На фронте США против России и Китая — отнюдь не затишье

В Казахстане опасаются последствий новой «холодной войны», но Путин уверен, что евразийская интеграция продолжится

Государства Центральной Азии опасаются влияния на интеграционные планы новой холодной войны
Государства Центральной Азии опасаются влияния на интеграционные планы новой холодной войны.

Давайте начнём с середины мая, когда Нур-Султан, бывший ранее Астаной, принимал третий форум специалистов Россия-Казахстан, организованный совместно экспертным советом Валдайского клуба и Советом по международным отношениям Казахстана.

В центре обсуждения находились продолжающиеся трудоемкие и имеющие огромное значение внутренние связи Новых Шёлковых Путей или Инициативы «Пояса и Пути» и Евразийским Экономическим Союзом. Казахстан является основным членом и Инициативы, и ЕАЭС.

Как рассказал мне ведущий аналитик Валдайского клуба Ярослав Лисоволик, было много дискуссий «о состоянии на появляющихся рынках в свете развития событий, связанных с американо-китайским торговым тупиком». Появилась необходимость вступить на путь «открытой региональности», как фактора нейтрализации «отрицательных протекционистских тенденций в глобальной экономике».

Это расшифровывается как региональные блоки по обширной оси Юг-Юг, использующие свой огромный потенциал «чтобы противостоять протекционистскому давлению» при «различных формах экономической интеграции помимо торговой либерализации», обладающей преимуществом. Вступайте в «связность» — основной центр внимания Инициативы.

Отмечающий в этом году свое пятилетие ЕАЭС полностью следует открытой региональной парадигме, по словам Лисоволика, причём меморандумы о взаимопонимания подписаны с субрегиональным торгово-экономическим союзом стран Южной Америки (МЕРКОСУР), АСЕАН и позже в этом году будут другие соглашения о свободной торговле, в том числе с Сербией и Сингапуром.

Сессии на российско-казахстанском форуме обеспечили прекрасный взгляд изнутри на трёхсторонние отношения России, Китая и Центральной Азии и дальнейшее сотрудничество Юг-Юг. Особое внимание следует обратить на концепцию Движения неприсоединения (NAM) 2.0. Если появляется новая биполярность, США против Китая, то NAM 2.0 устанавливает, что обширные сектора Глобального Юга должны выиграть от того, что останутся нейтральными.

В комплексном стратегическом партнёрстве России и Китая, насчитывающем множество слоёв, к настоящему моменту признано, что Пекин считает Москву своего рода стратегическим арьергардом в восхождении к статусу сверхдержавы. Хотя в секторах «разворота на Восток» московских элит сохраняются сомнения в том, как вести себя с Пекином.

Захватывающе наблюдать, как это понимают нейтральные казахские аналитики. Они склонны интерпретировать отрицательное понимание возможной «китайской угрозы», как внушённые России, в том числе и российским СМИ, печально известными западными «партнерами» — а «оттуда они пришли в Казахстан и другие постсоветские страны».

Казахи подчёркивают, что развитие ЕАЭС всегда идёт под огромным давлением Запада, и их очень тревожит, что торговая война США и Китая будет иметь серьёзные последствия для развития евразийской интеграции. Они опасаются появления ещё одного фронта противостояния США и Китая в стратегически расположенном Казахстане. И всё же они надеются, что ЕАЭС будет расширяться, главным образом из-за России.

Андрей Сушенцов, директор программ Валдайского клуба, даёт более мягкое объяснение. Он видит нынешний хаос не холодной войной, а скорее «ложной холодной войной» — в которой не называется агрессор, нет идеологической составляющей конфронтации, и даже есть «желание ослабить напряжённость».

Движение неприсоединения 2.0 или евразийская интеграция?

В своей ключевой речи в Валдайском клубе президент Путин ещё раз прояснил, что внутренняя связь Инициативы и ЕАЭС является абсолютным приоритетом. И единственная дорожная карта — это стремление к евразийской интеграции.

Это внутренне связано и с событиями в ШОС, чей ежегодный саммит пройдёт в следующем месяце в Киргизии. Одна из основных целей ШОС с момента основания в 2001 году состоит в создании развивающейся синергии России Китая и Центральной Азии.

Не столь уж неправдоподобно считать, что происходящее далее может включать в себя столкновение между встроенной логикой Движения неприсоединения (NAM) 2.0 и огромного стремления к евразийской интеграции. Москва, например, оказалась бы неуступчивой, если бы пришлось равняться на Пекин или на NAM 2.0.

Путин имеет представление, как решать проблему.

«Исторический опыт показывает, что Советский Союз имел основанные на доверии и конструктивные связи со многими странами Движения неприсоединения. Очевидно, что если следовать слишком радикальным и бескомпромиссным путём, то логика «нового Движения неприсоединения» может стать проблемой для консолидации и единства Евразии, что является основным приоритетом ШОС и других проектов».

Путин, возможно, много думает о «случае новой трещины в российско-китайских отношениях, к чему нас многие подталкивают». Он понимает, что «достаточно большая часть российского общества воспримет это как вполне естественное и даже позитивное развитие событий. Следовательно, чтобы избежать подобного сценария (и подтвердить, что консолидация и единство Большой Евразии являются ключевыми ценностями для ШОС и ассоциации ЕАЭС-Инициатива), требуется не только дипломатическая работа за пределами России… но и масса работы внутри страны. В данном случае необходимо проделать эту работу не столько с элитами с помощью экспертных документов, сколько напрямую с людьми в совершенно различных медиа-форматах (что, кстати, не все обычные эксперты могут сделать).

Однако, конечная цель остается прежней — «достичь поставленной цели по консолидации Большой Евразии».

Война США на три фронта

Максимальное давление со стороны «Исключительностана» не будет ослабевать. Например,  сегодня после одобрения европейской Программы стимулирования рекапитализации в рамках CAATSA — закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» — наблюдается лихорадочная активность  и США будут продолжать экономически карать страны, закупающие российское и китайское оружие.

Логика этой исключительной «военной дипломатии» жестка: если вы вооружаетесь не на американский манер, то пострадаете. Ключевыми мишенями, помимо прочих, являются Индия и Турция, два пока ещё теоретических полюса евразийской интеграции.

Параллельно недавно из американского обиталища экспертных советов появился доклад корпорации РЭНД о — чём же ещё-то — о том, как вести холодную войну 2.0 против России, подкрепляя её десятками стратегических бомбардировщиков и новых ракет среднего радиуса действия с ядерными боеголовками, размещёнными в Европе, чтобы противостоять «российской агрессии». РЭНД из Санта Моники можно считать ведущим экспертным советом «глубинного государства».

Так что не удивительно, что впереди ждёт путь, полный сценариями отчаяния. Американская экономическая война против Китая — по меньшей мере пока — не столь фанатична, как американская экономическая война против России, которая не такой хардкор, как американская экономическая осада или блокада Ирана. Но всё же все три войны обладают потенциалом в мгновение ока перерасти во что-то большее. А мы ещё даже не учитываем нешуточную вероятность дополнительной экономической войны администрации Трампа с  Евросоюзом.

Не случайно нынешняя экономическая война нацелена на три ключевые узла евразийской интеграции. Войны против ЕС может и не случиться, поскольку основным выгополучателем оказался бы триумвират Россия-Китай-Иран.

Очевидно во властных коридорах в Пекине, Москве и Тегеране никаких иллюзий не осталось. Преобладает яростная дипломатия. После форума Инициативы в Пекине президенты Путин и Си в июне снова встречаются на Санкт-Петербургском Международном Экономическом Форуме — где обсуждение внутренней связности Инициативы и ЕАЭС будет первостепенным по важности наряду со сдерживанием США в Центральной Азии.

После чего представители России и Китая снова встречаются на саммите ШОС в Бишкеке. Глава Федеральной Службы Безопасности (ФСБ) Александр Бортников официально заявил, что до 5 000 джихадистов, связанных с ИГ/Даиш из числа «умеренных мятежников» в Сирии сегодня скопились в Афганистане, граничащем с Таджикистаном и Узбекистаном, причём есть возможность их перехода в Пакистан и Китай.

Это главная угроза безопасности всех членов ШОС — и её в Бишкеке будут подробно обсуждать наряду с необходимостью включения Ирана как нового постоянного члена организации.

Вице-президент Китая Ван Цишань посетил с визитом Пакистан, являющейся ключевым членом Инициативы и коридора CPEC, а после отправится в Нидерланды и Германию. Пекин намерен диверсифицировать свою сложную глобальную инвестиционную стратегию.

В то же время от Стамбула до Владивостока ключевым вопросом остаётся следующий: как заставить работать на благо евразийской интеграции Движение неприсоединения 2.0.

Примечание:

* — организация, запрещённая в РФ.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Официальные лица Ирана и США присутствовали на российском форуме по безопасности, но никто об этом не говорит

Недавно в российском городе Уфа завершилась десятая международная встреча по безопасности. Форум получил небольшое освещение в прессе, но он представляет собой один из немногих глобальных примеров мно...

Подробнее...

Иран в центре евразийской головоломки

На фоне рычания приходящих в полную боевую готовность «псов войны» в конце прошлой недели на XIX саммите ШОС в Бишкеке произошло нечто экстраординарное....

Подробнее...

Гармония «Пояса и Пути — и враждебность

Внутренней и внешней политикой администрации США, по-видимому, руководит комбинация финансовой жадности, желание воспользоваться для этого слабостью, склонностью к недоброжелательности и решимостью бы...

Подробнее...

Ядерная война против Инициативы «Пояса и Пути»: почему Китай восторжествует

Зачастую бывает сложно определить глобальные тенденции в международных отношениях. Но этому может помочь рассмотрение двух событий, организованных в Вашингтоне и в Пекине, сравнение тем, участников,...

Подробнее...

Орёл, Медведь и Дракон

Когда-то давно глубокой ночью у костров в пустынях Юго-Восточной Азии я рассказывал басню об орле, медведе и драконе — что весьма забавило моих арабских и персидских собеседников. Басня о том, как в ...

Подробнее...

Google+