Китай и США: «Большая игра» 21-го века

Китай и США: «Большая игра» 21-го века

С 1830 по 1895 год Британская и Российская империи интриговали и строили планы по контролю над Центральной и Южной Азией. В сердце «Большой игры» была уверенность Англии в том, что русские имеют планы на Индию. Поэтому велись войны и чертились границы, а поколения молодых людей встречали смерть в пустынных ущельях и на отдалённых форпостах.

В конце концов всё это оказалось иллюзией. Россия никогда не планировала бросить вызов британскому владычеству в Индии, а кровопролитные войны  ничего не урегулировали, хотя произвольные границы и этническая напряжённость, разжигаемая стратегией колониализма — «разделяй и властвуй»  — живут и по сей день. Таким образом, Китай, Индия, Пакистан, Афганистан и Непала сражаются из-за прочерченных в Лондоне линий границ, в то время как Пекин, Токио и Сеул спорят из-за крошечных необитаемых островков, остатков Императорской Японии. 

Эту историю важно помнить, когда начинаешь разбираться в причинах, лежащих в основе всё более угрожающего противостояния между Китаем и Соединёнными Штатами в Южно-Китайском море.

Для американцев Китай — быстро растущий конкурент, который не играет по правилам и угрожает одному из самых важных торговых маршрутов планеты в регионе, где издавна доминировал Вашингтон. Госсекретарь США Майкл Помпео по сути призвал к смене режима.

По словам бывшего руководителя китайского направления в Совете национальной безопасности Райана Хасса,  администрация Трампа пытается «переориентировать американо-китайские отношения в сторону всестороннего системного соперничества, которое невозможно будет обратить вспять» последующим администрациям. Короче говоря, это холодная война, мало чем отличающаяся от той, что была между  США и Советским Союзом.

Для китайцев, последние 200 лет — Китай имеет привычку мыслить столетиями, а не десятилетиями — в их долгой истории были аномалией. Некогда богатейшая страна земного шара, которая познакомила мир со всем — от шёлка до пороха — Китай 19-го века превратился в свалку для британского опиума, неспособную даже контролировать собственные побережья. Китай никогда не забывал эти годы унижения и ущерб, нанесённый колониализмом его народу. Память об этом является составной частью текущего кризиса.

Но Китай — не только страна с долгой памятью.

США установили господство над Тихим океаном — некоторые называют его «американским озером» — с конца Второй Мировой войны. И вдруг у американцев появился конкурент, хотя это соперничество, значимость которого обычно слишком раздувают.

Пример — консервативный колумнист «Нью-Йорк Таймс» Брет Стивенс, который предостерёг недавно, что китайский ВМФ имеет больше кораблей, чем американский военно-морской флот, игнорируя тот факт, что большинство китайский кораблей — небольшие фрегаты и корветы Береговой охраны. Главный стратегический интерес Китая — это оборона своих берегов, откуда пришло несколько вторжений 19-го и 20-го веков. Китайская стратегия это «прекращение доступа»: удерживать американские авианосцы на расстоянии вытянутой руки. С этой целью Пекин незаконно захватил множество небольших островов и рифов в Южно-Китайском море, чтобы создать барьер американскому военно-морскому флоту.

Но главный рычаг Китая — экономический, через его масштабную инициативу «Пояс и Путь», а не военный, и в настоящее время он нацелен на Южную Азию как область для развития.

Южная Азия чрезвычайно сложна, она включает в себя Афганистан, Пакистан, Индию, Бангладеш, Бутан, Тибет, Мальдивы и Шри-Ланку. Её население в 1.6 млрд. человек составляет почти четверть населения мира, но на него приходится всего 2% глобального ВВП и 1.3% мировой торговли.

Эти цифры означают уровень бедности в 44%, всего на 2% выше, чем в самом нищем регионе мира, африканских странах Сахеля. Почти 85% населения Южной Азии зарабатывает менее 2 долларов в день.

Во многом всё это результат колониализма, который разрушил местные экономики, подавил местные производства и вынудил страны перейти к производству монокультур, ориентированных на экспорт. Глобализация капиталов в 1980-х годах усилила экономическое неравенство, которое колониализм оставил в наследство региону. 

Своим развитием Южная Азия обязана Всемирному Банку и МВФ, которые требуют от заёмщиков открывать свои рынки западному капиталу и сокращать долги посредством введения драконовских мер жёсткой экономии, сокращая затраты на всё, — от здравоохранения до транспорта.   

Эта экономическая стратегия — некоторые называют её «Вашингтонский консенсус» — порождает «долговую ловушку»: страны сокращают государственные расходы, что подавляет их экономики и увеличивает долги, что ведёт к очередному раунду заимствований и мер жёсткой экономии.

Всемирный Банк и МВФ были особенно скаредны в предоставлении займов на развитие инфраструктуры, существенной части построения современной экономики. Это «неадекватность и жёсткость различных западных финансовых организаций, которая толкнула Южную Азию в объятия Китая», — заявил Энтони Хоуэлл South Asia Journal.

Инициатива «Один пояс, один путь» (BRI) придерживается другой политики. Благодаря сочетанию развития инфраструктуры, торговли и финансовой помощи страны Азии, Африки, Ближнего Востока и Европы связываются тем, что по сути является новым «Шёлковым путем». Под ней подписались около 138 стран.

Используя ряд организаций — Китайский Банк развития, Фонд Шёлкового Пути, ЭКСИМ банк Китая, а также Азиатский банк инфраструктурных инвестиций — Пекин строит дороги, сети железных дорог и порты по всей Южной Азии.

Десятилетиями западные лидеры либо игнорировали Южную Азию — за исключением Индии — либо налагали такое множество ограничений на фонды развития, что регион погрузился в экономическую стагнацию. Китайская Инициатива имеет потенциал, способный обернуть это вспять, что вызывает тревогу у Запада и Индии, единственной страны в регионе, не присоединившейся к Инициативе «Пояса и Пути».

Европейский Союз также противится Инициативе, хотя Италия её подписала. Ряд стран Ближнего Востока также присоединились к ИПП и Китайско-Арабскому Форуму Сотрудничества. Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет подписались под китайской инициативой Цифрового Шёлкового Пути, сети навигационных спутников, которая конкурирует с американской GPS, российской ГЛОНАСС и европейской «Галилео».  Кроме того, недавно Китай подписал соглашение о торговом и военном сотрудничестве с Ираном на 400 млрд. долларов.

Не приходится говорить, что Вашингтон вряд ли обрадован тем, что Китай пробивается в регион, находящийся под доминированием США, и в котором расположена значительная часть мировых энергетических запасов. 

В мировой конкуренции за рынки и влияние Китай демонстрирует значительные преимущества. Это, разумеется, создаёт трения. США и до определённой степени ЕС, начали кампанию по вытеснению Китая с рынков и ограничению ему доступа к передовым технологиям. Белый дом успешно пролоббировал запрет Великобританией и Австралией на создание цифровой сети 5G китайской компании «Хуавей» и оказывает давление на Израиль и Бразилию, чтобы те сделали то же самое. 

Не все сегодняшние напряжённости являются экономическими. Администрации Трампа необходимо нечто, способное отвлечь внимание от её грандиозного провала в контроле пандемии, а Республиканская партия сделала демонизацию  Китая центральным пунктом своей предвыборной стратегии.  Есть даже вероятность, что Белый дом может устроить «октябрьский сюрприз» и инициировать какое-то военное столкновение с Китаем.

Едва ли Трамп хочет полномасштабной войны, но какой-то инцидент в Южно-Китайском море может сплотить американцев вокруг Белого дома. Эта опасность реальна, особенно когда опросы в Китае и США показывают, что существует растущая враждебность между обеими группами людей.

Но противоречия выходят далеко за рамки отчаянной потребности Трампа переизбраться. Китай утверждает себя как региональную державу и силу, с которой необходимо считаться по всему миру. То, что США и их союзники относятся к этому враждебно, неудивительно. Британия изо всех сил пыталась остановить усиление Германии перед Первой Мировой войной, а США делали во многом то же самое по отношению к Японии в преддверии войны на Тихом океане.  

Германия и Япония были великими военными державами, готовыми использовать силу, чтобы добиться своего. Китай не является великой военной державой и более заинтересован в получении прибылей, чем в имперском величии. В любом случае, война между ядерными державами едва ли вообразима (что не означает, что этого не может случиться).

В последнее время Китай смягчил риторику по отношению к США, подчеркивая стремление к мирному сосуществованию. «Мы не должны позволить национализму и горячим головам каким-то образом сделать своей заложницей нашу внешнюю политику», — заявил Сюй Куиндо на государственном Радио Китая. — «Хотя риторика не должна заменять национальную дипломатию».

Этот новый тон предполагает, что Китай не питает энтузиазма по поводу соперничества с американскими военными, а предпочитает смотреть в будущее и дать возможность инициативам, подобным «Поясу и Пути», работать на него. В отличие от России, китайцы не хотят увидеть Трампа переизбранным и явно решили не давать ему никаких оправданий для обострения напряжённости в качестве уловки года выборов

Недавнее столкновение Китая с Индией и его запугивание стран в Южно-Китайском море, включая Вьетнам, Малайзию, Филиппины и Бруней, изолировали Пекин, и китайское руководство, наверное, осознаёт тот факт, что ему нужны союзники, а не противники.

И терпение. 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Летящий дракон, падающий орёл

Четыре геоэкономических саммита, сжатые в одну неделю, говорят о том, где мы находимся в эти в высшей степени антиутопические времена. За (виртуальным) подписанием ВРЭП (RCEP) во Вьетнаме последовала...

Подробнее...

Всестороннее Региональное Экономическое Партнерство встает на Новые Шелковые Пути

Хо Ши Мин в своей вечной обители будет наслаждаться с небесной ухмылкой. Вьетнам был — виртуальным — хозяином в последний день 37 саммита АСЕАН, когда 10 стран АСЕАН плюс Китай, Япония, Южная Корея, А...

Подробнее...

Чувствуете, чем пахнет то, что готовят китайцы?

Остается менее недели до меняющих всю игру президентских выборов в США, а настоящее сердце геополитических и геоэкономических действия фактически невидимо для внешнего мира. Мы говорим о пятом Пленум...

Подробнее...

Выбор России и Китая

Каковы бы ни были геополитические и геоэкономические последствия эффективной американской антиутопии, стратегическое партнёрство Россия-Китай в собственных, чуть отличающихся документах уже проголосов...

Подробнее...

Пределы китайского влияния

Всё в отношениях Китая  и США зависит от результатов грядущих президентских выборов в США. Трамп 2.0 фактически резко повышает свою ставку на развязку, намереваясь задавить «злобный» Китай на мн...

Подробнее...

Google+