США и Китай подготовились к году сюрпризов

США и Китай подготовились к году сюрпризов

США и Китай завершили передачу лидерских полномочий. Теперь две державы могут начать развивать свои вечно меняющиеся отношения в атмосфере (относительной) внутренней политической стабильности. В прошлом году произошли существенные изменения в динамике китайско-американских отношений, самое заметное из которых – громко заявленный перенос «точки опоры» США в Азию. Китайское руководство всё больше озвучивает понимание в отношении заметного вмешательства США в китайское стратегическое пространство. Основные тенденции продолжатся и в 2013 году, хотя существуют потенциально дестабилизирующие развивающиеся процессы.

Китайские внутренние политические перемены не преподнесли сюрпризов. Си Цзиньпин много лет был явным преемником в Коммунистической партии. Существовали признаки того, что сам он лично может быть дружески настроен к США – в середине 1980-х Си некоторое время изучал сельское хозяйство в Маскетине, Айова.

В то же время перевыборы Барака Обамы представляют собой относительно благоприятный итог для КНР. Республиканец Митт Ромни обещал отнести Китай к «валютным манипуляторам» в первый же день пребывания на посту президента – что открыло бы возможность вводить санкции. Подобное действие имело бы серьёзные последствия для китайско-американских экономических и политических отношений.

Несмотря на позитивные внешние события в китайско-американских отношениях, в наиболее важных для мира двусторонних связях существует углубляющееся внутреннее напряжение. Военный «перенос точки опоры» США в Азию и американская поддержка Японии в территориальном споре из-за островов Сенкаку/Дайаоку вызывают серьёзную и открытую напряжённость.

В довершение к этим новым проблемам остаются и давние разногласия из-за продаж американского оружия правительству Тайваня. Таков фон периода всё большего – и всё более открытого – противостояния США и Китая в 2013 году.

Региональное недовольство

Нарастание напряжённости в Восточно-китайском море ведёт к прогнозу о бурных отношениях в наступающем году. И Китай, и Япония увеличивают военное присутствие в районе вокруг спорных островов. На прошлой неделе японские истребители противостояли китайскому самолёту-наблюдателю в этом районе. Китайское министерство обороны пообещало оставаться «очень бдительным» в этом продолжающемся споре.

А новый японский премьер-министр Шинзо Абе поддерживает более активную позицию Японии в отношении китайских территориальных претензий и региональных амбиций. Через несколько дней после инаугурации Абе говорил по телефону с руководителями Вьетнама, России, Индии, Австралии, Индонезии и Британии. Все эти государства (за исключением давнего американского союзника Британии) расположены вокруг Китая и разделяют озабоченности в отношении роста политического, военного и экономического веса Китая. Абе заявил журналистам: «Японо-китайские отношения представляют собой самую большую проблему 21 века в области дипломатии и безопасности... Я буду перестраивать отношения доверия в альянсе Японии и США». (1)

Новая активная позиция Японии имеет огромное значение для американской политики в регионе. Краеугольным камнем вовлечения США в Азию является договор о взаимной обороне с Японией. Недавний «Закон о выделении ассигнований для МО», на прошлой неделе проведённый американским Конгрессом, содержит два положения огромной важности для китайско-американских отношений. Одно из положений гласит, что США не принимают ничью сторону в территориальном споре об островах Сенкаку \ Дайаои, но тем не менее признают японский контроль над островами. Такая фраза может привести к вспышке полномасштабной войны между Японией и Америкой с одной стороны и Китаем – с другой, в случае какого-либо столкновения. Разрастающийся спор из-за необитаемых островов обладает потенциалом начала войны, затрагивающей три самых крупных экономики мира.

Другое положение Закона, вызвавшее раздражение Пекина, выражает поддержку конгресса продаже современных истребителей Японии. Пекин рассматривает продажу оружия Тайваню, как поддержку «провинции-ренегата» и вопиющее нарушение внутренней безопасности Китая. Подобный американский политический шаг во время усиления напряжённости в отношениях Китая и Японии интерпретируется в Китае, как признак американской агрессии. Стоит заметить, что эти два положения – не обязывающие юридически, но скорее выражающие «озабоченность Конгресса». Тем не менее, китайское руководство не прошло мимо такого символизма.

Две недавних редакционных статьи в китайских государственных газетах открыто выражали гнев, вызванных американскими действиями. На прошлой неделе в «China Daily» выражалось сожаление тем, что было названо американским вмешательством в регионе:

«Вмешательство США в спор из-за островов Дайоуи пагубно для регионального мира и стабильности, поскольку лишь поощряет всё более правую Японию... Лучший выход для двух стран в данный момент – поддержание существующего хорошего состояния двусторонних связей, а не провоцирование друг друга по чувствительным вопросам.» (2)

Недавняя редакторская статья англоязычном издании «People's Daily» ещё более прямо говорит о понимании намерений США в отношении КНР:

«Американское отсутствие самообладания отражает сложность китайско-американских отношений. Не важно, что Китай снова и снова идёт по пути мирного развития событий и демонстрирует на деле добрую волю, тем не менее США продолжают Китаю не доверять. У них есть традиция создания воображаемых врагов, и, кажется, Китай считается таким воображаемым врагом с точки зрения культурной, исторической и социальной. Однако воображаемые враги становятся «воображаемыми» по какой-то причине, и глупо превращать стратегическое недоверие в стратегическую конфронтацию». (3)

Китайской правительство постоянно порицает «вмешательство» США в спор из-за островов в Восточно-китайском море, как и продажу оружия Тайваню, поскольку в глазах Пекина эти вопросы не являются международными. Скорее, эти вопросы относятся к исторически чувствительным вопросам китайского суверенитета. С мировой точки зрения Америка имеет такое же право участвовать в этих спорах, как Китай – в гипотетические территориальный вопрос США и Мексики. Американское вмешательство в этих вопросах считается ненужной и агрессивной попыткой причинения ущерба растущим экономическим, политическим и военным возможностям Китая.

Ссылка на американскую «традицию создания воображаемых врагов» сама за себя говорит. В отличие от предполагаемого монолита глобального терроризма или старой угрозы всемирного революционного коммунизма, потенциальный вызов, который Китай бросает американскому доминированию, весьма реален. Китайское правительство предупреждает американское руководство быть осторожнее в своём желании – экономически растущий, военно-мотивированный Китай, считающий себя вынужденным противостоять глобальной гегемонии США станет соперником намного большего масштаба, чем США когда-либо сталкивались.

Давление общественного мнения

Конфронтационная политическая риторика США и КНР всё больше отражается на мнении обычных людей двух государств. По данным «Pew Global Attitudes Project» лишь 43% китайцев благожелательно настроены к США – ранее их было 58%. (4).

26% населения Китая считают китайско-американские отношения полностью «враждебными», по сравнению с 8% два года назад. Без сомнения на эти цифры в большой степени влияет риторика контролируемых государством китайских СМИ. Однако США движутся к размещению огромных военных активов у китайских берегов и поддержке Японии, что будет воспринято, как агрессивная позиция вне зависимости от политической системы внутри самого Китая.

В то же время «Pew Global Attitudes Project» обнаружил рост американских подозрений и тревог в отношении Китая. Прошлый год дал значительный сдвиг от предпочтения американцев «более крепких связей с Китаем» к предпочтению «жёсткости в отношении Китая». Экономическая обеспокоенность – например тем, что Китай обладает огромными авуарами американского государственного долга и уходом американских рабочих мест в Китай – наиболее часто упоминаемые американские тревоги в отношении Китая. Вопросы прав человека и роста китайской военной мощи тревожат менее половины американского населения.

Конечно, рост военного присутствия США в Азии немногим улучшит американскую экономику. Если экономическая стагнация и политический тупик угрожают привести Америку на грань «фискального обрыва», то китайские макроэкономические показатели удивительно крепки. Не сказать, чтобы Китай не имел собственных проблем. Вопросы коррупции и растущего нетерпения в ожидании внутренних политических реформ станут центром внимания новых китайских руководителей в наступающем году.

Медленно развивающаяся динамика конфронтации между США и Китаем продолжится и в обозримом будущем. Исключая любые крайние просчёты в Восточно-китайском море, все стороны продолжат «вставать в позу», не переводя конфликт в открытую войну. Поскольку баланс влияния США и Китая резко сдвинулся, то естественно, что китайцы будут искать возможность раздвинуть границы своей сферы влияния – по крайней мере, в тех районах, которые Пекин объявляет частью своей неотъемлемой территории.

Потенциально нестабильные элементы китайско-американских действий – американская экономика и китайская политическая структура. В случае глубокого и продолжительного фискального и экономического кризиса в Америке стоит ожидать, что США отступят со своих глобальных военных опор. Хотя такой шаг может быть политически сложным, он может оказаться неизбежным. Более реалистичное позиционирование военных сил США могло бы успокоить китайские опасения относительно окружения и по-настоящему улучшить двусторонние отношения.

С другой стороны, возможность внутренних политических перемен в Китае обладает потенциалом внезапного втягивания Китая и США в региональную – и возможно, глобальную – конфронтацию. Китайские руководители только и ждут военного конфликта, чтобы объединить свой народ в случае больших внутренних беспорядков. Даже управляемый процесс реформирования в более демократичную систему, вероятно, заставит Китай быть более напористым на международной арене.

2012 год подарил нам «точку опоры» США в Азии и неожиданную эскалацию давнего территориального спора в Восточно-Китайском море. 2013-й может преподнести ещё больше политических сюрпризов. Обе державы могут быть поглощены внутренними проблемами, но Китай продолжает свой рывок с целью обогнать США, как крупнейшую мировую экономику, так что – ждите неожиданностей.

Ссылки:

1. Abe's foreign policy places importance on US to counter China, Asahi Shimbun, Dec 31, 2012.
2. Double blow to ties, China Daily, Dec 24, 2012.
3. Injecting more 'positive energy' into China-US relations, People's Daily, Dec 27, 2012.
4. American, Chinese Publics Increasingly Wary of the Other, Pew Research Center, Nov 1, 2012.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Официальные лица Ирана и США присутствовали на российском форуме по безопасности, но никто об этом не говорит

Недавно в российском городе Уфа завершилась десятая международная встреча по безопасности. Форум получил небольшое освещение в прессе, но он представляет собой один из немногих глобальных примеров мно...

Подробнее...

Иран в центре евразийской головоломки

На фоне рычания приходящих в полную боевую готовность «псов войны» в конце прошлой недели на XIX саммите ШОС в Бишкеке произошло нечто экстраординарное....

Подробнее...

Гармония «Пояса и Пути — и враждебность

Внутренней и внешней политикой администрации США, по-видимому, руководит комбинация финансовой жадности, желание воспользоваться для этого слабостью, склонностью к недоброжелательности и решимостью бы...

Подробнее...

На фронте США против России и Китая — отнюдь не затишье

Давайте начнём с середины мая, когда Нур-Султан, бывший ранее Астаной, принимал третий форум специалистов Россия-Казахстан, организованный совместно экспертным советом Валдайского клуба и Советом по м...

Подробнее...

Ядерная война против Инициативы «Пояса и Пути»: почему Китай восторжествует

Зачастую бывает сложно определить глобальные тенденции в международных отношениях. Но этому может помочь рассмотрение двух событий, организованных в Вашингтоне и в Пекине, сравнение тем, участников,...

Подробнее...

Google+