Киркук возвращён в ходе бескровного наступления

И вот почему

Артиллерия Иракских сил безопасности вблизи Киркука. Ирак, 17 октября 2017 г. Фото: «Рейтер» / Алаа Аль-Марджани.
Артиллерия Иракских сил безопасности вблизи Киркука. Ирак, 17 октября 2017 г. Фото: «Рейтер» / Алаа Аль-Марджани.

Битва за Киркук длилась менее 24 часов. В ходе молниеносного — и в основном бескровного — наступления Иракские силы безопасности (ИСБ) в понедельник возвратили контроль над штаб-квартирами Северной Нефтяной Компании и Северной Газовой Компании, военной базой К1, нефтяным месторождением Бай Хасан и двумя нефтехранилищами  нефтяного месторождения Киркук.

Багдад сделал то, что обещал: восстановил власть федерального правительства над ключевыми стратегическими активами провинции Киркук, которые контролировала курдская Пешмерга с начала наступления ИГ* в 2014 году.

Но почему на это потребовалось всего 24 часа? Тут есть две основных причины. Одна, и неизменная — это внутренний раскол между Региональным правительством Курдистана (РПК), возглавляемым племенным вождём-интриганом Масудом Барзани, и партией Патриотический союз Курдистана (ПСК) покойного Джалала Талабани; а вторая причина — заключённая сделка о сдаче города Багдаду в ходе наступления. Курдская Пешмерга назвала этот захват «открытым объявлением войны» и поклялась, что Багдад заплатит «высокую цену». По большей части это пустая риторика.

Пентагон — у которого до сих пор в Ираке находится 10 тысяч американских солдат и который находится в союзе с Багдадом в борьбе против ИГ, но поддерживал тесные связи с курдами  в годы оккупации, с 2003-го до 2008-й, в сущности, бессилен. «Коалиция» против ИГ, по факту возглавляемая Пентагоном, утверждает, что столкновения между Пешмергой и правительственными силами Ирака были простым «недоразумением»  и подчёркивает, что она не поддерживает ни одну из воюющих сторон.

Как мы до этого докатились? Следите за нефтью.

Боец Иракских сил безопасности в Киркуке, 16 октября 2017 года. Фото: «Рейтер».

Боец Иракских сил безопасности в Киркуке, 16 октября 2017 года. Фото: «Рейтер».

Провинция Киркук была занята Пешмергой в 2014 году, когда иракская армия рассыпалась, а ИГ захватил Мосул и его окрестности.

РПК была практически автономной, ещё с тех пор как Папа Буш ввёл бесполётную зону над Ираком в правление Саддама Хусейна после Войны в Заливе 1990-1991 гг. Региональное правительство Курдистана контролировало три провинции: Сулейманию, Эрбиль и Дохук. Аннексия Киркука — это чисто принятие желаемого за действительное.

Тем не менее, Киркук был включён в недавний референдум о независимости (92% голосов  были «за»), этот факт премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади неоднократно называл нарушением конституции Ирака, поскольку курды «поставили свои интересы выше интересов Ирака».

В Киркуке чрезвычайно смешанный состав населения: здесь есть курды, арабы (как сунниты, так и шииты), туркмены и ассирийцы-христиане. Исторически, курды считают Киркук «своим Иерусалимом» и отвергают «арабизацию» 1960-х – 1970-х годов, которая сделала его более иракским.

В Иракскую конституцию 2005 года — созданную с преобладанием шиитского и курдского участия и в значительной степени под влиянием Вашингтона — была включена возможность референдума в Киркуке. Этот референдум так и не состоялся. То, что случилось после 2014 года, представляло собой некоторую «мягкую» этническую чистку, проведённую Барзани: почти 3 миллиона не-курдов «призвали» покинуть провинцию Киркук.

Святая святых, в очередной раз, — это нефть. Запасы энергоносителей Курдистана оцениваются примерно в 45 миллиардов баррелей нефти и 150 триллионов кубометров газа. И Региональное правительство Курдистана и Багдад экспортируют примерно 565 тысяч баррелей нефти в день каждый; эта нефть идёт в турецкий средиземноморский порт Джейхан — ненамного уступая по объёму экспорту члена ОПЕК Катара. Основные потребители это Израиль и Германия, Турция — только на шестом месте. Месторождения РПК в основном разрабатываются иностранными компаниями, такими как «Дженель Энерджи» и «Галф Кейстоун», вдобавок к «Газпрому», «Роснефти» и «Шеврону».

Нефть

Для экспорта курдских энергоносителей другого маршрута нет. Когда в 2014 году группировка ИГ захватила нефтяной маршрут Багдада, Пешмерга заняла ряд нефтяных месторождений вокруг Киркука, а РПК построило собственный альтернативный трубопровод до турецкой границы.

Ещё больше осложняет дело то, что за последние три года у Багдада не было других вариантов, кроме как использовать новый курдский маршрут для своего экспорта в Турцию, даже несмотря на то, что она называет курдский нефтяной экспорт незаконным. Сейчас Багдад обещает немедленно восстановить федеральный трубопровод, полностью в обход Курдистана.

Поэтому выживание РПК зависит от связки нефть — Турция. После референдума ситуация для него более чем критическая. Анкара непреклонна: даже не думайте о независимости. Эрдоган почти открытым текстом заявил, что он может закрыть трубопровод в любой момент. Тем временем, заместитель премьер-министра Бекир Боздаг заявил о том, что Турция закрывает воздушное пространство для РПК, подчеркнув территориальную целостность Ирака, назвав референдум незаконным и приветствуя наступление Багдада на Киркук. Тегеран тоже оказал поддержку Багдаду, объявив полную наземную и воздушную блокаду Регионального правительства Курдистана.

Сулеймани сделал это

Битва без боя за Киркук укладывается всего в несколько стычек между Силами безопасности Ирака и Пешмергой. Ключевая причина — внутренний курдский раскол. Пешмерга фактически обвинила фракцию Патриотического союза Курдистана в «заговоре» против курдов и совершении «величайшего исторического предательства».

Барзани — формально главнокомандующий всеми курдскими вооружёнными силами — уловил смену обстановки. Он приказал Пешмерге не атаковать СБИ, а только отвечать «всеми средствами», как выразился его помощник Хемин Хаврами.

Премьер-министр Аль-Абади не успел назначить арабского политика, сегодняшнего лидера Арабского совета в Киркуке Ракана Сайеда, губернатором провинции вместо курда Наджмальдина Карима. Ранее Аль-Абади приказал СБИ «сотрудничать с Пешмергой и избегать столкновений, а также защищать всё мирное население». 

Дела принимают другой оборот, когда речь идёт о роли Хашд Аль-Шааби, отрядов Сил народной мобилизации, сражавшихся бок о бок с Силами безопасности Ирака.

Масуд Барзани

Масуд Барзани выступает на пресс-конференции в иракском Эрбиле, 24 сентября 2017 года. Фото: «Рейтер» / Азад Лашкари.

Карим Нури, командующий Силами народной мобилизации, сказал Курдскому информационному агентству «Рудав», что все воюющие против Иракских сил безопасности, «всё равно, что ИГ».

И тут появляется продажный Залман Халилзад, он же «афганец Буша» и бывший посол США в Ираке, яростно строчащий в Твиттере, что «поддерживаемые иранским Корпусом стражей Исламской революции ополченцы под командованием Махди Мохандиса начали наступление на Киркук». Мохандис — это заместитель командующего Сил народной мобилизации.

Халилзад раскручивает версию, в которой будет смаковаться как факт в пределах всей Кольцевой (Вашингтон, округ Колумбия) — что  Силы народной мобилизации «используют танки «Абрамс», поставленные Соединёнными Штатами армии Ирака, против Пешмерги». Он даже риторически спрашивает Трампа: «Не следует ли нам вывести из строя эти танки, чтобы предотвратить их применение марионетками иранского подразделения эль-Кудс»?  

Шван Шамерами, командующий второй бригадой Пешмерги в Киркуке, фактически пошёл «ва-банк», заявив, что «Иракская армия и Силы народной мобилизации — это не только государство, которое нас атакует. У нас есть разведданные, на сто процентов достоверные, что там есть Иранская армия и в её составе подразделения КСИР».

Представитель Сил народной мобилизации пояснил, что эти формирования в особенности хотят защитить районы с шиитским большинством в Киркуке. Половина туркмен, которые также претендуют на Киркук, — это шииты; туркмены в настоящее время составляют около 10% всего населения численностью 1.2 миллионов человек.

Он подчеркнул, что Силы народной мобилизации получают приказы из Багдада — от Хади Аль-Амири, главы организации Бадр, почти не связанной с КСИР, а также от Мохандиса, командующего Силами народной мобилизации, а не из Ирана. «Мы надеялись, что получим поддержку от соседних стран, но этого не произошло, — сказал он. — Мы получаем всё наше вооружение от центрального правительства».

Ключевой и неопровержимый факт состоит в том, что Силы народной мобилизации работают бок о бок с Иракскими силами безопасности. И с этим Пентагон ничего поделать не может.

Бессилие американской военной машины стоимостью в 1 триллион долларов отражено в словах пресс-секретаря Пентагона Лауры Сил: несмотря на «неудачное решение КРП провести референдум в одностороннем порядке…мы продолжаем поддерживать единый Ирак».

А это приводит нас к окончательному ответу на вопрос, почему битва за Киркук была, по существу, бескровной, как подтвердили нашему изданию багдадские дипломаты. Это имеет отношение к тому, кто является проклятием номер один, отравляющим жизнь Вашингтону: Тегеран.

Кассем Сулеймани

Кассем Сулеймани (в центре).

Кассем Сулеймани, командующий спецподразделением «эль-Кудс» в составе КСИР, внутри Кольцевой считается «террористом».  Но именно этот «террорист» организовал сложнейшую договорённость между Патриотическим союзом Курдистана, Силами народной мобилизации и Багдадом, позволившую осуществить захват Киркука по возможности бескровно. Кроме борьбы против ИГ, Сулеймани ещё был и ведущим переговорщиком как с суннитами и шиитами, так и с курдами — без разницы. Неудивительно, что  Барзани был вынужден отступить. В Ираке никто не хочет гражданской войны.

То, что мы только что видели, это выход из ситуации, когда вот-вот готова была начаться война между двумя предполагаемыми «клиентами» США в Юго-Западной Азии. И всё же гражданская война — а с ней и балканизация Ирака — была предотвращена. Факты с места событий говорят сами за себя.

Примечание:

* — организация, запрещённая в РФ.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Эскалация в Сирии — насколько русские поддаются давлению?

События в Сирии недавно с очевидностью повернулись в худшую сторону, и всё больше свидетельств того, что российская группировка в Сирии стала мишенью планомерной кампании «изнуряющих нападений»....

Подробнее...

Израиль получил по носу в Сирии. Что дальше?

В субботу, когда израильские ударные истребители предприняли очередную бомбардировку — на этот  раз дерзкую атаку на базу беспилотников на авиабазе Т4 в провинции Хомс в глубине территории Цент...

Подробнее...

Если на Корейском полуострове начнётся война, вините Трампа

Американцы с промытыми мозгами уверены, что Ким Чен Ын несёт ответственность за конфронтацию между Пхеньяном и Вашингтоном, вот только ничто не может быть дальше от истины....

Подробнее...

Вашингтон расширяет военный конфликт в Сирии, провоцируя Турцию

Администрация Трампа втягивает Турцию всё глубже в сирийский конфликт, объявив о политике, угрожающей национальным интересам Турции. Промах Вашингтона настроил одного союзника по НАТО против другого, ...

Подробнее...

Турция разыгрывает последнюю карту в новой Большой Игре

«Оливковая ветвь» — по-оруэлловски названное турецкое вторжение в кусочек Сирии. Операция не стала неожиданностью. Президент Тайип Эрдоган почти год намекал, что такой шаг вполне вероятен в сирийском ...

Подробнее...

Google+