Война, прибыли и коронавирус

Война, прибыли и коронавирус

Если вы хотите экспертную оценку, можете дальше не читать. Я знаю о коронавирусе, как и любой ошеломленный неверующий с внезапным непреодолимым желанием потрогать собственное лицо.

Это новость жутко личная — намного более личная, чем все остальные продолжающиеся ужастики о войне, беженцах, смене климата. Это истории реальные, но в сравнении с историей о коронавирусе они воспринимаются как некая абстракция. Дело в потенциальной пандемии — возможно с сотнями миллионов смертей по всему миру — и в необходимости пользоваться дезинфицирующим средством для рук. Прямо сейчас. И ещё, не прикасайтесь больше к другим людям. И оставайтесь дома.

Часть меня воспринимает все это положительно по-трамповски: да, ладно, это понарошку. В самом деле, моё желание — игнорировать предостережения и обнимать друзей, пожимать руку незнакомым людям, продолжать жить общаясь и радуясь жизни. Но другая часть меня остается холодной под впечатлением первой пандемии гриппа после Первой Мировой, которая зацепила почти четверть населения мира и убила до 100 миллионов. Такие вещи действительно происходят. Не игнорируйте их и не отрицайте. Но и не паникуйте.

Итак, охваченный «возможно», всё, что я могу — искать понимания.

Мы живём в опасном и парадоксальном мире. Хорошо. Но разве наша социальная структура способна спокойно и разумно справляться с новыми, появляющимися опасностями — или с большей вероятностью только ухудшит ситуацию?

Я начинаю с крупиц данных из недавней статьи в USA Today:

«По данным (Центра контроля и предотвращения заболеваний), Положение о торговле  Конституции США дает федеральному правительству право вводить изоляцию и карантин.

«Министр здравоохранения и социальных служб может предпринимать действия для предотвращения распространения инфекционных заболеваний из других стран в США и между штатами».

Эти слова требуют и необходимость властного контроля сверху вниз, и того, что я называю «синдромом конца»: мысль о вторжении вируса из «другой страны», откуда-то за пределами наших границ — за пределами известного и безопасного. Каким-то образом допущения, втихую скрытые в подобных словах, запускают у меня спираль сомнений. Как и смена климата, потенциальная пандемия требует глобального сотрудничества: люди и правительства собираются вместе, чтобы выжить и одолеть опасность. Хотя введение порядка и временная изоляция людей тоже иногда необходимы, я в таких словах вижу распространение паники. Мы быстро начинаем «воевать» с проблемой, и до сих пор не уяснили на самом высоком уровне правительства, что войны не кончаются и никогда не выигрываются, они просто подготавливают сцену для следующей войны.

В этом отношении обдумайте слова  организации за социальную справедливость и мир Code Pink:

«Это плохо. С 19 февраля, когда в Иране были зафиксированы первые случаи коронавируса, инфицированы оказались по меньшей мере 6566 человек — это один из 12 000 иранцев. По меньшей мере 237 человек умерли. Иран стал третьим после Китая и Южной Кореи по случаям коронавируса среди населения. Из-за санкций США Иран испытывает нехватку медикаментов, продовольствия и оборудования, необходимого для диагностики, воспрепятствования и лечения коронавируса».

Это ли не момент понимания? Как указывается в сообщении  Code Pink, Казначейство США заявило, что откажется от некоторых санкций на гуманитарные поставки в Иран, но эта небольшая уступка, вероятно, опоздала и ничего не даст. Также указывается на опасность игры в войну. Непредусмотренные и зачастую шокирующие последствия войны не полностью проникли в коллективное сознание человечества. Подготовка к войне, равно как и объявление врага нации сегодняшнего дня, остается предполагаемой и неисследованной функцией большинства национальных правительств.

И одной из плат за это является… всё остальное.

Например, на недавнем круглом столе по кононавирусу в Детройте кто-то спросил президента Национального Объединения Медсестер Дебору Бургер о том, как США, когда они разрабатывают вакцину от COVID-19, смогут сделать её для всех бесплатной — ошеломляющий вопрос, когда вы подумаете о цене для каждого, если вакцина не будет сделана всеобщедоступной.

Бургер ответила:

«Как это безумно и жестоко предполагать, что нам приходится высчитывать, как заплатить за неё, когда мы на самом деле можем начать войну и не задать ни одного вопроса, но чтобы воспрепятствовать подобному заболеванию нам приходится говорить «Как мы можем заплатить за это?».

А Берни Сандерс, присутствовавший на этом круглом столе, добавил:

«Разве хоть кто-то в здравом уме верит, что если вы богаты, то вы должны иметь возможность достать вакцину и спасти свою жизнь, а если вы бедны, то вы умрёте? Неужели мы, в Соединённых Штатах, дошли до этого?».

Догадались? Никто с Сандерсом не согласился. Fox News, например, процитировали Тома Шатца, президента организации «Граждане против правительственных отходов», который спросил: «Кто захочет производить новое лекарство, если правительство собирается просто прийти и забрать прибыль?».

Когда я читаю эти слова, я быстренько тянусь к дезинфицирующему средству для рук. Если в этой защите прибылей есть хоть унция вменяемости, так это только из-за возможности того, что пандемия коронавируса представляет собой фейковую новость — тактика запугивания с целью извлечения прибыли.  Но если возможность глобальной пандемии реальна, как можно ставить под сомнение необходимость правительственных инвестиций в разработку вакцины и всеобщую её доступность? Если бы Fox News существовали в старые добрые времена Второй Мировой, думаю, они бы не бросались бы язвительными словами в адрес Манхэттенского проекта и не сокрушались бы, что военно-промышленному комплексу следовало бы запатентовать атомную бомбу. А так, — о да, мы поклоняемся войне. Вести войну — смысл для правительства.

Но ведь есть же Джонас Салк, разработавший вакцину от полиомиелита. В 1955 году Эдвард Р. Мюррей спросил Салка в телеинтервью в прямом эфире, кому принадлежит патент на вакцину. Выступая с позиций более высоких ценностей, Салк ответил:

«Ну, я бы сказал, людям так. Патента нет. Разве можно запатентовать солнце?».

 

 

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Может ли Россия прекратить войну на Кавказе и следует ли ей это делать?

Эта война официально ведётся между Азербайджаном и (непризнанной) Республикой Нагорный Карабах (РНК) ака «Республика Арцах» (РА), которую я буду называть просто Нагорным Карабахом или НК. Как часто бы...

Подробнее...

Неужели война из-за Нагорного Карабаха уже зашла в тупик?

Через семь дней после того, как Азербайджан атаковал удерживаемый армянами Нагорный Карабах, он не добился никакого территориального прогресса У Ирана и Грузии тоже крупные меньшинства азеров и армян...

Подробнее...

Что на кону на армяно-азербайджанской шахматной доске

На планете немногие геополитические горячие точки могут соперничать с Кавказом: этой неподатливой племенной Вавилонской Башней, всю историю бывшей спорным перекрестком империй Леванта и кочевников евр...

Подробнее...

Стратегические цели, стоящие за войной с Арменией

В воскресенье давний лидер Азербайджана Ильхам Алиев начал войну в удерживаемом армянами Нагорно-Карабахском районе. То, что он осмелился сделать это сейчас, через 27 лет после того, как прекращение о...

Подробнее...

Объявить выборы не легитимными — отказываясь направить наблюдателей

Международные миссии наблюдателей на выборах, как предполагается, наблюдают как в стране соблюдаются законные избирательные права отдельных лиц. Ожидается, что они сообщат о любых несоответствиях, ими...

Подробнее...

Google+