А проиграл в Бразилии – неолиберализм

Окидывая взглядом

Дилма Русефф

Солнце, секс, самба, праздник и – по крайней мере до разгрома от Германии в Кубке Мира – «земля футбола». И не забываем о «живой демократии». Даже наслаждаясь одним из высочайших показателей мягкой силы, Бразилия остаётся погруженой в клише.

«Живая демократия» явно достойна подобной рекламы, ведь президент Дилма Русефф из правящей Рабочей Партии (РП) в воскресенье была переизбрана на свой пост в упорной борьбе с оппозиционным кандидатом Аэсио Невесом из Социал-Демократической Парии Бразилии.

И всё же ещё одно клише, которое осталось бы, это победа «государство-центрической» политики над политикой «структурных реформ». Или победа «высоких социальных расходов» над «про-бизнес» подходом – а это подразумевает, что бизнес представляет собой привилегированного врага социального равенства.

Хватит клише. Обратимся к заветному национальному лозунгу: «Бразилия не для новичков».

Действительно. Сложности Бразилии сводят с ума. Начинаются они с, вероятно, ключевого, многослойного послания, которое разделённая страна направляет победителю Дилме Русефф. Мы – часть растущего среднего класса. Мы горды быть частью всё менее неравной нации. Но мы хотим, чтобы социальные службы продолжали улучшаться. Мы хотим больших инвестиций в образование. Мы хотим контроля над инфляцией (пока этого нет). Мы поддерживаем весьма серьёзные анти-коррупционные шаги (тут Бразилия Дилмы сходится с Китаем Си Цзиньпиня). И мы хотим продолжения улучшения экономического успеха прошлого десятилетия.

Кажется, Русефф получила послание. Вопрос в том, как она сможет это выполнить – в государстве, размером с континент, страдающем от ужасающих стандартов образования, с во многом неконкурентоспособной на мировых рынках бразильской промышленностью и с бушующей коррупцией.

Эти невежественные, заносчивые элиты

Бразилия сейчас завязла в давящем росте ВВП (0,3%). Возложение вины за это на глобальный кризис делу не поможет – южноамериканские соседи Перу (3,6%) и Колумбия (4,8%) в 2014 определённо преуспевают.

И всё же цифры не столь уж жалки. Создание рабочих мест растёт. Безработица падает (всего 5,4%). Инвестиции в социальную инфраструктуру растут. С 2002 до 2014 год минимальная зарплата выросла более чем втрое. ВВП на душу населения достигает почти $9,000, а коэффициент Джини социального неравенства (данные 2012 г.) снижается.

Промышленное производство вернулось на тот же уровень, что и до кризиса 2008-го. Бразилия выплатила все долги МВФ. Доля долга в отношении к ВВП падает – всего 33,8% в 2013 году. У рабочих большая покупательская способность – и даже при растущей инфляции это отражает лучшее распределение доходов.

Социальные программы помогли 14 миллионам семей – почти 50 миллионам бразильцев. Такую политику можно высмеивать, как слишком незначительную, слишком позднее кейнсианскую. Но, по крайней мере, это начало – в стране, которую столетиями эксплуатировали невежественные, заносчивые и алчные элиты.

За первый президентский срок Русефф тоже можно винить в слишком многих уступках крупным банкам (крайне прибыльным в Бразилии) мощным сельскохозяйственным интересам и крупному капиталу. По сути, произошло следующее – лево-центристская Рабочая Партия сдвинулась к центру и была вынуждена заключать неприятные олигархические альянсы. В результате значительная часть её социальной базы – рабочий класс больших городов, теперь в больших долгах ради соответствия новой потребительской мечте – пришёл к заигрыванию с правыми, как политической альтернативе.

Добавьте это к не сказать, чтобы блестящим управленческим умениям РП. Действительно, борьба с бедностью – высокий идеал. Но в столь неравной нации серьёзных результатов вряд ли стоит ждать ранее 2030. В то же время, с тщательным планированием всё в порядке – например, строительство высокоскоростной железной дороги между двумя мегаполисами, Рио и Сан-Паулу (китайцы бы сделали за несколько месяцев). И серьёзные усилия в борьбе с бразильскими олигополиями – банками, корпоративными СМИ, строительными конгломератами и конгломератами в недвижимости, лобби автопромышленности.

Проигравший – неолиберализм

В отличие от США и Европы, неолиберализм в Бразилии постоянно оказывается битым при голосовании, начиная с 2002 года, когда Лула впервые был избран президентом. Что до «социал-демократической» оппозиции, так там нет ничего социального, да и вряд ли что демократическое. ПСДБ – любимый проект турбо-неолиберализма, ясный и простой.

Это всё подходит и для команды Невеса. Их основными избирателями были 6- миллионов самых разгневанных бразильских налогоплательщиков – более 80% тех, кто живёт и работает на самом зажиточном юго-восточном побережье. Жизнь тяжела, если вы бразильский профессионал на зарплате или владелец малого или среднего предприятия. Налоговое бремя соответствует индустриальному миру, но в обмен вы не получаете почти ничего.

Неудивительно, что эти разгневанные налогоплательщики отчаянно стремятся к хорошо вымощенным дорогам, городской безопасности, лучшим государственным больницам, системы государственных школ, куда они могли бы отправить детей, и к меньшему бюрократизму и волоките – что добавляется к низким, всемирно известным «бразильским издержкам» (не измеряемым деньгами). Это не избиратели РП – хотя некоторые ранее были. Что они хотят – галактик нового, крупного низшего среднего класса, созданного социальными программами, первоначально проведёнными Лулой, помимо ежедневных страданий.  

Но с посредственным кандидатом вроде Невеса – он проиграл даже в родном штате, где был губернатором – неолиберализму не нужны враги.

Невес предсказуемо объявил себя драконом, который уничтожит то, что Уолл-Стрит высмеивает, как «статизм» – сокращение государственных расходов и «либерализация» торговли, скрытое следование привилегированным корпоративным интересам США. В то же время Невес никогда не мог получить голоса чернокожих женщин перенаселенных фавел.

При Невесе будущи министром финансов Бразилии был бы Арминио Фрага, ловкий промышленник, который помимо прочего, управлял фондами с высокими рисками на растущих рынкам у Джорджа Сороса и и, кроме того, он – бывший президент Центрального Банка Бразилии. Некоторые из его махинация в подробностях описаны Себастьяном Маллави в «Деньги больше, чем Бог: Хедж-фонды и создание новой элиты». Фрага был бы основным игроком во вдохновлённом Соросом правительстве.

Фрага – всем известный хищник с Уолл-Стрита. При нём в качестве министра финансов JP Morgan контролировал бы макроэкономическую политику Бразилии. На самом деле дорожка уже была вымощена высоким лицом в ПСДБ, бывшим президентом Фернандо Энрике Кардозо, который встречался с ключевыми мировыми инвесторами – т.е. JP Morgan – в прошлом месяце в Нью-Йорке.

Фрага жаждал разрушить «сверх-кейнсианскую ставку на спрос» администраций Лулы и Русефф и заменить её поставками, т.е. новым «капиталистическим шоком». Предсказуемо, его рецепт был усилен гигантской эхо-камерой консервативных бразильских СМИ и затопил всё вокруг.

И, поскольку осознание – реальность, произошло загрязнение, давление на сокращение государственных расходов, распространение замешательства среди частных инвесторов, что вело западные кредитно-рейтинговые агентства к подтверждению предполагаемого отсутствия надёжности бразильской экономики.

Это – США против БРИКС

Бразилия медленно, но верно движется от полу-периферии к центру действий в международных отношениях благодаря собственной региональной геополитической значимости и, по большей части, ведущей роли в БРИКС. Это происходит даже при том, что Вашингтону Бразилия до лампочки – или даже вся Латинская Америка. Кстати, американские  «фабрики мысли ненавидят БРИКС.

Политически победа неолибералов Кардозо/Невеса – призрак социальной демократии, которую они когда осуществляли – перевернула бы внешнюю политику Бразилии вверх тормашками, не только вопреки тому, куда дует ветер истории, но и вопреки собственно национальным интересам Бразилии.

Как заявила в прошлом месяце в ООН Русефф, Бразилия пытается бороться с глобальным кризисом, отмеченным ростом неравенства, не вызывая безработицы и не жертвую рабочими местами и зарплатами. Прекрасный специалист экономист Теотонио дос Сантос подчеркнул, что упадок Запада всё еще оказывает значительное влияние на Глобальный Юг с помощью широкой сети предателей – очко в его пользу; основная борьба, как он считает, идёт за контроль бразильской нефти.

Дос Сантос упоминает ведущую бразильскую корпорацию «Петробрас», ныне втянутую в скандал со взяточничеством – который должен быть полностью расследован – затмевающий Святой Грааль: будущие прибыли от «подсолевой» нефти – названные по миллиардам баррелей нефти, лежащей под толстым слоем соли в нескольких милях ниже южно-атлантического пласта. «Петробрас» планирует инвестировать $221 миллиард к 2018 году, чтобы вскрыть сокровище – и ожидает получить прибыль даже при цене около $45-50 за баррель.

Политически, по сути, сложная победа Русефф имеет решающее значение для будущего прогрессивной, интегрированной Южной Америки. Это вновь укрепит Меркосур – общий рынок Юга – как и Унасур – союз южно-американских государств. И дело не только в свободной торговле, дело в тесной региональной интеграции, параллельной тесной евразийской интеграции.

И начиная с 2015 года Бразилия может снова встать на путь возобновления экономической экспансии – во многом подгоняемой «подсолевыми» плодами и в комбинации и ускоренным строительством магистралей, железных дорог, портов и аэропортов. Это обязательно заденет соседей Бразилии.

А что до Вашингтона/Уолл-Стрит, то Империя Хаоса определённо недовольна – и это ещё эвфемизм, особенно после того, как была сделана ставка не на ту лошадь – на Марину Сильва, своего рода рождённую в джунглях Амазонки женщину-двойника обамовских «перемен, в которые мы можем верить». Дело в том, насколько бразильская модель распределения доходов не соответствует интересам большого бизнеса. Бразильская внешняя политика теперь диаметрально противоположна вашингтонской.

А на более лёгкой ноте, что-то остаётся прежним. Как «дневник Дилмы» – апокрифичный, сатирический, написанный призраком в форме делового расписания президента, опубликованный ведущим бразильским ежемесячником Piaui, вроде местной версии «Нью-Йоркера». Вот типичное вступление: «Я смотрела на полную пиратскую копию Родины. Фантастично! Мы засиделись допоздна, я и Патриота (бывший министр иностранных дел). Он решил, что всё это просто невероятно!».

И кто сказал, что «живая демократия» не может быть весёлой?

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Западным критикам не стоит так скептически относиться к «Поясу и Пути»

Западные критики продолжают поливать холодным душем китайскую Инициативу «Пояса и Пути» (ИПП), амбициозную и хорошо спланированную конструкцию, связывающую евразийский континент с помощью системы авто...

Подробнее...

Мир, гармония и счастье плюс поток юаней

Президент Си Цзиньпин в своей вступительной речи на открытии двухдневного форума по международному сотрудничеству «Пояс и Путь» в Пекине приложил все усилия, чтобы объяснить будущее Новых Шёлковых Пут...

Подробнее...

Гуси-лебеди Си пустились в погоню за золотом Шёлкового пути

Президент Си Цзиньпин использовал посвящённый Новому Шёлковому пути двухдневный международный форум в Пекине, чтобы утвердить Китай как флагман нового, дружественного, ориентированного на торговлю мир...

Подробнее...

Китай расширяет свой Шёлковый путь на весь мир

Пекин надеется, что его проводящийся на высоком уровне двухдневный Форум по международному сотрудничеству «Один пояс — один путь», начинающийся в это воскресенье, станет  для глобализации перелом...

Подробнее...

Рискнёт ли Вашингтон пойти на Третью Мировую, чтобы воспрепятствовать появлению российско-европейской сверхдержавы

«Россия — неотъемлемая, органичная часть Большой Европы, широкой европейской цивилизации. Наши граждане ощущают себя европейцами... Вот почему Россия предлагает двигаться к созданию от Атлантики до ...

Подробнее...

Google+