Жизнь в серой зоне ИГИЛ

Жизнь в серой зоне ИГИЛ

В XIII веке итальянский остров Лучера был мусульманским островком в море христианства. Здесь Фридрих II, глава Священной Римской империи, учредил собственный теневой кабинет специалистов и советников из числа арабов, которых пригласил жить в окружённом стенами городе вблизи восточного побережья Италии.

Это был резкий, нетрадиционный шаг в тревожные времена христианско-мусульманских отношений. Пятый крестовый поход не преуспел во взятии Иерусалима. Однако в Иберии к середине века христиане чуть не взяли у мусульман вновь всю аль-Андалусию. А на Сицилии христиане преследовали мусульман, остававшихся в ранее цветущем эмирате, после того как нормандские наёмники в 1071 году разрушили его.

Лучера оказалась одновременно и убежищем, и резервацией. Вот что пишет специалист Карен Армстронг в книге Священная война: Крестовые походы и их влияние на современный мир:

Хотя Фридрих явно наслаждался Лучерой и своим арабскими друзьями, это была политика не терпимости, а эксплуатации. Лучера, очевидно, стала городом, где Ислам терпели и защищали: Фридрих не позволял папским миссионерам оскорблять мусульман. Но одновременно Лучера оказалась лагерем беженцев и резервацией. Мусульмане должны были там жить, и у них не было выбора, кроме как быть лояльными к Фридриху, ведь он был их единственным защитником.

Иными словами, Лучера сама по себе была серой зоной. Это был мусульманский анклав в Европе, более или менее процветающий. Он обладал официальной поддержкой властей в лице Фридриха II. Но многие христиане считали город аванпостом врага.

Серая зона в понимании Исламского государства (ИГИЛ или ИГ) – это место, где мусульмане отказались от мира «мы-против-них» веры или неверия, который ставит халифат на правую сторону, а «коалицию крестоносцев» на неправую. С точки зрения ИГИЛ, мусульмане, живущие преимущественно в христианских государствах должны сделать выбор: они могут бросить всё, поехать в Ракку и взяться за оружие на стороне ИГИЛ. Или могут оставаться во вражеском лагере. ИГИЛ планирует свои взрывы ради того, чтобы осложнить мусульманам выбор второго варианта, поскольку они найдут своё пребывание в «странах-крестоносцах» всё более негостеприимно принимаемым.

Год тому назад, ещё до спланированных нападений в Париже, статья под названием «Исчезновение серой зоны» появилась в англоязычном информационном бюллетене ИГИЛ. В ней выкладывается решительный выбор, доступный для мусульман в Европе:

«Мусульмане в странах-крестоносцах окажутся вынуждены покинуть свои дома, чтобы жить в Халифате, поскольку крестоносцы усиливают гонения на мусульман, живущих в западных землях, чтобы вынудить их войти в терпимую отступническую секту во имя «ислама», прежде чем вынудить их к явному христианству и демократии».

Иными словами, ИГИЛ рассматривает все другие формы Ислама, которые не соответствуют их собственной салафитской интерпретации, не просто отступничеством, но шагом к окончательному отказу от религии.

Националистическая реакция против мусульман в Европе – представленная группой «Пегида» в Германии, «Национальным фронтом» во Франции или «Партией независимости» в Англии – обладает столь же недоверчивым отношением к Исламу в Европе. Эти исламофобы считают европейских мусульман не переходом к христианству и демократии, а спящими шпионскими ячейками Исламского государства.

И для ИГИЛ, и для исламофобов серая зона представляет собой нетерпимое состояние неопределённости, вовлечённости и политического дискурса, когда люди свободно воспринимают различные организации. Быть одновременно мусульманином, французом, европейцем, врачом, женщиной, родителем, избирателем – это же проклятие для экстремизма. Их волнует лишь единственная идентичность: вы на нашей стороне или нет?

Как и многие в XIII веке, Фридрих II был человеком серой зоны. Конечно, он был руководителем «коалиции крестоносцев». Но он ещё и говорил на арабском. Он консультировался со специалистами в Лучера. Он даже ввёл мусульман в свою армию. Возможно, самое важное в том, что он сумел взять Иерусалим не силой оружия, а успешными переговорами по соглашению о мирном сосуществовании с Меледином (султаном аль-Камилем), которое передало некоторые земли под контроль христиан. Соглашение по Иерусалиму дало доступ к религиозным святыням и христианам, и мусульманам.

За свои усилия по работе с мусульманами, помимо других подрывных действий, Фридрих II был признан Папой Григорием IX «антихристом» и четыре раза отлучён от церкви. Тогда, как и сегодня, сотрудничество с мусульманами было хитрым делом. Что до Лучеры, так французская армия короля Карла Анжуйского в 1301 году стёрла мусульманский анклав с лица земли, убив его обитателей-мусульман и превратив мечеть в церковь. Христианская Европа после этого много столетий не видала подобной серой зоны.

В Газе

С точки зрения премьер-министра Израиля Бенджамина Нетаньяху и большей части политического истеблишмента США, Газа – не серая зона. Это зелёная зона – то есть зона, контролируемая Хамас и, следовательно, колыбель радикального ислама.

Хотя Хамас пришёл к власти через избирательные процедуры в 2006 году – укрепив свой контроль свержением соперника Фатаха в 2007 году – он испытывает длительную политическую изоляцию благодаря международному сообществу и экономической блокаде – благодаря Израилю (и Египту). Зелёные флаги Хамас стали символом – для тех стран, которые предпочли бы, чтобы  палестинская сторона не существовала – насилия, нетерпимости и бескомпромиссности.

Тогда может оказаться шоком открытие, что Исламское государство совершенно иначе воспринимает Хамас. ИГИЛ пренебрегает Хамас как слишком пацифистским, терпимым и стремящимся к компромиссу. ИГ призывает палестинцев свергнуть Хамас, поскольку он преследует светские цели (национальное освобождение), а не религиозные (расширение халифата). Видео, размещённое 30 июня 2015 года, демонстрирует троих боевиков ИГИЛ, читающих нотацию властям Газы: «Суть джихада не в освобождении земли, а в борьбе за воплощение законов Бога».

Иными словами, Хамас не объединяется вокруг чёрного флага ИГИЛ. Его зелёный флаг – отнюдь не символ бескомпромиссного экстремизма. Скорее, Хамас твёрдо закрепился в серой зоне.

Как писала Сара Хелм в очаровательной статье в The New York Review of Books, Хамас отреагировал немедленно на это видео, применив крутые меры против ИГИЛ, арестовывая сторонников, выхватывая бородачей на КПП и закрывая подозрительные сайты социальных СМИ. ИГИЛ ответило обстрелами Хамас и провоцированием нападений на Израиль.

Вот тут западня: чем менее вероятным становится двухгосударственное решение – благодаря Нетаньяху и его миньонам правого крыла в Израиле – тем более привлекательным становится халифат. Эта логика применима в полной мере к палестинцам, которые вернулись в Газу после борьбы за Сирию. «Некоторые вернувшиеся открыто выражают верность халифату ИГИЛ, – пишет Хелм, – рассчитывая, что с точки зрения руин послевоенной Газы, перспектива халифата может показаться более реалистичной, чем палестинское государство».

Для израильтян, не желающих двухгосударственного решения, Хамас просто Богом послан. Взгляните, могут сказать они, ведь ясно, что совершенно невозможно работать со столь беспощадным и бескомпромиссным партнёром. Хамас был убийцей соглашений, которые израильские экстремисты считали весьма порочными.

Столкнувшись с вероятностью того, что ИГ свергнет Хамас в Газе, реалист немедленно бы занялся переговорами с последним, чтобы воспрепятствовать ИГ захватить власть. Но Нетаньяху и компания – не реалисты.

Если ИГИЛ захватит власть в Газе, это отложит надежды палестинцев ещё на поколение – и это стало бы музыкой для ушей Биби. Он мог бы начать военную операцию в Газе против ИГИЛ, и благодарное международное сообщество аплодировало бы ему. Такие макиавеллиевские расчёты побудили Израиль несколько десятилетий назад тайком поддерживать исламистов в Газе – которые в итоге создали Хамас – в попытке противостоять Ясиру Арафату и его светскому движению Фатах.

Как и в Средние века, экстремисты обеих сторон сотрудничают ради уничтожения серой зоны.

Противодействие жёсткому экстремизму

Контртерроризм ушёл, ему на смену пришло «противодействие насильственному экстремизму» (CVE).

CVE стал стратегией выбора внутри вашингтонской Кольцевой. Белый Дом собрал трёхдневный саммит по этому вопросу в феврале прошлого года. Департамент Национальной безопасности принял новый подход CVE, благодаря одобренному законопроекту Конгресса. Так, даже сентябрьский всемирный саммит молодёжи, посвящённый противодействию экстремизму, совпал с Генеральной Ассамблеей ООН.

Идея, стоящая за CVE, состоит в том, чтобы воспрепятствовать людям стать террористами, в первую очередь подавляя в зародыше радикализм. Но в условиях настоящего взрыва насильственного экстремизма за прошедший год – причём связанные с ИГИЛ нападения прошли фактически на каждом континенте – могло показаться, что CVE не является более эффективным, чем его предшественник. Вероятно, это не имеет отношения к самим по себе технологиям CVE.

Специалист Рами Хури точен в отношении пагубности подхода:

«Эти усилия, которые обычно исходят от США или западных политических организаций, рассматривают политическое насилие как отражение экстремистских ценностей или поведение, закреплённое в арабо-исламских сообществах. Они отказываются понимать причинное влияние западной политики в этом мрачном круге глобального насилия. Жестокий экстремизм, как оказывается, – последствие политики западных и ближневосточных государств, и необходимы радикальные изменения обоих, чтобы разобраться с проблемой».

Оказывается, это значит, что экстремисты с обеих сторон не только несут ответственность за уничтожение серой зоны. Помимо целей ИГИЛ, США разрушают города, политические организации и самих граждан. Оказавшись в самом центре этого разрушения, единственное, что остается делать – брать оружие и сражаться... с нами или против нас.

CVE не имело успеха по той же причине, что и речь Обамы в Каире в 2009 году – нажать кнопку перезагрузки в отношениях Ислама и Запада – это в итоге не спасло репутацию США на мусульманском востоке. Бомбы, увы, говорят громче слов.

И бомбы, хоть снизу, хоть сверху – враги серой зоны.

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Сирия — просматривается конец войны

Взгляните на недавнее развитие событий в Сирии (карта 14 июня в 1:00 по восточному поясному времени): Источник: Al Watan Online - bigger....

Подробнее...

Сирия — Истина проскальзывает на страницы «Нью-Йорк Таймс» — НАТО готовится воевать с Ираном и Россией

«Нью-Йорк таймс мэгэзин» опубликовал интересную статью о восточном Алеппо. Роберт Уорт недавно посетил этот город и поговорил с местным населением. Редакторы и цензоры «Нью-Йорк Таймс» вставили в репо...

Подробнее...

Устилая трупами наш путь к победе

Чтобы вести глобальную войну с терроризмом, американские руководители сделали выбор в пользу одной единственной основной стратегии. Воспользовавшись преимуществами своей невероятной военной мощи, они ...

Подробнее...

Проблема — в Вашингтоне, а не в Северной Корее

Вашингтон никогда не пытался скрывать своего презрения к Северной Корее. За 64 года, прошедших после окончания войны, США делали всё, что в их силах, чтобы наказать, унизить и причинить боль коммунист...

Подробнее...

Многоуровневый анализ американского удара по Сирии крылатыми ракетами и его последствий

Недавний обстрел крылатыми ракетами сирийской авиабазы Соединёнными Штатами стал исключительно важным событием, так что необходимо рассмотреть событие в подробностях. Я попытаюсь сегодня это сделать в...

Подробнее...

Google+