Мы вот-вот станем свидетелями последней битвы в сирийской войне?

Мы вот-вот станем свидетелями последней битвы

Будет ли она последней битвой? Три года Идлиб служит местом сбора всех отступающих исламистских повстанцев Сирии, последним редутом любого боевика, решившего продолжать сражаться, а не сдаться сирийской армии и российским воздушным силам — и Хезболле и, в существенно меньшей степени, иранцам.

Бригадный генерал Сухейл аль-Хассан, «Тигр» сирийской военной легенды и мифа — который может наизусть цитировать поэта Мутанаби, но предпочитает, чтобы его сравнивали с Эрвином Роммелем, а не с Бернадром Мантгомери — наверняка приведёт с собой свои «силы Тигров» на последний бой между режимом Дамаска и подстрекаемыми салафитами и вооружёнными западом исламистами, которые осмелились попытаться — и  явно не преуспели — в уничтожении правления Башара аль-Асада.

Благодаря Дональду Трампу  для «повстанцев» в Сирии всё кончено, поскольку американцы их предали — наверняка и окончательно сам Трамп в тех секретных переговорах с Владимиром Путиным в Хельсинки, возможно, это самое важное из «неизвестного» при разговоре только в присутствии переводчиков — равно как их предали и арабы Залива.

Тремя неделями ранее американцы сказали мятежникам на юго-западе Сирии, что вблизи оккупированных Израилем Голанских высот, что они теперь — сами по себе и более им не следует ожидать военной помощи. Даже «Белые каски», первыми реагирующие или пропагандисты повстанческой войны (сами выберите, но конечно же их вскоре будут представлять «противоречивыми») были спасены вместе с семьями  их рядов мятежников израильтянами и переданы в безопасное место в Иордании.

Израильтяне несколько обижены, что подразделения гражданской обороны «Белые каски» не поблагодарили их за гуманитарную поддержку — но чего они ожидали, когда тратили время на нападения на иранцев, Хезболлу и сирийские силы во время войны, предоставляли медицинскую помощь исламским боевикам Нусры и никогда, никогда не бомбили ИГИЛ? Разве «Белые каски» хотят, чтобы их теперь связывали с Израилем?

Но израильтяне получили именно  то, чего и хотели — обещание русских, что иранцы не будут приближаться к оккупированному Израилем Голанскому плато. Это немного странно, поскольку в Сирии очень немного иранских войск — и можете забыть о жульничестве вашингтонских «экспертов» — но это соответствует патологическому и театральному убеждению Биньямина Нетаньяху, что Иран представляет собой «петлю террора» вокруг израильской шеи. В любом случае, Путин знает кое-что о сирийской войне: бомбы говорят своё слово, так то же касается и денег.

А почему же ещё Путин только что объявил о $50 миллиардах (£38миллиардах) российских инвестиций в нефтяную  и газовую отрасли Ирана? Разве это не плата за прошлые вложение Ирана в войну в Сирии? Прощальный дар Москвы в обмен на, без сомнений, триумфальный марш а Тегеране возвращающихся «победоносных» сил Ирана после выполнения их революционных обязанностей в Сирии?

После встречи с Путиным в Кремле менее двух недель назад Али Акбар Велаяти, старший советник «Верховного руководителя» Хаменеи по иностранным делам согласился, что их переговоры «концентрировались на российско-иранском сотрудничестве… равно как и на ситуации в регионе, в том числе развитии событий в Сирии». В этом-то и дело. Экономика Ирана поддерживается, но он получает приказы по Сирии от Путина.

 Не так уж быстро для иранцев, без сомнения. Для меня стало шоком наблюдать, как богатые и зажиточные иранцы среднего класса в прошлом месяце наводнили Белград, перевозя деньги и драгоценности на запад через одну из немногих европейских стран, всё ещё разрешающих безвизовый въезд находящимся под санкциями иранцам. Дешёвые рейсы из Тегерана и других иранских городов ежедневно приземляются в Сербии, а гостиницы Белграда набиты говорящими на фарси гостями, и все они — предположительно — настроены на новую жизнь на западе. Европейский Союз, о чём нет нужды говорить, угрожает президенту в Белграде, что если он не заблокирует въезд приносящих прибыль иранских «туристов», то ЕС прекратит безвизовые путешествия граждан Сербии в остальную Европу.

В то же время сирийская армия, сражающаяся с последними несдающимися исламистскими группами под Дераа, вскоре вернётся к границам буферной зоны ООН на Голанах, где и располагалась до начала гражданской войны в 2011-м. Иными словами, с «южным фронтом» будет покончено, останется лишь Идлиб и город Ракка, остающийся в руках повстанцев, которые всё ещё верны  США — стоит ли ожидать, что это надолго, учитывая, что Трамп махнул на них рукой. Вероятно, Путин может решить проблему, если уже этого не сделал при разговоре с Трампом.

Но Идлиб — крупное дело. Нет сомнений, что мы увидим дальнейшие спонсируемые Россией переговоры об «урегулировании» между сирийскими властями и группами повстанцев в провинции. Будут договорённости, отдельные и общие, по которым те, кто желает вернуться на контролируемую правительством территорию, смогут это сделать. Но учитывая тот факт, что в Идлибе находятся те исламисты и их семьи, которые ранее отказывались от подобных предложений в других городах — многие были перевезены на автобусах из Гуты и Ярмука в Дамаске и из Хомса и других городов, которые они сдали, прямиком в провинцию Идлиб — их будущее выглядит мрачновато.

Нам всем нравится, когда наступает «последний бой» в войне, конечно же. Иерусалим и Багдад — что довольно странно — были единственными вражескими «столицами», в которые вошли Союзники во время Первой Мировой. И мы знаем, что падение Берлина в руки русских завершило европейскую часть Второй Мировой. Мы ушли после падения Сайгона по очевидным причинам (победила не та сторона), и  различных покоренных ближневосточных «столиц» (Иерусалим в 1967-м, Бейрут в 1982-м, Кувейт в 1990-м, Багдад в 2003-м), поскольку они остались кровавым наследием, что продолжается и по сей день.

Но надо бы помнить одну вещь. Сирийская армия выигрывала сражения. Как и российские воздушные силы. Определённо, осада Нусрой удерживаемого правительством военного госпиталя Жиср аль-Шугур в Идбиле — и убийство многие его защитников и их семьи три года назад — вряд ли будет забыто, когда начнется последний бой. Москва не будет приветствовать каких-либо исламистов у себя в Чечне. И Анкара не захочет, чтобы ветераны Идлиба рассеялись по Анатолии — особенно когда Эрдоган всё ещё прекрасно помнит попытку «исламистского» переворота два года назад, ведь десятки тысяч предполагаемых сторонников всё ещё остаются в роскошных тюрьмах Турции.

Запад явно не собирается помогать. Я полагаю, есть старый осёл ООН, которого можно ввести в Идлиб с «временной» миротворческой миссией — но это не подходит президенту Сирии, который намерен вернуть каждый километр страны исключительно под контроль режима. И возможно, может статься останется даже ещё более мелкая зона, если повстанцы Идлиба будут отправлены в северный анклав Африн — уже во многом контролируемый и населённый давними друзьями Турции из ИГ*. Определённо, запад не жаждет обломков исламистской армии, которую сам же помогал вооружать. Политической убежище для «Белых касок», вероятно, окажется всей щедростью, наравне с обычной помощью беженцам.

Но надо ещё помнить и о том, что страны, которые так долго стремились свергнуть Асада, теперь будут пытаться — пусть и медленно — восстановить некую форму взаимоотношений с режимом в Дамаске. Французские дипломаты, не говоря об этом, предпринимают туристические поездки в Сирию из Ливана уже почти год. Так же делают и отдельные посланники других европейских стран. Американцы захотят сыграть свою собственную маленькую роль — в стиле Трампа и эксцентрично, насколько возможно — и тут в критический момент под рукой окажется Путин.

Но что с теми пятью миллионами сирийских беженцев, которые перебрались в страны — европейские, конечно же, но и в Турцию, Ливан, Иорданию, Кувейт, Египет — жаждущие, чтобы они отправились «домой». И именно тут, возможно, и лежит ключ к этому «концу войны».

Русские готовы предоставить беженцам гарантии безопасного прохода домой — чего стоят эти обещания остается открытым вопросом, когда многие тысячи бездомных опасаются режима — и люди из Москвы по сообщениям уже прибыли в Ливан, который приютил до полутора миллионов сирийцев, обсудить логистику. Арабы Залива — в частности Катар — как говорят, заинтересован в финансовом восстановлении Сирии. Так, если они не сдадутся военным, можно ли купить «повстанцев» Идлиба? И не в последнюю очередь могут ли это сделать арабские страны, которые их поддерживали. Пока это только начало. Но все войны заканчиваются. И именно тут заново начитается история.

Примечание:

* — группировка, запрещённая в РФ.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Близится конец игры в Афганистане

Китай и Пакистан чётко обозначили свои планы по Афганистану и Южной Азии. Согласно пресс-релизу с конференции, прошедшей 12 ноября в пакистано-китайском институте Исламабада, «в ходе трёхстороннего д...

Подробнее...

Кому выгодно покончить с договором о ядерном оружии средней дальности?

Бюллетень ученых-ядерщиков передвинул стрелки начала Судного дня на 2 минуты до полуночи. Возможно, заманчиво превратить это в просто споры о стрелах и оливковых ветвях, если бы не столь ужасающий сце...

Подробнее...

Путин, Израиль и сбитый ИЛ-20

Вчера (19 сентября) я пытался разместить краткий комментарий с предложением, что нам не следует перескакивать к выводам, нам надо подождать, пока не появятся факты. Но бесполезно. Хор «Путин — тряпка»...

Подробнее...

Запланирована ли очередная американская агрессия в Сирии?

Удовольствие доставляет то, о чем спрашивают снова и снова. — Гораций. Бомбить, бомбить, бомбить, бомбить, бомбить Иран. — Джон МакКейн. Президент Путин, Россия и Иран несут ответственно...

Подробнее...

Ответ Ирана: ни войны, ни переговоров

Мы все можем поблагодарить Бога за то, что англо-сионисты не начали войн против КНДР, что не случилось укронацистской атаки на Донбасс во время Чемпионата Мира в России, и что руководители Империи фак...

Подробнее...

Google+