Новые шёлковые пути и альтернативный евразийский век

Могут ли Китай и Россия вытеснить Вашингтон из Евразии?

Новые шёлковые пути и альтернативный евразийский век

Во время второй иракской войны (2003-2011) я частенько представлял, как на улицах Запретного Города китайское руководство празднует американский идиотизм еженедельными песнями и плясками. Год за годом, когда США могли подрезать поднимающийся Китай, как давно предупреждали его руководители, их весьма озадачивало пагубное вторжение и оккупация Ирака.

Не могу избавиться от мысли, – учитывая нарастание бомбежек в Ираке, а теперь и Сирии, 1600 человек практически размещённого наземного военного персонала и разговоры о ещё большей его численности и Третьей Иракской войне (2014-окончание неизвестно), планируемой на многие годы – что они ещё больше радуются. Учитывая недавние разговоры о военном «развороте» администрации Обамы к Азии, не вызывает сомнений, что недавняя ближневосточная кампания расстроит планы тихоокеанского «сдерживания».

А пока настроение в Китае явно меняется. Как недавно писал Орвилл Шелл, после спорного визита в Пекин 90-летнего президента Джимми Картера,  который более 30 лет назад спонсировал полномасштабное американское сближение с новой капиталистической версией коммунистического Китая:

«Вкратце, то, что обычно называют «Западом» сейчас всё больше сталкивается с всё более неподатливой ситуацией, в которой меняется баланс сил, этот факт немногие смогли признать, а ещё меньше тех, кто учитывает это в новых формулировках подхода к Китаю. Мы сохраняем ностальгию по тем старым временам, когда китайские лидеры следовали наставлениям Ден Сяопина «скрывать возможности и ждать своего часа» (taoguang yanghui). Используя такую «идиому» (chengyu), он имел в виду не то, что Китай должен существовать в вечной изоляции, а лишь то, что время демонстрировать свои глобальные амбиции ещё не наступило. Однако теперь, когда он стал сильнее, по-видимому, его руководители полагают, что их время, наконец, пришло, и больше не желают даже утешаться уютным понятием «мирного подъёма» (heping jueqi).

Конечно, на данный момент у китайцев есть свои внутренние проблемы, от экономики, которая может быть наполнена пузырями, до исламских сепаратистских движений в провинции Синьцзянь и недавнего движения «Окупай» в современном азиатском финансовом центре Гонконге. Тем не менее, съездите в Пекин, и мир вам покажется совсем иным. Пепе Эскобар, блуждающая звезда евразийского континента, названного им Трубопроводистаном, только что это проделал. Он посетил и другие места вдоль будущего «нового Шёлкового Пути», который Китай хочет провести в Западную Европу. Он предлагает видение иного евразийского мира, отличное от отражённого в новостных сообщениях. Если хотите понять планету, на которой мы можем оказаться в ближайшем будущем, не может быть ничего важнее, чем узнать её.

Том.

 

Будущее альянса Пекин-Москва-Берлин

Призрак преследует быстро стареющий «Новый Американский Век» – возможность будущего стратегического торгового и коммерческого альянса Пекин-Москва-Берлин. Назовем его ПМБ.

Вероятность его всерьёз обсуждается на высшем уровне в Пекине и Москве, к нему с интересом присматриваются в Берлине, Нью Дели и Тегеране. Но о нём не упоминают в вашингтонских политических кругах или в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Там звезда шоу сегодня и завтра – новый Усама Бин Ладен, он же Халиф Ибрагим ака Абу Бакр аль-Багдади, неуловимый, само назначенный обезглавливающий пророк нового мини-государства и движения, которое обеспечило торжество акронима ISIS/ISIL/IS в истериках в Вашингтоне и повсюду.

Не важно, как часто Вашингтон перезапускал свою Глобальную Войну с Террором, однако, тектонические платы евразийской геополитики продолжают двигаться и не остановятся только потому, что американские элиты отказываются признать, что их исторически краткий «момент однополярности» уже заканчивается. Для них окончание эры «полномасштабного доминирования», как её любят называть в Пентагоне, непостижимо. В конце концов, необходимость незаменимой нации, которая контролировала бы всё пространство – военное, экономическое, культурное, кибернетическое и внешнее – немногим отличается от религиозной доктрины. Миссионерам исключительности ни к чему равенство. В лучшем случае они соберут «коалицию желающих» вроде той, куда впихнут «более 40 государств» для борьбы с ISIS/ISIL/IS, которой будут и аплодировать (и составлять ей планы) со стороны, либо направят лишнюю пару самолётов на Ирак или Сирию.

НАТО, которое в отличие от некоторых его членов не станет официально сражаться в Джихадистане, по-прежнему контролируется сверху донизу Вашингтоном. Его никогда не волновало вхождение в ЕС и обоснованное разрешение России «почувствовать себя» европейской. А что до Халифа, так он просто мелкое отклонение. Постмодернистский скептик мог бы даже поспорить, что он был эмиссаром, направленным на мировое игровое поле Китаем или Россией, чтобы приглядывать за сверхдержавой планеты и не давать ей свободы действий.

Разделяй и властвуй

Так как же применяется полномасштабное доминирование, когда две реально конкурирующие державы, Россия и Китай, начали позволять чувствовать своё присутствие? Подход Вашингтона к каждой из них – на Украине и в водах Азии – можно определить как «разделяй и властвуй».

Чтобы сохранить Тихий Океан традиционным «американским озером», администрация Обамы уже несколько лет «разворачивается» к Азии. Что включает в себя лишь умеренные военные шаги, но весьма несдержанные попытки направить китайский национализм против японской его разновидности, при усилении альянсов и связей в Юго-Восточной Азии с фокусом на энергетических спорах в Южно-Китайском море. Одновременно предпринимаются шаги по заключению будущего торгового соглашения о Транс-Тихоокеанском Партнёрстве (ТТП).

На западных границах России администрация Обамы разожгла угольки переворота в Киеве в пламя (раздуваемое местными активистами Польшей  и странами Балтии)  настолько, что для Владимира Путина и российского руководства это явно выглядело угрозой существованию Москвы. В отличие от США, чья сфере влияния (и военных баз) глобальна, Россия не должна была сохранить значимого влияния в бывшем ближнем зарубежье, которое – когда дело доходит до Киева – для большинства русских вовсе и не «зарубежье».

Москве видится, что Вашингтон и его союзники в НАТО всё более заинтересованы в возведении нового Железного Занавеса вокруг страны от Балтики до Чёрного моря, где Украина – просто кончик копья. В смысле ПМБ это наводит на мысль о попытке изолировать Россию и возвести новый барьер в её отношениях с Германией. Конечная цель – раздробить Евразию, воспрепятствовав будущим шагам в направлении торговой и коммерческой интеграции с помощью процесса, не контролируемого из Вашингтона.

С точки зрения Пекина украинский кризис был случаем перехода Вашингтоном воображаемой красной черты с целью встревожить и изолировать Россию. Для его руководителей это выглядит согласованной попыткой дестабилизировать регион выгодным для американских интересов образом, поддержанной всеми Вашингтонскими элитами, от неоконов и «либералов» холодной войны до гуманитарных интервенционалистов типа Сьюзан Райс и Саманты Пауэр. Конечно, если вы следите за украинским кризисом из Вашингтона, такие перспективы выглядят чуждыми, как какие-нибудь марсианские. Но из центра Евразии мир выглядит иначе – особенно из поднимающегося Китая с его вновь созданной «Китайской мечтой» (Zhongguo meng).

Как сказал президент Си Цзиньпинь, эта мечта включает будущую сеть организованных китайцами новых Шёлковых Путей, которые создадут эквивалент Транс-Азиатского Экспресса для евразийской торговли. Так что если Пекин, например, ощущает давление со стороны Вашингтона и Токио на морском фронте, то частичный его ответ – двунаправленное, основанное на торговле движение по всему евразийскому массиву, одно направление – через Сибирь, а второе – через Центрально-Азиатские «станы».

В этом смысле, пусть вам это не известно по американским СМИ или «дебатам» в Вашингтоне, мы, по всей видимости, входим в новый мир. Ещё не так давно пекинское руководство заигрывало с США по поводу идеи переписывания геополитической экономической игры, а Москва Путина намекала на возможность в один прекрасный день присоединиться к НАТО. Всё изменилось. Сегодня часть Запада, в которой заинтересованы обе страны ради возможного будущего – Германия, в которой больше не доминируют американское влияние и желания Вашингтона.

Москва и Берлин на деле не менее полувека уже вовлечены в стратегический диалог, в который входит промышленная кооперация и растущая энергетическая взаимозависимость. Во многих частях Глобального Юга это уже заметили и начинают рассматривать Германию как «шестую страну БРИКС» (после Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки).

В самый разгар глобального кризиса, распространившегося от Сирии до Украины, геостратегические интересы Берлина, по-видимому, медленно отклоняются от Вашингтона. Немецкие промышленники, в частности, кажется, желают проводить неограниченные коммерческие сделки в Россией и Китаем. Это может поставить страну на путь к глобальному влиянию, не ограниченному границами ЕС, и в долгосрочном плане стать признаком конца эры, когда Германия, как вежливо не выражайся, была американским сателлитом.

Это будет долгая и извилистая дорога. Бундестаг, немецкий парламент, всё ещё привержен атлантистской программе и преимущественно покорен Вашингтону. На немецкой земле остаются десятки тысяч американских солдат. И всё же впервые немецкий канцлер Ангела Меркель колеблется, когда речь заходит о введении ещё более жестких санкций против России из-за ситуации на Украине, поскольку не менее 300 000 немецких рабочих мест зависят от отношений с Россией. Промышленные руководители и финансовые круги уже озвучили свою тревогу, опасаясь, что такие санкции станут абсолютно контрпродуктивными.

Торжество китайского Шёлкового Пути

Новая китайская геополитическая силовая игра в Евразии имеет мало параллелей в современной истории. Дни, когда «маленький кормчий» Ден Сяопин настаивал, чтобы страна «не выделялась» на глобальной сцене, давно прошли. Конечно, есть разногласия и конфликтующие стратегии, когда речь идет о горячих точках: Тайвань, Гонконг, Тибет, Синьцзянь, Южно-Китайское море, конкуренты Индия и Япония, проблемные союзники вроде Северной Кореи и Пакистана. И народные волнения в некоторых контролируемых Пекином «перифериях» растут до уровня обострения.

Приоритетом номер один для страны остаётся внутреннее положение и выполнение экономических реформ президента Си Цзиньпиня, при растущей «транспарентности» и борьбе с коррупцией внутри правящей Коммунистической партии. Отдалённая вторая цель – вопрос, как постепенно воспрепятствовать планам «разворота» Пентагона в регионе – через создание морского военного флота, ядерных подлодок и технологически передовых ВВС – не доходя до агрессивности, чтобы не взбудоражить вашингтонские круги «китайской угрозой».

В то же время, учитывая контроль американским ВМФ глобальных морских маршрутов в обозримом будущем, идёт быстрое планирование этих новых Шёлковых Путей по Евразии. Конечный результат должен доказать триумф интегрированной инфраструктуры – трасс, высокоскоростных железных дорог, трубопроводов, портов – которые всевозможными способами соединят Китай с Западной Европой и Средиземноморьем, старым римским Mare Nostrum.

В стиле обратного путешествия Марко Поло, ремикс мира Google, один ключевой отрезок Шёлкового Пути пойдёт от бывшей имперской столицы Сиань до Урумчи в провинции Синьцзянь, затем через Центральную Азию, Иран, Ирак и турецкую Анатолию, оканчиваясь в Венеции. Ещё один морской Шёлковый Путь, начинаясь в провинции Фучжань и идущий через Малаккский пролив, Индийский Океан, Найроби в Кении, в итоге придёт в Средиземноморье через Суэцкий канал. Вместе они образуют то, что Пекин называет Экономическим Поясом Шёлковых Путей.

Стратегия Китая –  создать взаимосвязанную сеть не менее чем пяти ключевых регионов: России (ключевой мост между Азией и Европой), Центрально-Азиатские «станы», Юго-Восточная Азия (с основной ролью Ирана, Ирака, Сирии, Саудовской Аравии и Турции), Кавказа и Восточной Европы (включая Белоруссию, Молдавию и, в зависимости от её стабильности, Украину). И не забудьте Афганистан, Пакистан и Индию, которые можно считать плюсом Шёлкового Пути.

Плюс Шёлкового Пути мог бы включить соединение экономического коридора Бангладеш-Китай-Индия-Мьянма с экономическим коридором Китай-Пакистан и обеспечить Пекину привилегированный доступ к Индийскому Океану. Повторю, полный пакет – трассы, высокоскоростные железные дороги, трубопроводы и оптико-волоконная сеть – привязали бы регион к Китаю.

Сам Си ставит связи Китай-Индия в изящный блок образов, описанный им в статье в Hindu перед недавним визитом в Нью-Дели. «Комбинация «мировой фабрики» и «мирового операционного отдела, – писал он, – обеспечит самую конкурентную производственную базу и самый привлекательный потребительский рынок».

Центр китайского детального планирования европейского будущего – Урумчи, столица провинции Синьцзянь и крупнейший в Центральной Азии рынок, Китайско-Евразийский Базар. С 2000-го одним из основных приоритетов Пекина была урбанизация этой во многом пустынной, но богатой нефтью провинции, и её индустриализация, чего бы это ни стоило. А потребует это, по мнению Пекина, жесткой китаизации региона – с последствиями в виде подавления любой возможности недовольства этнических уйгур. Генерал Народной Освободительной Армии Ли Яжху потому-то и описал Центральную Азию, как «самую лакомую добычу, дарованную небесами современному Китаю».

Большая часть китайского видения новой Евразии, связанной с Пекином всевозможным транспортом и коммуникациями, была ярко описана в «Марше на Запад: Ребалансировка китайской геостратегии», значимом эссе 2012 года, опубликованным экспертом Ванг Джиси из Центра Международных и стратегических исследований Пекинского университета. Лучшее, что смогла противопоставить такому набору будущих евразийских связей администрация Обамы – вариант морского сдерживания от Индийского Океана до Южно-Китайского моря, с обострением конфликтов и стратегическими альянсами вокруг Китая, от Японии до Индии. (На долю НАТО, конечно же, осталась задача сдерживания России в Восточной Европе).

Железный Занавес против Шёлковых Путей

Подписанная Путиным и президентом Китая в мае «газовая сделка века» стоимостью $400 миллиардов заложила основы строительства трубопровода «Сила Сибири», уже начатого в Якутске. Он понесёт российский природный газ на китайский рынок. А это с очевидностью представляет лишь начало горячего, основанного на энергетике стратегического альянса двух государств. Одновременно немецкие бизнесмены и промышленники отмечают ещё одну появляющуюся реальность: насколько конечный рынок для сделанных в Китае и проходящих по Новому Шёлковому Пути товаров будет европейским, настолько же весомым будет и обратный поток. По одному из вариантов коммерческого будущего к 2018 году Китай может стать основным торговым партнёром Германии, обогнав и США, и Францию.

Потенциальный барьер такому развитию событий, который приветствует Вашингтон – холодная война 2.0, которая уже разрывает на части не НАТО, а Евросоюз. В ЕС на данный момент анти-российский лагерь состоит из Великобритании, Швеции, Польши, Румынии и стран Балтии. С другой стороны, Италию и Венгрию можно считать про-российским лагерем, а непредсказуемая пока Германия – ключ к тому, будет ли будущее определяться новым Железным Занавесом или «Движением на Восток». А тут ключевая – Украина. Если она будет успешно финляндизирована (со значительной автономией регионов), как предлагает Москва – это предложение стало просто проклятием для Вашингтона – то «Движение на Восток» останется открытым. Если нет, то будущее оси ПМБ будет весьма рискованным.

Стоит отметить, что на горизонте возник ещё один вариант евразийского экономического будущего. Вашингтон пытается создать Трансатлантическое Торговое и Инвестиционное Партнёрство (ТТИП) в Европе и подобное же Транс-Тихоокеанское Партнёрство (ТТП) в Азии. Оба они поддерживают глобализацию американских корпораций, а их цель очевидна – воспрепятствовать развитию экономик стран БРИКС и других возникающих  рынков, укрепляя глобальное американское экономическое доминирование.

Два явных факта, осмотрительно подмеченных в Пекине, Москве и Берлине заставляют предположить за этими двумя «коммерческими» пактами жёсткую геополитику. ТТП не включает Китай, а ТТИП не включает Россию. Они представляют собой лишь отвратительную мощь будущих торговых и монетарных войн. В своём недавнем путешествии и я постоянно слышал, как производители сельхозпродукции повторяли мне в Испании, Италии и Франции, что ТТИП не что иное, как экономическая версия НАТО, военного альянса, который Си Цзиньпинь называет, возможно, желая этого, «рудиментарной структурой».

Среди государств ЕС существует значительное сопротивление ТТИП (особенно стран Средиземноморского клуба южной Европы), как и среди азиатских стран – ТПП (в частности, Япония и Малайзия). Именно это даёт китайцам и русским надежду на новые Шёлковые Пути и новый тип торговли по всему евразийскому центру с опорой на поддерживаемый Россией  Евразийский Союз. Тут ключевая фигура – немецкие бизнес и промышленные круги, для которых  отношения с Россией остаются значимыми, и они внимательно следят за развитием событий.

В конце концов, Берлин не продемонстрировал крайней тревоги за остальной охваченный кризисом ЕС (три рецессии за пять лет). В сравнении со столь  хилой тройкой – Европейский Центральный Банк, МВФ и европейская Комиссия – Берлин фактически уже стал рулевым Европы, процветая и поглядывая на Восток в ожидании большего.

Три месяца назад немецкий канцлер Ангела Меркель нанесла визит в Пекин. Едва ли замеченным на страницах газет осталось политическое ускорение потенциально новаторского проекта: непрерывное высокоскоростное железнодорожное сообщение между Пекином и Берлином. Будучи построенным, он станет транспортным и торговым магнитом для десятков стран вдоль всего маршрута из Азии в Европу. Пройдя через Москву, он может стать завершающим интегратором Шёлкового Пути для Европы, и, вероятно, главным вашингтонским кошмаром.

«Теряя» Россию

Привлёкший внимание прессы недавний саммит НАТО в Уэльсе согласился  лишь на размещение умеренных «сил быстрого реагирования»  в будущих ситуациях, подобных украинской. В то же время расширенный ШОС, возможный азиатский аналог НАТО, встречался в Душанбе, в Таджикистане. В Вашингтоне и Западной Европе этого фактически никто не заметил. А стоило. На встрече Китай, Россия и четыре центрально-азиатских «стана» договорились ввести новых членов: Индию, Пакистан и Иран. Последствия этого могут быть весьма серьёзными. Индия при премьер-министре Нарендра Моди теперь охвачена собственной версией мании Шёлкового Пути. За этим лежит возможность экономического восстановления «Китаиндии», которая могла бы изменить евразийскую геополитическую карту. В то же время Иран тоже вовлечён в структуру «Китаиндии».

Таким образом, ШОС медленно, но верно выстраивается в важнейшую международную организацию Азии. Совершенно ясно, что одной из долговременных целей будет прекращение торговли в американских долларах, используя в торговле энергоресурсами нефтеюань и нефтерубль . И конечно, США никогда не пригласят в эту организацию.

Но всё это в будущем. А в настоящем Кремль продолжает подавать сигналы о желании начать переговоры с Вашингтоном, а Пекин никогда не собирался их прекращать. Пока что администрация Обамы по-прежнему близоруко замуровывается в собственную версию игры «кто кого», полагаясь на технологическую и военную мощь при установлении выгодных позиций в Евразии. Однако у Пекина имеется доступ на рынки и масса денег, а у Москвы – масса энергии. Трёхсторонняя кооперация между Вашингтоном, Пекином и Москвой без сомнения стала бы – как сказали бы китайцы – игрой с тройным выигрышем, но скорее рак на горе свистнет.

Стоит ожидать, что Китай и Россия углубят стратегическое партнёрство, притягивая другие евразийские региональные державы. Пекин поставил на то, что конфронтация СШАНАТО с Россией из-за Украины заставит Владимира Путина разворачиваться на восток. В то же время Москва осторожно калибрует идущую переориентацию к тому, что будет означать такой экономический мотор. Возможно, однажды здравые голоса в Вашингтоне станут с изумлением громогласно вопрошать, как это США «потеряли» Россию и уступили её Китаю.

Меж тем думайте о Китае, как о магните нового мирового порядка в будущем евразийском веке. Те же интеграционные процессы, с которыми сталкивается Россия, по-видимому, всё больше применимы к Индии и другим евразийским государствам, и, возможно, рано или поздно, – к нейтральной Германии. В эндшпиле этой игры американцев будут всё больше выдавливать из Евразии, а ПМБ проявится, как идея, меняющая условия игры. Спешите делать ставки. Всё прояснится к 2025 году.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Все на борт пост-ТТП мира!

Равнодушно-сухое рукопожатие президента США Барака Обамы и президента России Владимира Путина перед и после того, как они проговорили «около четырёх минут», стоя в кулуарах саммита АПЕК в Лиме, Перу в...

Подробнее...

Китайский «Марко Поло» Си Цзиньпин в пост-обамовском мире начинает добиваться своего

В очередной впечатляющей главе продолжающейся саги о пути Марко Поло в обратном направлении, китайский президент Си Цзиньпин по пути на саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТ...

Подробнее...

Очнись, Индия! БИМСТЕК — это грёзы

С приближением пятничного визита президента Китая Си Цзиньпина в Бангладеш Дакка приходит во всё большее волнение. И не только потому, что это первый визит главы китайского государства за последние 30...

Подробнее...

Всё дело в сдерживании России-Китая

До следующего саммита БРИКС на Гоа осталось меньше двух месяцев. По сравнению с тем, что было два года назад, геополитические тектонические плиты сдвинулись с изумляющей скоростью. Большая часть стран...

Подробнее...

Пока Пекин и Манила ведут переговоры, Вашингтон рвётся в бой

Как бы это было не по вкусу Вашингтону, факт остается фактом — дипломаты Пекина и Манилы обсуждают ситуацию в Южно-Китайском море....

Подробнее...

Google+