Киркук возвращён в ходе бескровного наступления

И вот почему

Артиллерия Иракских сил безопасности вблизи Киркука. Ирак, 17 октября 2017 г. Фото: «Рейтер» / Алаа Аль-Марджани.
Артиллерия Иракских сил безопасности вблизи Киркука. Ирак, 17 октября 2017 г. Фото: «Рейтер» / Алаа Аль-Марджани.

Битва за Киркук длилась менее 24 часов. В ходе молниеносного — и в основном бескровного — наступления Иракские силы безопасности (ИСБ) в понедельник возвратили контроль над штаб-квартирами Северной Нефтяной Компании и Северной Газовой Компании, военной базой К1, нефтяным месторождением Бай Хасан и двумя нефтехранилищами  нефтяного месторождения Киркук.

Багдад сделал то, что обещал: восстановил власть федерального правительства над ключевыми стратегическими активами провинции Киркук, которые контролировала курдская Пешмерга с начала наступления ИГ* в 2014 году.

Но почему на это потребовалось всего 24 часа? Тут есть две основных причины. Одна, и неизменная — это внутренний раскол между Региональным правительством Курдистана (РПК), возглавляемым племенным вождём-интриганом Масудом Барзани, и партией Патриотический союз Курдистана (ПСК) покойного Джалала Талабани; а вторая причина — заключённая сделка о сдаче города Багдаду в ходе наступления. Курдская Пешмерга назвала этот захват «открытым объявлением войны» и поклялась, что Багдад заплатит «высокую цену». По большей части это пустая риторика.

Пентагон — у которого до сих пор в Ираке находится 10 тысяч американских солдат и который находится в союзе с Багдадом в борьбе против ИГ, но поддерживал тесные связи с курдами  в годы оккупации, с 2003-го до 2008-й, в сущности, бессилен. «Коалиция» против ИГ, по факту возглавляемая Пентагоном, утверждает, что столкновения между Пешмергой и правительственными силами Ирака были простым «недоразумением»  и подчёркивает, что она не поддерживает ни одну из воюющих сторон.

Как мы до этого докатились? Следите за нефтью.

Боец Иракских сил безопасности в Киркуке, 16 октября 2017 года. Фото: «Рейтер».

Боец Иракских сил безопасности в Киркуке, 16 октября 2017 года. Фото: «Рейтер».

Провинция Киркук была занята Пешмергой в 2014 году, когда иракская армия рассыпалась, а ИГ захватил Мосул и его окрестности.

РПК была практически автономной, ещё с тех пор как Папа Буш ввёл бесполётную зону над Ираком в правление Саддама Хусейна после Войны в Заливе 1990-1991 гг. Региональное правительство Курдистана контролировало три провинции: Сулейманию, Эрбиль и Дохук. Аннексия Киркука — это чисто принятие желаемого за действительное.

Тем не менее, Киркук был включён в недавний референдум о независимости (92% голосов  были «за»), этот факт премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади неоднократно называл нарушением конституции Ирака, поскольку курды «поставили свои интересы выше интересов Ирака».

В Киркуке чрезвычайно смешанный состав населения: здесь есть курды, арабы (как сунниты, так и шииты), туркмены и ассирийцы-христиане. Исторически, курды считают Киркук «своим Иерусалимом» и отвергают «арабизацию» 1960-х – 1970-х годов, которая сделала его более иракским.

В Иракскую конституцию 2005 года — созданную с преобладанием шиитского и курдского участия и в значительной степени под влиянием Вашингтона — была включена возможность референдума в Киркуке. Этот референдум так и не состоялся. То, что случилось после 2014 года, представляло собой некоторую «мягкую» этническую чистку, проведённую Барзани: почти 3 миллиона не-курдов «призвали» покинуть провинцию Киркук.

Святая святых, в очередной раз, — это нефть. Запасы энергоносителей Курдистана оцениваются примерно в 45 миллиардов баррелей нефти и 150 триллионов кубометров газа. И Региональное правительство Курдистана и Багдад экспортируют примерно 565 тысяч баррелей нефти в день каждый; эта нефть идёт в турецкий средиземноморский порт Джейхан — ненамного уступая по объёму экспорту члена ОПЕК Катара. Основные потребители это Израиль и Германия, Турция — только на шестом месте. Месторождения РПК в основном разрабатываются иностранными компаниями, такими как «Дженель Энерджи» и «Галф Кейстоун», вдобавок к «Газпрому», «Роснефти» и «Шеврону».

Нефть

Для экспорта курдских энергоносителей другого маршрута нет. Когда в 2014 году группировка ИГ захватила нефтяной маршрут Багдада, Пешмерга заняла ряд нефтяных месторождений вокруг Киркука, а РПК построило собственный альтернативный трубопровод до турецкой границы.

Ещё больше осложняет дело то, что за последние три года у Багдада не было других вариантов, кроме как использовать новый курдский маршрут для своего экспорта в Турцию, даже несмотря на то, что она называет курдский нефтяной экспорт незаконным. Сейчас Багдад обещает немедленно восстановить федеральный трубопровод, полностью в обход Курдистана.

Поэтому выживание РПК зависит от связки нефть — Турция. После референдума ситуация для него более чем критическая. Анкара непреклонна: даже не думайте о независимости. Эрдоган почти открытым текстом заявил, что он может закрыть трубопровод в любой момент. Тем временем, заместитель премьер-министра Бекир Боздаг заявил о том, что Турция закрывает воздушное пространство для РПК, подчеркнув территориальную целостность Ирака, назвав референдум незаконным и приветствуя наступление Багдада на Киркук. Тегеран тоже оказал поддержку Багдаду, объявив полную наземную и воздушную блокаду Регионального правительства Курдистана.

Сулеймани сделал это

Битва без боя за Киркук укладывается всего в несколько стычек между Силами безопасности Ирака и Пешмергой. Ключевая причина — внутренний курдский раскол. Пешмерга фактически обвинила фракцию Патриотического союза Курдистана в «заговоре» против курдов и совершении «величайшего исторического предательства».

Барзани — формально главнокомандующий всеми курдскими вооружёнными силами — уловил смену обстановки. Он приказал Пешмерге не атаковать СБИ, а только отвечать «всеми средствами», как выразился его помощник Хемин Хаврами.

Премьер-министр Аль-Абади не успел назначить арабского политика, сегодняшнего лидера Арабского совета в Киркуке Ракана Сайеда, губернатором провинции вместо курда Наджмальдина Карима. Ранее Аль-Абади приказал СБИ «сотрудничать с Пешмергой и избегать столкновений, а также защищать всё мирное население». 

Дела принимают другой оборот, когда речь идёт о роли Хашд Аль-Шааби, отрядов Сил народной мобилизации, сражавшихся бок о бок с Силами безопасности Ирака.

Масуд Барзани

Масуд Барзани выступает на пресс-конференции в иракском Эрбиле, 24 сентября 2017 года. Фото: «Рейтер» / Азад Лашкари.

Карим Нури, командующий Силами народной мобилизации, сказал Курдскому информационному агентству «Рудав», что все воюющие против Иракских сил безопасности, «всё равно, что ИГ».

И тут появляется продажный Залман Халилзад, он же «афганец Буша» и бывший посол США в Ираке, яростно строчащий в Твиттере, что «поддерживаемые иранским Корпусом стражей Исламской революции ополченцы под командованием Махди Мохандиса начали наступление на Киркук». Мохандис — это заместитель командующего Сил народной мобилизации.

Халилзад раскручивает версию, в которой будет смаковаться как факт в пределах всей Кольцевой (Вашингтон, округ Колумбия) — что  Силы народной мобилизации «используют танки «Абрамс», поставленные Соединёнными Штатами армии Ирака, против Пешмерги». Он даже риторически спрашивает Трампа: «Не следует ли нам вывести из строя эти танки, чтобы предотвратить их применение марионетками иранского подразделения эль-Кудс»?  

Шван Шамерами, командующий второй бригадой Пешмерги в Киркуке, фактически пошёл «ва-банк», заявив, что «Иракская армия и Силы народной мобилизации — это не только государство, которое нас атакует. У нас есть разведданные, на сто процентов достоверные, что там есть Иранская армия и в её составе подразделения КСИР».

Представитель Сил народной мобилизации пояснил, что эти формирования в особенности хотят защитить районы с шиитским большинством в Киркуке. Половина туркмен, которые также претендуют на Киркук, — это шииты; туркмены в настоящее время составляют около 10% всего населения численностью 1.2 миллионов человек.

Он подчеркнул, что Силы народной мобилизации получают приказы из Багдада — от Хади Аль-Амири, главы организации Бадр, почти не связанной с КСИР, а также от Мохандиса, командующего Силами народной мобилизации, а не из Ирана. «Мы надеялись, что получим поддержку от соседних стран, но этого не произошло, — сказал он. — Мы получаем всё наше вооружение от центрального правительства».

Ключевой и неопровержимый факт состоит в том, что Силы народной мобилизации работают бок о бок с Иракскими силами безопасности. И с этим Пентагон ничего поделать не может.

Бессилие американской военной машины стоимостью в 1 триллион долларов отражено в словах пресс-секретаря Пентагона Лауры Сил: несмотря на «неудачное решение КРП провести референдум в одностороннем порядке…мы продолжаем поддерживать единый Ирак».

А это приводит нас к окончательному ответу на вопрос, почему битва за Киркук была, по существу, бескровной, как подтвердили нашему изданию багдадские дипломаты. Это имеет отношение к тому, кто является проклятием номер один, отравляющим жизнь Вашингтону: Тегеран.

Кассем Сулеймани

Кассем Сулеймани (в центре).

Кассем Сулеймани, командующий спецподразделением «эль-Кудс» в составе КСИР, внутри Кольцевой считается «террористом».  Но именно этот «террорист» организовал сложнейшую договорённость между Патриотическим союзом Курдистана, Силами народной мобилизации и Багдадом, позволившую осуществить захват Киркука по возможности бескровно. Кроме борьбы против ИГ, Сулеймани ещё был и ведущим переговорщиком как с суннитами и шиитами, так и с курдами — без разницы. Неудивительно, что  Барзани был вынужден отступить. В Ираке никто не хочет гражданской войны.

То, что мы только что видели, это выход из ситуации, когда вот-вот готова была начаться война между двумя предполагаемыми «клиентами» США в Юго-Западной Азии. И всё же гражданская война — а с ней и балканизация Ирака — была предотвращена. Факты с места событий говорят сами за себя.

Примечание:

* — организация, запрещённая в РФ.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Вот как Америка может принести мир на Украину

Как сообщается, администрация Трампа планирует предложить ввести миротворческий контингент на Украину. Инициатива будет иметь больше шансов на успех, если Вашингтон предложит пакет мер, которые сделаю...

Подробнее...

Насколько северокорейская загадка выводит из себя американский истеблишмент

XIX партийная конференция отчётливо дала понять, что «социализм с китайскими чертами» — как определил президент Си Цзиньпин — это концепция опережающего развития Китая. Вот только по этой стратегии не...

Подробнее...

Жулики, клоуны и нацисты — анализ в динамике

Слыхали ли вы совсем недавние важные новости с Украины? Нет? Ну, там идёт мини-майдан и, кажется, украинские националисты надеются, что Порошенко выкинут ещё до конца недели. Вы не знали? Тогда действ...

Подробнее...

Колокол Киркука звонит по американской стратегии в Сирии

Поражение курдов в Киркуке, на севере Ирака на этой неделе представляет собой мощный удар в целом по стратегии американцев по отношению к Ираку и Сирии. Перспектива бесцеремонного вытеснения США из Си...

Подробнее...

Брексит, Курдистан и Каталония: почему подобные референдумы обречены на провал

Брексит, Крексит и ещё один Крексит: Британия покидает ЕС, Курдистан объявляет о независимости от Ирака, Каталония отделяется от Испании — три крупных политических изменения происходят либо стоят в по...

Подробнее...

Google+