Что только что произошло на Украине?

Что только что произошло вокруг Украины?

Прежде чем рассмотреть недавно произошедшие на Украине события, нужно сначала вспомнить их последовательность, что привела к нынешней ситуации. Я постараюсь сделать краткое изложение (пропуская много деталей) в виде маркеров:

  1. Намеревался ли изначально Зе остановить войну на востоке Украины, мы не знаем, но точно знаем, что он не только не смог её остановить, но и по многим причинам его политика была даже хуже, чем политика Порошенко. Объяснить всё может хорошо известный феномен, когда мнимого «сторонника мира и благополучия» обвиняют в том, что он «слабый» и, следовательно, ведёт себя не «по-президентски»; такой политик должен показать, что его «сила» – «патриотизм», лихо действуя на фронте внешних угроз. Такое мы видим на примере якобы «либеральных» политиков, таких как Демократы в США и лейбористы в Израиле. Исторически «либералы» являются наиболее частыми зачинщиками войн. Зе показал свою слабость почти с первого дня, и укронацисты сразу же воспользовались возможностью начать масштабную многоуровневую кампанию войны против России. Это привело к:
  2. Практически официальному отказу Киева от Минских соглашений и формулы Штайнмайера, за чем последовал резкий рост числа воинственных заявлений и, что самое главное, крупномасштабная передислокация подразделений (включая танки, крупнокалиберную артиллерию, РСЗО и даже оперативно-тактические ракетные комплексы!) к линии разведения войск. Одновременно укронацистские политики начали делать заявления о том, что: а) украинская армия способна и желает «освободить» всю «оккупированную Россией» украинскую территорию, включая Донбасс и Крым; б) Россия в любом случае собирается напасть на Украину; и в) что объединённый Запад должен помочь Украине, потому что только украинская армия удерживает пьяные русские азиатские орды от захвата не только Украины, но и остальной Европы. Поскольку у Украины просто нет свободы воли, напрашивается логически обоснованное предположение о стоящих за такими шагами США (и, в меньшей степени, Великобритании). Всё довольно просто:
  3. Заставить Россию пойти на открытую интервенцию для защиты населения Донбасса от неизбежного геноцида, который населению ЛДНР устроили бы укронацисты.

Насколько хорош был этот план? Я бы сказал, что он был очень надёжен, что для США означало верную победу. Вот как это должно было произойти:

Во-первых, вероятно, украинские подразделения должны были атаковать ЛДНР по трём направлениям:  между Горловкой и Донецком; одно было бы направлено непосредственно на Донецк, не для вторжения в город, а с целью сковать силы ЛДНР для защиты своей столицы; и одно на юге с целью выхода на границу с Россией. Таким образом, защитникам ЛДНР пришлось бы защищать свою столицу, одновременно рискуя быть окружёнными с двух направлений. Помните, что у ЛДНР нет стратегической глубины (Донецк расположен практически на передовой), и защитники ЛДНР не могут разменять оперативное пространством на время.

[Замечание: я видел, как некоторые «эксперты» говорили, что раз уж украинцы установили очень большое число мин, они явно не собираются атаковать, поскольку потеряют время – и, возможно, людей – при пересечении этих минных полей. Во-первых, невозможно узнать, настоящие ли это мины или фальшивые (многие мины всё равно имеют таймер), а, во-вторых, что важнее: атакующие подразделения всегда хотят сосредоточиться в одном конкретном месте на линии соприкосновения, это означает, что атакующие должны не только атаковать, но и защищаться от контратак противника: минные поля очень эффективны для обеспечения такого рода обороны. «Оборонительные» действия могут и в реальности составляют неотъемлемую часть любых планов наступления].

Конечно, главный вопрос заключался в следующем: смогут ли войска ЛДНР остановить укронацистов? Есть те, кто говорит, что да, и те, кто говорит, что нет. Вместо того, чтобы предлагать ответ, давайте посмотрим на оба результата:

Вариант 1: подразделения ЛДНР успешно остановили украинское вторжение:

Это был бы, безусловно, лучший исход для России, но для ЛДНР такой исход, хотя и лучший чем поражение, вероятно, привёл бы к большому количеству жертв и разрушений. Мы знаем, что с 2014 года и украинские вооружённые силы, и войска ЛДНР были коренным образом реформированы и реорганизованы. Важно отметить, что силы ЛДНР из самоорганизованных и разрозненных ополчений превратились в классические вооружённые силы, способные проводить общевойсковые операции оперативного уровня. Достаточно ли этого, чтобы остановить более крупную украинскую армию? Возможно. Но этого ни в коем случае нельзя утверждать наверняка не только потому, что война – вещь изначально непредсказуемая, но и потому, что у нас реально нет возможности узнать, насколько успешно была реформирована украинская армия. Если то, что прошли подразделения, было той же «подготовкой», что и подготовка грузин в годы, предшествовавшие событиям 08.08.08, то есть веские основания в этом сомневаться. Однако лидеры ЛДНР не впали в браваду и глупый ура-патриотизм и отнеслись к угрозе очень серьёзно, что говорит нам о том, что они ни в коем случае не были уверены в том, что может произойти дальше. Теперь рассмотрим вариант 2:

Вариант 2: оборона ЛДНР рано или поздно рушится в одном или даже в нескольких местах:

Что, если силам ЛДНР не удастся остановить украинцев? В этот момент у России не было бы другого выбора, кроме как вмешаться, чтобы спасти жителей Донбасса (более полумиллиона из которых уже имеют российские паспорта!). Я не буду обсуждать здесь варианты контратаки ЛДНР + Россия или сколько оккупированных укронацистами земель Россия может или должна освободить (это не тема данной статьи). В этом случае совершенно очевидны две вещи:

  1. Россия наголову разгромит любую комбинацию украинских подразделений.
  2. США и НАТО объявят состояние частичной войны с Россией и создадут нечто похожее на Берлинскую стену вдоль всякой линии соприкосновения, возникшей в результате контратаки России.

Конечно, в этом сценарии больше всех проиграет Украина. Но следующей проигравшей будет Россия, потому что вместо того, чтобы «просто» иметь дело со свихнувшимся нацистским режимом по соседству, Россия окажется лицом к лицу с истерически параноидальным и объединённым русофобией Западом. В конце такой войны Россия столкнётся с чем-то похожим на то, что произошло в конце корейской войны: прекращение огня, за которым последовали десятилетия напряжённых отношений.

Больше всех выиграют США: их главный инструмент колонизации Европы (НАТО) наконец-то найдёт цель в жизни (конечно, остановить русских), «Северный Поток 2» и другое сотрудничество между ЕС и Россией почти полностью прекратятся, что сделает европейскую экономику неконкурентоспособной по отношению к США, а у ВПК США наступит прекрасное время для продаж очень дорогой, но не очень эффективной боевой техники технику всем европейским странам. И эта стратегическая победа США не будет стоить США ни одного солдата! Что в этом может не нравиться?

А вот для России такой исход был бы очень плохим. Да, у России есть средства противостоять США и НАТО на поле боя, но это нанесёт не критический но существенный политический и экономический ущерб интересам России.

Далее, есть вот что: Украина – полностью деиндустриализированное несостоятельное государство, худшее, чем многие африканские страны. Несмотря на то, что и на Украине, и в традиционных СМИ Запада реальное положение дел во многих аспектах лакируется, пандемию COVID и её ужасные последствия на Украине стало невозможно скрыть или отрицать, особенно для самого украинского народа. Сейчас вся Украина похожа на вазу в магазине: если её сломаешь, то она принадлежит тебе, и ты должен её починить. Даже если мы исключим исход, при котором российские танки остановятся у западных границ Украины и выберем вариант, когда русские остановятся на полпути у реки Днепр, это будет иметь огромные последствия для россиян, в том числе:

  1. Линия фронта между укронацистами и ЛДНР + российские силы будет значительно растянута, становясь намного длиннее, но каждый километр этой линии соприкосновения должен быть защищен. Возникает вопрос: кем защищаться?
  2. Российская сторона внезапно унаследует несколько крупных городов (Чернигов, Харьков, Полтава, Днепропетровск, Запорожье, Мариуполь, Бердянск и др.). Русским придётся не только очистить эти города от украинских повстанцев и секретных подразделений, но России также придётся восстановить их и кормить население, намного превышающее нынешнее население ЛДНР.
  3. Российская экономика просто не может нести бремя того, во что превратилась управляемая нацистами Украина: огромную черную дыру, всасывающую огромные ресурсы и никогда ничему не позволяющую уйти (кроме эмигрирующих украинцев). В наилучшей ситуации сегодня Россия вкладывает миллиарды рублей в восстановление Крыма (который нацисты всегда ненавидели и обходили вниманием – разве что строили себе особняки на берегу Чёрного моря), едва удерживая на плаву ЛДНР.

Именно объединённый Запад (США + Великобритания + ЕС) разрушил Украину, и русские будут извлекать выгоду из этого, возложив на Запад ответственность за исправление разрушенного им, а этого не произойдёт, поскольку у ЕС нет средств сделать это прямо сейчас, пока ситуация напрямую не угрожает Соединённым Штатам и, следовательно, у них нет причин вмешиваться, кроме как убедиться, что режим в Киеве остаётся а) оголтело антироссийским, и б) полностью подконтрольным США.

Таким образом, ни вариант 1, ни вариант 2 России не желательны. Так что Путин создал третий вариант.

Вариант Путина 3:

Шойг и Герасимов

В ответ на кажущуюся непреодолимой эскалацию войны произошло кое-что, чего на Западе никто не ожидал: Путин под предлогом регулярно планируемых военных учений быстро и резко увеличил возможности России вблизи украинских границ: Россия перебросила две армии ( 58-ю и 41-ю) и три воздушно-десантных дивизии (7-ю , 76-ю и 98-ю ) в западные регионы России (включая Крым). Русские также перевели в Чёрное море почти всю свою Каспийскую флотилию . Ещё больше русских военных кораблей вошли в Чёрное море через Босфор. После чего на патрулирование вышли все шесть усовершенствованных дизель-электрических подводных лодок проекта 636,3 (возможно, самые тихие на планете, на крейсерской скорости они производят меньше шума, чем фон окружающей среды, превращая их в акустические «чёрные дыры»). Наконец, Россия развернула береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион» , превратив всё Черное море в российский полигон. И, что особенно важно, Россия проделала всё это очень публично, среди бела дня, официально объявив о военных учениях и даже не утруждая себя никакими маскировками или уловками.

Для не понимающих военных реалий это выглядело так, как будто Россия «угрожает Украине». Это полная чушь. Всё, что России нужно сделать, чтобы угрожать Украине – напомнить украинцам, что российских оружейных систем большой дальности достаточно, чтобы уничтожить украинскую армию, и Россия может использовать запускаемое вне зоны действия объектового ПВО оружие, вообще не перемещая никаких подразделений. Нет, настоящей целью этих действий России была не Украина, а сам Запад, особенно любая западная сила, достаточно безумная, чтобы принять решение вступить в войну и в военном отношении помочь Украине. Почему? Здесь я снова выскажу своё мнение о том, как могла развиться эта ситуация:

  1. Сначала украинцы атакуют ЛДНР. Подразделения ЛДНР принимают на себя первый удар и пытаются сдержать наступление украинцев.
  2. Русские объявляют над районом боевых действий бесполетную зону и поражают наступающие украинские силы своей грозной огневой мощью. Исход не вызывает сомнений.
  3. Страны НАТО + ЕС решают вмешаться в происходящее, скажем, отправив на Украину несколько польских батальонов. Войска США и Великобритании проводят разведывательные операции, пролетая вблизи (или даже над) линией соприкосновения и отправляя туда спецподразделения. После нескольких предупреждений (или без них) русские решают сбить один из этих разведывательных самолётов или дронов. Запад решает «продемонстрировать солидарность», участвуя в кибератаках против России, вводя ещё больше санкций и перебрасывая по воздуху ещё больше войск на Западную Украину.

В этот момент США + НАТО + ЕС и Россия окажутся на грани большой войны. Но вот что важно: перебросив две армии и три воздушно-десантные дивизии (огромные силы, намного больше и более боеспособные, чем любая комбинация сил НАТО!), Россия так быстро доказала НАТО, что может быстро добиться решающего численного преимущества где угодно против любых войск НАТО, решившихся атаковать. И наоборот, ни одна страна НАТО не имеет возможности так быстро и в любой точке линии фронта сконцентрировать свои обычные подразделения.

[Замечание: сравнение размеров войск ведет к «подсчёту бобов» и бесполезно. На деле не имеет большого значения, насколько велико преимущество, важнее соотношение сил вдоль ключевых секторов прифронтовой полосы или фронта (при условии, что есть «фронт», которого иногда не существует) и в конкретный момент времени].

Кроме того, имейте в виду, что, в отличие от большинства западных воздушно-десантных подразделений, российские воздушно-десантные войска полностью механизированы, у них даже есть танки, много бронетехники, собственная артиллерия и они способны двигаться очень и очень быстро (помните, что русский батальон в Боснии добрался до Приштины едва ли не за ночь?). Западные воздушно-десантные войска – это ударные соединения, предназначенные для обеспечения мировой имперской гегемонии Запада, поэтому они должны быть намного легче. Русским нет необходимости перебрасывать воздушно-десантные войска через границу, они нужны им для защиты России и дислоцироваться на расстоянии менее 1000 км от основных российских войск. Таким образом, Россия «пожертвовала» стратегической мобильностью своих воздушно-десантных соединений, чтобы дать им тактическую и оперативную мобильность и огневую мощь, о которых западные воздушно-десантные подразделения не могут даже мечтать. Итак, что могли сделать эти три соединения в контексте украинского нападения?

Что ж, они могут делать то, для чего они и предназначены: развёртываться в тылу врага, уничтожать (или удерживать) стратегические цели (например, мосты, электростанции, ракетные базы и т. д.), удерживать какое-либо стратегически важный пункт или обозначать украинцам угрозу с тыла. Но при этом упускается из виду ключевая реформа, проведённая в российских вооружённых силах. Такие действительно высокоподвижные и боеготовые соединения, например, могут быть развёрнуты для защиты российских миротворческих сил в Приднестровье (такая переброска также будет прикрыта огнём на большую дальность как Черноморским флотом, так и ВКС ВС РФ). Кроме того, российские бронетанковые соединения могут быть переброшены в тыл Украины для создания хаоса и нарушения украинских линий снабжения. Наконец, любые польские подразделения, угрожающие вторжением, могли быть быстро атакованы и уничтожены. Очередной раз, это привело бы в ярость западных политиков, и именно в этот момент русские могли бы перебросить свои армии через границу, чтобы показать, что любая комбинация западных сил будет уничтожена. Это оставило бы Западу только два варианта: отказаться от вмешательства или пойти на конфликт с применением ядерного оружия. А переход к ядерному конфликту, похоже, не является вариантом, который Запад хочет использовать, поэтому сворачивание конфликта будет единственным жизнеспособным вариантом. На сегодняшний день (всё может измениться в будущем, кто знает, насколько безумно может действовать НАТО?).

Наконец, Путин в своей речи перед Федеральным собранием обратился непосредственно к Западу, когда сказал:

«Смысл и содержание политики России на международной арене – скажу тоже об этом несколько слов буквально в завершение – обеспечить мир и безопасность для благополучия наших граждан, для стабильного развития страны. У России есть свои интересы, есть, конечно, которые мы защищаем и будем отстаивать в рамках международного права, как это, собственно, делают и другие государства мира. А если кто-то отказывается понимать эту очевидную вещь, не хочет вести диалог, выбирает эгоистичный и высокомерный тон, Россия всегда найдёт путь отстоять свою позицию.

Вместе с тем в мире, к сожалению, похоже, уже все привыкли, привыкли к практике политически мотивированных, незаконных санкций в экономике, к грубым попыткам одних силой навязать свою волю другим. Но сегодня подобная практика перерождается в нечто гораздо более опасное – имею в виду ставшие недавно известными факты прямой попытки организации в Белоруссии государственного переворота и убийства Президента этой страны. При этом характерно, что даже такие вопиющие действия не находят осуждения так называемого коллективного Запада. Никто этого просто как бы и не замечает. Все делают вид, что вообще ничего не происходит.

Но, послушайте, можно как угодно относиться, например, к Президенту Украины Януковичу или к Мадуро в Венесуэле. Повторяю, можно как угодно к ним относиться, к тому же Януковичу, которого тоже чуть не убили и отстранили от власти с помощью вооружённого переворота. Можно иметь любую точку зрения по поводу политики Президента Белоруссии Лукашенко Александра Григорьевича. Но практика организации госпереворотов, планов политических убийств, в том числе и высших должностных лиц, – ну это уже слишком, все границы перешли уже.

А ведь чего только стоит признание задержанных участников заговора в том, что готовилась блокада Минска, включая городскую инфраструктуру и средства коммуникации, полное отключение всей энергосистемы столицы Белоруссии! Это значит, между прочим, что, по сути, велась подготовка к массированной кибератаке. А как иначе-то? Это так, знаете, просто одним рубильником не сделаешь.

Видимо, недаром западные коллеги упорно отказываются от многочисленных российских предложений наладить международный диалог в области информационной и кибербезопасности. Мы много раз это предлагали. Все уходят просто даже от обсуждения этого вопроса.

А что было бы, если бы попытка госпереворота в Белоруссии была бы реально предпринята? Ведь к этому же всё и велось. Сколько бы людей пострадало? Как складывалась бы вообще судьба Белоруссии? Об этом никто не думает.

Так, как никто не думал о судьбе Украины, когда госпереворот осуществлялся в этой стране.

Вместе с тем недружественные акции и в отношении России также не прекращаются. В некоторых странах завели пренеприличный обычай – по любому поводу, а чаще всего вообще без всякого повода цеплять Россию. Спорт, какой-то новый вид спорта – кто громче что-то скажет.

Мы ведём себя в этой связи в высшей степени сдержанно, прямо, без иронии скажу, можно сказать, скромно. Часто вообще не отвечаем не только на недружественные акции, но и на откровенное хамство. Мы хотим иметь добрые отношения со всеми участниками международного общения. А мы видим, что происходит в реальной жизни: как я уже сказал, цепляют Россию то тут, то там без всяких причин. И конечно, вокруг них сразу же, как вокруг Шерхана, крутятся всякие мелкие Табаки, всё как у Киплинга, подвывают, для того чтобы задобрить своего суверена. Киплинг великий писатель был.

Мы действительно хотим иметь добрые отношения со всеми участниками международного общения, в том числе, кстати, и с теми, с кем отношения в последнее время у нас, мягко говоря, не складываются. Мы действительно не хотим сжигать мосты. Но если кто-то воспринимает наши добрые намерения как безразличие или слабость и сам намерен окончательно сжечь или даже взорвать эти мосты, должен знать, что ответ России будет асимметричным, быстрым и жёстким.

Организаторы любых провокаций, угрожающих коренным интересам нашей безопасности, пожалеют о содеянном так, как давно уже ни о чём не жалели».

Путин очень и очень редко угрожает, но когда он это делает, люди слушают, потому что понимают, что его предупреждения никогда не являются блефом и когда он что-то обещает, у него есть средства для реализации своей угрозы (в данном случае 2 общевойсковые армии и 3 воздушно-десантные дивизии), и всё это подкреплено российскими гиперзвуковыми комплексами дальнего действия и, если этого недостаточно, самой современной и надёжной ядерной триадой на планете). Что касается российской «красной линии», Путин решил сознательно сделал этот пункт двусмысленным, сказав, что «При этом у нас, я просто вынужден это сказать, хватит терпения, ответственности, профессионализма, уверенности в себе и своей правоте и здравого смысла при принятии любого решения. Но надеюсь, что никому не придёт в голову перейти в отношении России так называемую красную черту. А где она будет проходить, это мы будем определять в каждом конкретном случае сами». Суть этой стратегической двусмысленности заключается в предоставлении Западу возможности гадать, когда можно сделать шаг, а когда нет. Это очень просто максимизирует сдерживающий эффект остальной части его речи.

А сегодня россияне «разъяснили», что Керченский пролив близок к закрытию для движения, даже украинского. «Всё», что сделала Россия –  объявила о нескольких запретных зонах на время проведения военных учений, но движение под Крымским мостом остаётся открытым. Верно. И сколько времени потребуется России, чтобы (по-настоящему) закрыть этот пролив? Минуты. Эта негласная угроза в первую очередь – угроза украинцам, показывающая, как легко России перерезать их линии коммуникаций, если они будут угрожать России.

Да, Путин очень элегантно выиграл этот раунд и не погиб ни один российский солдат. Но проблема в том, что этот бесспорный российский успех на самом деле ничего не решает. Все причины, которые заставили режим укронаци довести весь регион до края пропасти, по-прежнему присутствуют. В самой Украине ничего не изменилось, а, пожалуй, стало даже хуже: тотальная цензура оппозиционных телеканалов, политические преследования (включая пытки и похищения), всё та же воинственная риторика. Экономика – в руинах, украинцы миллионами эмигрируют (как в Россию, так и в ЕС), нацистские эскадроны смерти продолжают пользоваться полной безнаказанностью и, конечно же, полной катастрофой COVID (Запад передаёт украинцам смертоносное оружие в пользование против России, но не вакцину, и на Украине от COVID умирает гораздо больше людей, чем на передовой! Это «европейские» и «западные» «ценности» в действии…)

Конечно, похоже на то, что сочетание опасений европейцев и риска того, что члены правящей в Киеве элиты будут физически уничтожены российскими ударами, возможно, сочетание с осознанием администрацией «Байдена», что полный взрыв на Украине обострит американо-европейские отношения (будет много виноватых), привело к нынешней деэскалации.

К сожалению, несмотря на нынешнюю отсрочку, какая-то война между Россией и Украиной, вероятно, всё ещё неизбежна. Прямо сейчас основная часть российских частей возвращается в свои обычные районы дислокации, а некоторые, вероятно, остаются. Мы также можем быть уверены, что русские проведут серьёзную проверку после принятия мер, чтобы выяснить, что пошло не так и что необходимо изменить. В результате в следующий раз русские перебросят войска ещё быстрее.

Но как насчёт США, их ставленников в НАТО и укронацистского режима?

США всё ещё изо всех сил пытаются вернуть себе контроль над международной ситуацией, которая явно вышла из-под контроля поклонников мирового Гегемона. Что ещё важнее, в самих США положение действительно критическое, и одновременно происходит множество очень серьёзных кризисов. Да, американские СМИ также во многом приукрашивают обстановку, но большая часть населения видит и знает, что происходит на самом деле. Это означает, что США настолько же слабы, насколько и нестабильны. Наконец, судя по низким интеллектуальным способностям персоналий, принимающих решения в США, мы всегда должны ожидать чего-то глупого или даже опасного, или того и другого вместе, от этой Администрации леворадикальных фанатиков (тем более, что «разнообразие» сегодня полностью заменило «компетентность»).

НАТО и ЕС связаны. В то время как некоторые страны сходят с ума (Чехия и привычные 3B + PU), другие отчаянно пытаются сохранить целостность (Германия). Что касается киевского режима, то он едва удерживается у власти, и у него нет другого выхода, кроме как снова и снова повышать ставки. Крайне важно, что киевская хунта будет продолжать обвинять Россию абсолютно во всём и ни в чём (около 99% того, что выражает сегодня политический класс Укры –  ненависть к России и предвещание военного поражения России).

Ничто из этого не может считаться «миром» в каком-либо значимом смысле этого слова (люди умирают каждый день, почти все – мирные жители). Хуже всего то, что одни и те же причины могут привести только к одним и тем же результатам, и очень мало кто может сделать, чтобы это изменить. Таким образом, в лучшем случае то, что мы видим – лишь отсрочка. Но пока у власти в Киеве будет оставаться банда неонацистских головорезов, война будет почти неизбежной. Настоящий мир наступит только тогда, когда укронацисты будут либо мертвы, либо заключены в тюрьму, либо вернутся в Канаду. До тех пор не будет мира, будет только тот или иной градус войны.

Сокол.


В этой рубрике

Украина как горячая точка: не надо дразнить медведя

Майк Уитни:  За последние 4 года лидеры демократов обвинили Россию за якобы вмешательство в выборы 2016 года. Сейчас демократы – которые контролируют все три ветви правительства – обладают власт...

Подробнее...

Англо-сионисты пытаются спровоцировать войну с Ираном

Нет ничего особенно сложного в произошедшем: англо-сионисты убили ведущего иранского ученого в надежде, что это убийство приведёт к войне. Иранцы пообещали возмездие, но не предприняли никаких действи...

Подробнее...

Вечная война в Афганистане вскоре снова обострится

Недавние заголовки по Афганистану: Пентагон готов снизить уровень военного присутствия в Афганистане и Ираке до 2500 – CBSnews. Австралийский доклад о военных преступлениях показывает, ч...

Подробнее...

Осознание итогов войны в Нагорном Карабахе

Многое происходило слишком быстро в прошедшие два дня, и я начну с анализа нескольких пунктов, подводя итог тому, что только что произошло (вне какого-либо порядка, в том числе хронологического):...

Подробнее...

Может ли Россия прекратить войну на Кавказе и следует ли ей это делать?

Эта война официально ведётся между Азербайджаном и (непризнанной) Республикой Нагорный Карабах (РНК) ака «Республика Арцах» (РА), которую я буду называть просто Нагорным Карабахом или НК. Как часто бы...

Подробнее...

Google+