Почему Новые Шёлковые Пути являются «угрозой» для проамериканского блока

Ближний Восток — ключ к широкой, экономической, внутренне связной интеграции и миру

Почему Новые Шёлковые Пути являются «угрозой» для проамериканского блока
Современные торговцы на древнем Шёлковом Пути в Центральной Азии. Фото: FB

Под каскадный рёв круглосуточных новостных  извержений в Твиттере большинству на Западе, особенно в США, легко забыть основы взаимодействия Евразии со своим западным полуостровом, Европой.

Азия и Европа торговали товарами и достижениями мысли по меньшей мере за 3500 лет до Рождества Христова. Исторически, поток мог временами испытывать срывы — например, при вторжении на евразийские равнины в 5 веке кочевников. Но к концу 15 века он был фактически устойчивым. Мы можем описать его, как ось тысячелетней давности — от Греции до Персии, от Римской империи до Китая.

Наземный маршрут с мириадами ответвлений в Центральную Азию, Афганистан, Иран и Турцию, связывающий Индию и Китай с Восточным Средиземноморьем и Чёрным морем, в итоге сложился в то, что мы сегодня знаем как Древние Шёлковые Пути.

К 7 веку наземные маршруты и морские торговые пути конкурировали непосредственно. И в этом процессе ключевую роль играло Иранское плато.

Иранское плато исторически включало Афганистан и часть Центральной Азии, связанную с Синцзянем на востоке, а на западе тянулось до Анатолии. Персидская империя охватывала наземную торговлю — она была ключевым узлом между Индией и Китаем и Восточным Средиземноморьем.

Персы вели дела с финикиянами на сирийском побережье как с партнёрами, ведущими морскую торговлю в Средиземноморье. Предприимчивые люди из Тира основали Карфаген как ключевой пункт между Восточным и Западным Средиземноморьем. Из-за партнёрских отношений с финикиянами персам неизбежно противодействовала Греция — морская торговая держава.

Когда китайцы, продвигая Новые Шёлковые Пути, акцентировали «обмен от народа к народу» как одну из основных черт проекта, они имели в виду тысячелетний евроазиатский диалог. История, возможно, даже прервала два массовых непосредственных столкновения.

Первое было после того, как Александр Великий нанёс поражение персидскому Дарию III. Но затем преемники Александра Селевкиды вынуждены были сражаться с растущей силой  в Центральной Азии — парфянами, которые в итоге захватили Персию и Месопотамию и сделали Евфрат границей между ними и Селевкидами.

Второе столкновение произошло, когда император Траян в 116 году нашей эры, после того, как нанёс поражение парфянами, добрался до Персидского залива. Но Адриан отступил — так что история не зафиксировала того, что стало бы непосредственным столкновением между Римом, через Персию, с Индией и Китаем или встречей Средиземноморья с Тихим океаном.

Монгольская глобализация

Последний западный участок Древних Шёлковых Путей на самом деле был Морским Шелковым Путём. От Чёрного моря до дельты Нила у нас есть нитка жемчуга в форме итальянских городов/торговых рынков, смесь окончания пути для караванов и морских баз, которые перемещали азиатские товары в итальянские порты.

Торговые центры между Константинополем и Крымом  представляли собой ещё одну ветвь Шёлкового Пути до Новгорода через Россию, которая культурно была очень близка к византийскому миру.

От Новгорода купцы из Гамбурга и других городов Ганзейской Лиги распределяли азиатские товары на рынки Балтики, северной Европы и далее до Англии — параллельно с южными путями через морские итальянские республики.

Между Средиземноморьем и Китаем Древние Шёлковые Пути по большей части, конечно же, были наземными. Но было и несколько морских. Основными центрами цивилизации были сельское хозяйство и кустарное ремесленничество, а не море. Вплоть до 15 века никто на самом деле не задумывался о бесконечно турбулентной океанской навигации.

В Азии основными игроками были Китай и Индия, а в Европе — Италия и Германия. Германия была основным потребителем товаров, импортируемых итальянцами. Это и объясняет фактически структурный брак Священной Римской Империи.

В географическом сердце Древних Шелковых Путей лежали пустыни и обширные степи, которые пересекали редкие племена, пасшие скот, или охотники-кочевники. По всем тем обширным землям к северу от Гималаев Шелковый Путь служил главным образом четырем основным игрокам. Можно представить, как возникновение огромной политической силы, объединившей всех тех кочевников, стало бы, по сути, главным выгодополучателем торговли Шёлковых Путей.

Ну, это и в самом деле произошло. Положение начало меняться, когда пастухи-кочевники Центральной и Южной Азии начали формировать свои племена, как отряды конных лучников под руководством таких военно-политических лидеров, как Чингизхан.

Добро пожаловать в монгольскую глобализацию. На самом деле это была четвёртая глобализация в истории, после Сирийской, Персидской и Арабской. При Монгольском Каганате Иранское плато — опять играющее главную роль — связало Китай с Армянским царством Киликией на Средиземном море.

Монголы не стремились к монополии на Шёлковом Пути. Наоборот: во времена Кублай-хана — и путешествий Марко Поло — Шёлковые Пути были свободны и открыты. Монголы хотели только чтобы караваны платили пошлину.

А вот с тюрками совсем другая история. Они объединили Туркестан от Центральной Азии до Северо-Западного Китая. Единственная причина, почему Тамерлан не аннексировал Индию — он умер раньше. Но даже тюрки не хотели закрывать Шёлковый Путь. Они хотели его контролировать.

Венеция утратила последний прямой доступ к Шёлковому Пути в 1461 году с падением Трапезунда, который всё ещё цеплялся за Византийскую Империю. Для европейцев Шёлковые Пути закрылись, а тюрки — их империя раскинулась от Центральной и Южной Азии до Средиземноморья — были убеждены, что теперь контролируют торговлю между Европой и Азией.

Не спешите. Поскольку именно тогда европейские королевства на Атлантическом побережья придумали План «Б» — новый морской путь в Индию.

А остальное — Северо-Атлантическая гегемония — уже история.

Высокомерие эпохи Просвещения

Эпоха Просвещения, вероятно, не могла запереть Азию в своей жёсткой геометрии. Европа перестала понимать Азию, заявила, что это некий изменчивый исторический обломок, и обратила всё нераздельное внимание на «девственные» или «обетованные» земли где-то ещё на планете.

Все мы знаем, как Англия с 18 века и далее захватывала контроль над всеми трансокеанскими маршрутами и превратила североатлантическое превосходство в игру одной сверхдержавы — пока мантию не перехватили США.

И всё же постоянно шло обратное давление со стороны держав Евразийского Хартлэнда, Срединной земли. Это предмет международных отношений двух прошедших веков — достигшим пика в начале 21 века, который упрощённо можно представить, как Возмездие Срединной земли Морским державам. Но и это ещё не вся история.

Рационалистическая гегемония в Европе всё больше приводила к неспособности понимать разнообразие — или чужих, как в Азии. Настоящий евро-азиатский диалог — де-факто истинных двигатель истории — сокращался большую часть двух прошедших веков.

В ДНК Европы — не только столь превозносимые Афины и Рим, но еще и Византия. Но слишком долго не только Восток, но и Европейский Восток, наследник Византии, оставался непостижимым, почти лишённым общения с Западной Европой или завален жалкими клише.

Инициатива «Пояса и Пути», как ведомые китайцами Новые Шёлковые Пути — историческая смена игры бесконечными способами. Медленно и верно мы движемся к конфигурации экономически и внутренне связанной группы ведущих евразийских держав от Шанхая до долины Рура, к скоординированной выгоде от огромных технологических ноу-хау Германии и Китая и потрясающих энергетических ресурсов России.

Ревущие 2020-е могут обозначать исторический момент, когда этот блок превзойдёт нынешний гегемонистский Атлантический блок.

Теперь сравните с основной стратегической целью США на все времена, на десятки лет: вести дела с помощью мириадов форм политики «разделяй и властвуй», чтобы отношения между Германией, Россией и Китаем были наихудшими, насколько возможно.

Не удивительно, что в прошлом  месяце на саммите НАТО в Лондоне стратегические страхи были явно видны, а его участники призвали усилить давление на Россию и Китай. Назовите это окончательным повторяющимся кошмаром Збигнева «Шахматная доска» Бжезинского.

Германии придётся вскоре принимать колоссальное решение. Словно возобновление — намного более драматичное — обсуждения политики «Атлантистской» против «Ост-политик». Немецкий бизнес знает, что единственный способ суверенной Германии укрепить свою роль как глобального экспортера энергоносителей — стать близким партнёром Евразии.

Параллельно Москва и Пекин пришли к заключению,  что американская трансатлантическая стратегия может быть сломлена лишь действиями сплоченного блока: Инициатива, ЕАЭС, ШОС, БРИКС+ и Новый Банк Развития БРИКС(NDB), Банк Азиатских Инфраструктурных Инвестиций (AIIB).

Ближневосточный успокоитель

Древние Шёлковые Пути были не одним караванным маршрутом, а внутренне связанным лабиринтом. С середины 1990-х я обладал привилегией путешествовать почти по любому важному отрезку — и тогда, однажды, вдруг увидел всю мозаику. Новые Шёлковые Пути, если они реализуют свой потенциал, обязательно сделают то же самое.

Морская торговля может быть в конечном счете скована — или контролироваться — глобальной морской сверхдержавой. Но сухопутная торговля может процветать только в мире. Таким образом, потенциал Нового Шёлкового Пути как Великого Миротворца Юго-Западной Азии — то, что западно-ориентированный взгляд называет Ближним Востоком.

Ближний Восток (вспомните Пальмиру) всегда был ключевым узлом Древних Шёлковых Путей, великой наземной осью евроазиатской торговли вплоть до Средиземноморья.

Столетиями квартет региональных держав — Египет, Сирия, Месопотамия (теперь Ирак) и Персия (теперь Иран) — сражались за гегемонию над всем регионом от дельты Нила до Персидского Залива. Совсем недавно дело было во внешней гегемонии: Оттоманская Турция, британцы и американцы.

Настолько деликатный, настолько хрупкий, настолько богатый культурно регион, как никакой другой в мире, постоянно, с рассвета истории, был абсолютно ключевой зоной. Конечно, Ближний Восток был и зоной кризисов ещё до того, как там была найдена нефть (вавилоняне, кстати, прекрасно о ней знали).

Ближний Восток — ключевой пункт в 21 веке, трансокеанская цепь маршрутов поставок, так что его геополитическое значение для нынешней сверхдержавы, помимо геоэкономических, обладает ещё и связанными с энергоносителями причинами. Но Ближний Восток в лучшем и умнейшем понимании не нуждается в том, чтобы оставаться центром войны или признаков войны, которые, между прочим, повлияли на те исторические, региональные державы квартета (Сирию, Ирак и Иран).

Что предлагают Новые Шёлковые Пути, так это широкую экономическую внутренне связную интеграцию от Восточной Азии через Центральную Азию до Ирана, Ирака и Сирии вплоть до Восточного Средиземноморья. Точно как и Древние Шёлковые Пути. Не удивительно, что законным интересам «партии войны» настолько не подходят эти по-настоящему мирные  «угрозы».

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Трамп делает ставку на запрет оборудования «Хуайвей»

После провальной двухлетней кампании с целью остановить китайскую «Хуайвей Технолоджис» и не дать ей стать мировым лидером внедрения сетей 5G, администрация Трампа  объявила о так называемом «яде...

Подробнее...

Китай: одна страна, две сессии, три угрозы

Ежегодное заседание Всекитайского собрания народных представителей. Фото: Синьхуа. Основные выводы двух сессий 13 Всекитайского собрания народных представителей в Пекине уже находятся в общем доступе...

Подробнее...

Китай обновляет своё «Искусство (Гибридной) войны»

В 1999 году Цяо Лян, тогда полковник ВВС Народной Освободительной Армии, и Ван Ксинсу, ещё один полковник, вызвали огромный шум публикацией «Неограниченных военных действий: мастер-план Китая по разру...

Подробнее...

Укрепление позиций китайского мирового порядка

«Когда дуют ветра перемен, кто-то строит стены, а кто-то — ветряные мельницы».  — китайская пословица Вышеприведенная поговорка многое говорит о китайском образе мыслей.  ...

Подробнее...

Кто от кого отделяется?

В марте экспорт Китая вырос на 8,5% по сравнению с прошлым годом, что существенно расходится с прогнозами аналитиков, которые прогнозировали 12% спад. Сильный рост экспорта в Азию, особенно Юго-Восточ...

Подробнее...

Google+