Путин инициирует трёхсторонний саммит с Индией и Китаем

Путин инициирует трёхсторонний саммит с Индией и Китаем

Трёхсторонний саммит России, Индии и Китая, прошедший на полях «Двадцатки» в Буэнос-Айресе 1 декабря стал знаковым событием в азиатской безопасности и глобальной политике.

Так называемый формат РИК сделал большой шаг вперед, руководители трех стран договорились проводить и далее подобные трехсторонние встречи во многих случаях», — это цитата из заявления министерства иностранных дел Индии.

Особенно вызывает интерес то, что президент России Владимир Путин выступил с инициативой, а премьер-министр Индии Нарендра Моди и президент Китая Си Цзиньпин тепло приветствовали эту идею. Три руководителя интуитивно осознавали фон, на котором происходила встреча.

Они обратились к необходимости сотрудничества и координации между их странами в том, как встречать вызовы безопасности и развитию. Вновь были подчеркнуты продвижение многополярной системы, демократизация международного порядка и мира и стабильности в мире.Важно, что замечание премьер-министра Моди были наиболее выразительны и конкретны. Моди отметил, что встреча даёт «возможность свободно и открыто обсудить некоторые ключевые вопросы, вызывающие озабоченность на глобально уровне». Он добавил:

«Ваши превосходительства, без сомнения мир сегодня проходит период серьёзных перемен, нестабильности и растущей международной напряжённости. Существует серьёзное давление со стороны глобального руководства. Многосторонние отношения и мировой порядок, основанные на общих правилах, все более отторгаются различными односторонними транснациональными и местными группами и различными странами по всему миру. Мы можем наблюдать, как это происходит, как вводятся санкции без одобрения ООН, набирает силу политика протекционизма».

«Программа развития (программа многосторонних торговых переговоров открытых в Дохе в 2001 году, — прим. ред.) внутри ВТО потерпела неудачу. Со времен Парижского соглашения мы не видели ожидаемого уровня финансового участия со стороны развитых стран в пользу развивающихся. Таким образом, когда речь идёт о климате, справедливость находится в опасности. Мы всё ещё очень далеки от целей устойчивого развития».

Надо отметить едва прикрытую критику Моди политики США. Все три руководителя подчеркнули, что Россия, Индия и Китай играют важную роль в существующей международной обстановке и осознают необходимость усиливать трёхсторонний механизм сотрудничества РИК.

Саммит РИК в Буэнос-Айресе можно рассматривать как логическое продолжение сдвигов, происходящих в геополитике Азиатско-Тихоокеанского региона в недавний период. Несмотря на мощные усилия Америки, страны региона воздерживаются от присоединения к резким шагам администрации Трампа, направленным против Китая. Проще говоря, они не хотят оказаться втянутыми в изменчивую и непредсказуемую политику США.

С другой стороны, возможность США доминировать над Китаем в военном отношении всё более сокращается, и последний расширяет своё влияние на Юго-Восточную Азию и западную часть Тихого океана, ранее бывшую исключительно американской «сферой влияния». Проект администрации Трампа «Америка превыше всего» исключает азиатские страны такие, как Индия, которые стремятся к отношениям с США, основанным на взаимном уважении и взаимной выгоде.

В точки зрения Индии, стоит заметить, Моди выразил энтузиазм в отношении инициативы Путина о трёхстороннем саммите РИК. Расчёт Моди нуждается в объяснении. Моди не только оживил дух индийско-российских отношений, которые страдали атрофией в прошлом десятилетии, но рассматривает партнёрство, как запасной якорь стратегической автономии Индии. В ретроспективе неформальный саммит Моди с Путиным в Сочи стал определяющим моментом уточнения региональной и глобальной стратегии Индии в современной крайне изменчивой международной обстановке.

Убедительное решение Моди в октябре двигаться дальше в отношении соглашения с Россией об С-400 перед лицом масштабного давления США подчеркивает его стремление проводить независимую внешнюю политику. Действительно, саммит РИК состоялся на фоне отменённой в последнюю минуту встречи президента Трампа с Путиным.

Во-вторых, Моди опирается на консенсус, которого он достиг с президентом Си на неофициальном саммите в Ухане. К апрелю индия и Китай усилили двусторонние контакты с целью укрепить стратегическое взаимодействие. Моди трижды провёл встречи с Си только за период с апреля (последняя двусторонняя встреча Моди и Трампом состоялась в ноябре 2017).

Взвешенное дистанцирование Индии от американской политики сдерживания Китая было озвучено с полной ясностью в большой речи Моди 1 июня в Сингапуре на Азиатском саммите по безопасности Диалог Шангри-Ла, в которой он обозначил всеобъемлющий подход к безопасности Азиатско-Тихоокеанского региона.

«Настроение Уханя» дало положительные результаты. Пограничная напряжённость Индии и Китая ушла на второй план, а в центре внимания оказалось выстраивание уверенности в ожидании решения пограничных споров. Недавно посол Китая в Индии заявил, что двусторонние отношения переживают один из лучших периодов за всю историю.

Очевидно, Путин воспользовался моментом всё связать, став инициатором предложения о формате РИК на уровне саммита. Эта идея первоначально вынашивалась в 1998 году великим русским стратегом и мыслителем и тогдашним министром иностранных дел Евгением Примаковым, но она опередила своё время. Через два десятка лет стало очевидно, что РИК не обязательно нужно вводить ограничения на независимость Китая и/или Индии и вне-блоковую политику.

В то же время за эти два десятка лет так называемый «Треугольник Примакова» породил и восточный вектор в российской внешней политике, причём в приоритетах Москвы — укрепление отношений с азиатскими странами. Важно отметить, что краеугольный камень доктрины Примакова — центр внимания сосредоточен на многостороннем сотрудничестве и многосторонних организациях — оказался весьма дальновидным представлением и приобрел актуальность.

С учётом вышесказанного, Россия рассматривает механизм диалога РИК как неотъемлемый элемент многосторонней дипломатии, способной обеспечить влияние на процессы, ведущие к установлению более справедливого мирового порядка. Как именно формат РИК на уровне саммита проявится в качестве стратегического треугольника, предстоит ещё увидеть.

Внутри РИК пока есть некая асимметрия, поскольку Россия обладает тесными военными и политическими отношениями и с Китаем, и с Индией, но таковых нет между Китаем и Индией. Повторю, Индия и Китай сильно заинтересованы в экономическом партнёрстве с Западом. Ни Индия, ни Китай не стремятся в «анти-западный» альянс. Но формат РИК достаточно гибок, чтобы дать возможность дискуссий по широкому кругу международных проблем.

Политически отношение Китая и Индии в РИК остаются прагматичными, поскольку он преследуют и усиливают отношения сотрудничества и с Западом, и с Россией. Но после Уханя Индия и Китай, вероятно, увидели потенциал дискуссионного клуба РИК для создания направленности на нормализацию китайско-индийских отношений. Россия может сыграть уникальную роль в установлении стратегического доверия.

До какой степени Моди и Путин открыто обсуждали эту грань развития РИК во время «интенсивных»  переговоров в Сочи в мае, остаётся не озвученным, но они работают над её формой. Вероятно, у России и Китая тоже есть общие интересы в поощрении стратегической автономии Индии.

Со временем формат саммита РИК обречён сформироваться как ключевая модель региональной и международной безопасности и глобального развития. Высокий уровень личного доверия уже существует между Путиным, Моди и Си. Говоря о саммите РИК, достаточно отметить совершенно потрясающую стратегическую слаженность российского, индийского и китайского заявлений.


В этой рубрике

При Байдене вокруг Шёлковых Путей будет нарастать паранойя

Через семь лет после того, как президент Си Цзиньпин инициировал сначала в Астане, а потом в Джакарте Новые Шёлковые Пути или Инициативу «Пояса и Пути», они всё более сводят с ума американскую плутокр...

Подробнее...

Летящий дракон, падающий орёл

Четыре геоэкономических саммита, сжатые в одну неделю, говорят о том, где мы находимся в эти в высшей степени антиутопические времена. За (виртуальным) подписанием ВРЭП (RCEP) во Вьетнаме последовала...

Подробнее...

Всестороннее Региональное Экономическое Партнерство встает на Новые Шелковые Пути

Хо Ши Мин в своей вечной обители будет наслаждаться с небесной ухмылкой. Вьетнам был — виртуальным — хозяином в последний день 37 саммита АСЕАН, когда 10 стран АСЕАН плюс Китай, Япония, Южная Корея, А...

Подробнее...

Чувствуете, чем пахнет то, что готовят китайцы?

Остается менее недели до меняющих всю игру президентских выборов в США, а настоящее сердце геополитических и геоэкономических действия фактически невидимо для внешнего мира. Мы говорим о пятом Пленум...

Подробнее...

Выбор России и Китая

Каковы бы ни были геополитические и геоэкономические последствия эффективной американской антиутопии, стратегическое партнёрство Россия-Китай в собственных, чуть отличающихся документах уже проголосов...

Подробнее...

Google+