мама! Папа! В город цирк приехал! :-) Что же, конечно, похоже, что в итоге украинские выборы окажутся весьма интересными.  ...

Подробнее...

По ложному следу

Этот блог регулярно возвращается к теме дезинформации, привлекая внимание к тому, что большая часть источников дезинформации в любой стране являются внутренним, а не продуктом «иностранного вмешательс...

Подробнее...

А дальше администрация Трампа начнёт войну?

Ещё с того момента, как мистер  МАГА оказался в Белом Доме, меня пугал уровень глупости и, честно скажем, аморальности этой администрации. Обама был почти столь же некомпетентен и злобен, но Трам...

Подробнее...

Несколько предварительных замечаний о первом раунде украинских президентских выборов

Подведение итогов первого тура президентских выборов на Украине пришлось на апрельский День дурака, и можно было бы их отмести как большой фарс, каким они, конечно, и были, но не стоит не замечать тот...

Подробнее...

Google+