За «чёрным террором» в Гонконге

Расшифровка тех, кто стоит за насилием, ведёт к длинному списку возможных...

За «чёрным террором» Гонконга

 «Если мы сгорим, вы сгорите вместе с нами». «Совместное самоуничтожение» (Лам чао*).

Новые лозунги чёрного блока Гонконга — неистовствует толпа, связанная с протестующими в черных рубашках — впервые появились в дождливый воскресный день и были нацарапаны на стенах в Коулуне.

Расшифровка лозунгов особо важна для понимания бездумного уличного насилия, которое было развязано ещё до того, как в полночь пятницы 4 октября закон против ношения масок, принятый правительством Особого Административного Района, вступил в действие.

Кстати, закон против масок был мерой, которую одобрило британское колониальное постановление о чрезвычайном положении 1922 года, по которому властям города даровалось право «вводить любые нормы, какие бы они могли посчитать желательными в общественных интересах» в случае «чрезвычайной или общественной опасности».

Возможно, спикер Палаты Представителей США уважаемая Нэнси Пелоси была не в курсе о столь примечательном его происхождении, когда отметила, что закон «лишь усиливает озабоченность по поводу свободы самовыражения». И, наверное, вполне можно полагать, что ни она, ни другие ярые противники закона не знают, что очень похожий закон против масок был введен в действие в Канаде 19 июня 2013 года.

С большей вероятностью более информирован представитель Гонконга и медиа-магнат Джимми Лай, миллиардер и издатель продемократической  Apple Daily, главный критик городского отделения Китайской Коммунистической партии и высокопоставленный посредник представителей официального Вашингтона,  таких, как вице-президент США Майк Пенс, Госсекретарь Майк Помпео и бывший глава совета национальной безопасности Джон Болтон.

6 сентября перед началом безумного карнавала вандализма и насилия, которые несколько прошедших недель определяли гонконгские «продемократические протесты», Лай говорил с телеведущим  Bloomberg Стивеном Энглом из своего дома в Коулуне.

Он заявил о своём убеждении в том, что — если протесты окажутся насильственными, то у Китая не будет иного выхода, кроме как направить подразделения Народной Вооруженной милиции из Шэньчжэня в Гонконг для подавления мятежа.

«Это, — сказал он  Bloomberg, — станет повторением массовой расправы на площади Тяньаньмэнь, и это настроит весь мир против Китая,… с Гонконгом будет покончено и… с Китаем будет тоже покончено».

И всё же в июне, прежде чем было развязано насилие, сотни тысяч жителей Гонконга собирались на мирные протесты, демонстрируя глубину чувств, существующих в Гонконге. Это рабочий класс Гонконга, который Лай поддерживает на страницах Apple Daily.

Но по сравнению с ненасильственными демонстрациями начала лета ситуация резко изменилась. Чёрный блок считает подобное вмешательство  единственным способом достичь поставленной цели.

Для членов чёрного блока горение — это о них, и это не касается Гонконга, города и усердно работающих людей. Всё подчинено воле этого небольшого меньшинства, которое, по данным недоукомплектованных и распылённых полицейских сил Гонконга, насчитывает не более 12.000 человек.

Умственная жесткость — эвфемизм в применении к правлению толпы; она, по сути, является религиозным культом. Даже попытка рудиментов цивилизованной дискуссии с этими людьми безнадёжна. Крайне некомпетентное, парализованное правительство Гонконга по крайней мере сумело определить их именно как «мятежников», которые повергли один из самых процветающих и до сих пор безопасных городов на планете «в страх и хаос» и совершили «жестокости», которые «намного превосходили предел, допустимый для любого цивилизованного общества».

«Революция в Гонконге», ведущий лозунг прежних дней, перед лицом весомости утопий миленниалов по сути утонул в героическом вандализме на станциях метро, то есть общественной собственности, бросании бензиновых бомб в полицейских и избиении граждан, которые не следовали плану. Следить за этими бандами, безумствующими вживую в центре и в Коулуне, и ещё в RTHK, который вещал об этом неистовстве в прямом эфире — с ума сводящий опыт.

Ранее  я набрасывал общее описание тысяч юных протестующих на улицах, которых полностью поддерживали молчаливые массы преподавателей, юристов, судей, гражданских служащих и других профессиональных либералов, превратно истолковывавших любые действия — до тех пор, пока они антиправительственные.

Но главное — надо сконцентрировать внимание на чёрных блоках, праве толпы на тактику насильственных действий, а также на их финансировании. Очень немногие в Гонконге хотят обсуждать это открыто. И как я отмечал в разговорах с информированными членами  Футбольного клуба Гонконга, бизнесменами, коллекционерами предметов искусства и группами в социальных СМИ, очень немногие в Гонконге — или во всей Азии, если уж на то пошло — даже знают, что же такое этот чёрный блок.

Матрица чёрного блока

Чёрный блок не сказать, чтобы бы был глобальным движением; это тактически развёрнутая группа протестующих — даже хотя творческая интеллигенция из различных европейских течений анархизма, главным образом Испании, Италии, Франции и Германии с середины 19 века, способна поднять уровень с тактики до стратегии, которая является частью большего движения.

Тактика довольно проста. Вы одеваетесь в чёрное с прочной подкладкой, лыжные маски или балаклавы, солнечные очки и мотоциклетные шлемы. Поскольку вы защитились от полицейского перцового спрея и/или слезоточивого газа, вы подтвердили свою идентичность и растворились в толпе. Вы действуете блоками, обычно несколько десятков человек, иногда несколько сотен. Вы быстро передвигаетесь, ищете и разрушаете, затем рассеиваетесь, перегруппировываетесь и снова нападаете.

С самого начала в 1980-е, особенно в Германии, это была своего рода привнесённая анархистами городская партизанская тактика, задействованная против глобализации и ещё против роста крипто-фашизма.

Но глобальный медиа-взрыв чёрных блоков случился лишь десятилетие спустя, во время печально известной Битвы при Сиэттле 1999-го, во время министерской конференции ВТО, когда город был закрыт. Саммит ВТО провалился, а чрезвычайное положение действовало почти неделю. Важно, что жертв не было, даже при том, что чёрный блок приобрёл известность как часть массового мятежа, организованного радикальными анархистами.

Отличие Гонконга в том, что чёрный блок ориентирован лишь на откровенную программу поиска и разрушения. Остается понять, послужила ли применённая случайно тактика чёрного блока лишь ещё большему узакониванию полицейского государства. Пока ясно, что разгром станции метро среднестатистическими работягами совершенно несовместим с движением к лучшему, более ответственному местному правительству.

…Мой собеседник безупречно одет для легкого перекуса в субботу в пустынном местечке Виктория Сити в башне CITIC с прекрасным видом на гавань. Он — представитель шанхайской аристократии, семья мигрировала в Гонконг в 1949-м, и он как никто информирован обо всех аспектах треугольника Гонконг-Китай-США. Через взаимные связи китайской диаспоры, тянущиеся с эры передачи власти, он согласился поговорить об истоках. Назовем его мистер И.

После мрачной пятницы мистер И был всё ещё потрясен:

«Вы не только причиняете вред людям, обеспечивающим своё проживание, работая в бизнесе, в компаниях, торговых центрах. Вы разрушаете станции метро. Вы разрушаете наши улицы. Вы разрушаете нашу тяжело доставшуюся репутацию как безопасного международного бизнес-центра. Вы уничтожаете нашу экономику!».

Он не смог объяснить, почему  многие часы, пока продолжался вандализм, в поле зрения не было ни одного полицейского.

Переходя к сути дела, мистер И отнёс всю драму на счёт патологической ненависти к Китаю «значительного большинства» населения Гонконга. Существенно, что через день после нашего разговора ранним вечером небольшой контингент представителей чёрного блока кружил вокруг Восточных казарм НОА Коулуна. Китайские солдаты в камуфляже засняли их с крыши.

Чёрный блок берёт свои респираторы, стальные прутья и бензиновые бомбы отнюдь не для того, чтобы воевать с НОА. Это совершенно другое дело в сравнении с разгромом станций метро. И руководство по окрашенным в разные цвета «революциям» не учит, как это делать.

Мистер И указал, что в чёрных блоках Гонконга нет никакого «отсутствия руководства». Действия толпы жёстко регламентированы. Один из лозунгов чернорубашечников — «занять, разрушить, разметать, повторить» — на самом деле изменился на «собраться толпой, разрушить, разметать, повторить».

Мистер И спросил меня о чёрных блоках во Франции. Ведущие западные СМИ многие месяцы игнорировали упорные мирные протесты  «жёлтых жилетов» по всей Франции, направленные против коррупции, неравенства и неолиберального стремления администрации Марона превратить Францию  в стартап, выгодный 1%.

Широко распространены обвинения, что французская разведка манипулировала чёрным блоком и внедряла агентов под прикрытием и взломщиков (уничтожавших собственность именно во время протестов), чтобы дискредитировать и демонизировать «жёлтые жилеты». Я сам стал свидетелем этого в Париже, испуганные  CRS были абсолютно беспощадны в своих городских милитаризованных операциях в стиле «РЭНД» — тактике репрессий — не исключая и избиения пожилых граждан.

И наоборот, действия толпы в Гонконге объясняются как протесты против «тоталитарного» Китая.

Большая часть разговора с мистером И крутилась вокруг возможных источников финансирования первоначально ненасильственных протестов и, в частности, действий толпы, которую заменили чёрные блоки.

Мотивация и способы приведут вас к не очень длинному списку — но достаточному, чтобы в него вошли имена людей и названия организаций, диаметрально противоположных друг другу и, следовательно, вряд ли работающих совместно.

Если говорить о правительствах, мы можем начать со всё ещё (хотя, вероятно уже и не надолго) «сверхдержавы номер один».

«Официальные лица администрации Трампа, занятые торговой войной с Пекином, без проблем представили бы некие выгоды от ослабления контроля Китайской Народной Республикой Гонконга и, возможно, могли посчитать благом дестабилизацию Китая, начав с подкрепления насильственной революции в бывшей британской колонии.

Соединённое Королевство, перед которым маячит старение в одиночестве после Брексита, могло задуматься, как было бы прекрасно сблизиться со своей бывшей любимой колонией, всё ещё островком британской традиции во всё менее и менее британском мире.

Тайвань, конечно, был бы заинтересован в провоцировании  проверки того, как «Одна Страна, Две Системы» — формула, которую КНР и Британия использовали с Гонконгом в 1997 году, и которую Пекин предложил и Тайваню — может работать в состоянии стресса. А после того, как стресс мирных протестов выявит слабые места, вполне может возникнуть соблазн пойти дальше и устроить такое же крошево в управляемом Китаем Гонконге, чтобы ни один тайванец никогда бы не повёлся на пропаганду о слиянии.

Народная Республика вряд ли выглядит сторонником первоначальной ненасильственной фазы, но масса жителей Гонконга, которые верят в это, теперь поощряют провокации, которые оправдали бы крупный раскол. И мы не можем полностью исключить вероятность того, что фракция КПК материковой части — выступающая против нарушения недавней традиции, с помощью которой Си Цзиньпин продлил пребывание на посту президента — пытается его дискредитировать».

Ладно, хватит о правительствах. Теперь нам нужны некие агенты на местах, китайцы с правдоподобными отрицаниями, которые могут вмешаться, как только они получат и распределят необходимое финансирование и справятся с вопросами организации и тренировок.

Тут возможностей на большой список, но одно популярное имя было бы Гуо Венгуй, он же Майлз Квок. Миллиардер, рассорившийся с Компартией Китая и в 2014 году бежавший в США, чтобы строить долговременную политическую карьеру.

Ещё более популярным было бы имя Джимми Лая, упомянутого выше. Подтверждая другую из моих ключевых встреч, когда мистер И указывал на обычно подозреваемых в финансировании, имя Джимми Лая всплывало неизбежно. На самом деле комбинация США-Тайвань-Джимми Лай может быть номером первым в этом хит-параде, если уж судить с точки здравого смысла.

Но когда я пытался оценить масштаб комбинации, я столкнулся с проблемами. С одной стороны, Джимми Лай не прикладывал усилий, чтобы скрыть свою помощь продемократическим группам, но в публичных выступлениях он неизменно поощряет ненасильственную программу.

Как недавно написал колумнист  South China Morning Post: «Что не так с крупными дотациями политическим партиям и антиправительственным группам? Ничего! Так что я озадачен насмешками СМИ над предполагаемыми взносами босса Apple Daily  Джимми Лая в  более HK$40 миллионов своим приятелям в пан-демократическом лагере за период в два года».

Однако давайте не будем так легко сдаваться. Я полагаю, что некоторые вещи лучше всего прятать на самом видном месте.

Да, оказывается, что слова Лая озвучивает Марк Саймон, четыре года работавший разведчиком-аналитиком флота США.

Да, Лай поддерживает дружеские отношения с гуру неоконов Полом Вулфовицем, поскольку последний стал председателем Делового Совета США-Тайвань в 2008 году, по словам помощника Лая.

Вулфовиц служил заместителем министра обороны с 2001-го по 2005 год при Дональде Рамсфельде, вроде бы случайно: предполагалось, что он станет главой ЦРУ при Джордже Буше. Но, увы, это не сработало, поскольку его жена поймала Пола на любовной интрижке с  членом правления Национального Фонда Демократии (сотруднице NED, которая на тот момент была замужем)… вот так и случилось.

И да, судя по документам Викиликс, в 2013 году Лай заплатил  US$75,000 Вулфовицу за знакомство с влиятельными людьми в правительстве Мьянмы.

Документ

Документ, свидетельствующий о сделке между Лаем и Вулфовицем. Фото: «Викиликс», SCMP.

Но всё перечисленное на самом деле ничего не доказывает, верно? Невиновен до тех пор, пока не доказана вина. Сговор с наиболее значимыми американскими политическими деятелями и представителями разведки последних двух десятков лет, вероятно, да — но можем ли мы установить вовлечение либо Полем, либо Джимми этого мира в провокации чёрного блока с целью добиться кровавой китайской интервенции, которую предсказывает Лай? Невиновен, пока не доказана вина.

Это потребует некой дальнейшей работы. Вернёмся  старой чертёжной доске с Asia Times.

Будет ответный удар

«В Гонконге нас немного. Но мы знаем, что мир никогда не будет знать истинного спокойствия, пока народ Китая не освободится». — «Уолл-Стрит Джорнал», статья-мнение Джимми Лая, 30 сентября.

Поскольку обычными подозреваемыми были приложены лихорадочные усилия с целью их уничтожения, образы действий толпы чёрного блока и вандализма по всему Гонконгу теперь отпечатались в подсознании всего  Глобального Юга, не говоря уж о сотнях миллионов китайских пользователей сети.

Даже невидимые финансовые спонсоры чёрного блока могут оказаться ошеломленными контрпродуктивным эффектом этого неистовства, вплоть до заявления о победе и приказе отступить. В любом случае Джимми Лай продолжает обвинять полицию Гонконга в «чрезмерном и жестоком насилии» и демонизировать «диктаторского, хладнокровного и жестокого зверя».

Но нет никаких гарантий, что толпа чёрного блока отступит — особенно при том, что официальные лица пожарной охраны Гонконга теперь встревожены распространением он-лайн инструкций  по производству бензиновых бомб-зажигалок с использованием летального белого фосфора. Опять же — вспомните «борцов за свободу» аль-Каиды — история нас учит: опасайтесь Франенштейна террора, которого вы создаёте.

Примечание:

* — местные экстремисты на кантонском диалекте китайского языка.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

США усиливают геополитическую борьбу за Сирию

Никому и в голову не приходило, что за трёхнедельной давности решением президента США Дональда Трампа  вывести все американские подразделения из Сирии последует возобновление военных действий США...

Подробнее...

Зеленский в состоянии свободного падения

Что ж, немного времени потребовалось. Позвольте мне подвести итог того, что только что произошло на Украине. Всё выглядело так многообещающе, а затем вдруг… Во-первых, Трамп, Макрон и Меркель фактич...

Подробнее...

После отвода войск США перед курдами стоит жёсткий выбор

В анналах помпезных твитов Трампа вот этот просто ошеломляет: президент США официально разоблачает всё вторжение на Ближний Восток, обошедшееся в $8 триллионов, как бесконечную войну под «фальшивым пр...

Подробнее...

Чума западного авантюризма в Сирии

16 сентября 2019 руководители России и Турции участвовали саммите в Анкаре, где оба лидера договорились сотрудничать в Сирии. Помимо такого сотрудничества, господин Эрдоган и господин Путин также дого...

Подробнее...

Отслеживая иностранное вмешательство в Гонконге

Лоуренс Ма — председатель совета гонконгского Фонда правового обмена и директор Сообщества Юристов Китая, китайской Ассоциации исследования законодательства и Фонда правового обмена. А ещё он находит ...

Подробнее...

Google+