Евразия, разрывающаяся между войной и миром

Верховный лидер Ирана Аятолла Али Хаменеи на встрече с президентом России Владимиром Путиным в Тегеране 1 ноября 2017 года. Фото: AFP / веб-сайт Верховного лидера Ирана.
Верховный лидер Ирана Аятолла Али Хаменеи на встрече с президентом России Владимиром Путиным в Тегеране 1 ноября 2017 года. Фото: AFP / веб-сайт Верховного лидера Ирана.

Ведущий торговый партнёр Ирана — Китай, а Тегеран и Москва улучшают отношения, и три страны сближаются ради укрепления прочного альянса.

Два саммита — рукопожатия через границу, которые потрясли мир, Кима и Муна в Пханмунджоме и прогулка Си с Моди у Восточного озера близ города Ухань — возможно, создали впечатление, что евразийская интеграция вступает на более ровный путь.

Это не совсем так. Всё возвращается к конфронтации: предсказуемо, что реальное, действующее ядерное соглашение с Ираном, известное по акрониму СВПД (JCPOA,Совместный всеобъемлющий план действий), занимает центральное положение.

А Россия и Китай, верные медленно проявляющейся дорожной карте евразийской интеграции, стоят на переднем крае поддержки Ирана.

Китай — ведущий торговый партнёр Ирана, особенно из-за своего импорта энергоносителей. Иран, со своей стороны, один из крупнейших поставщиков продовольствия. Россия намерена прикрыть этот фронт.

Китайские компании разрабатывают огромные нефтяные месторождения в Ядаваране и Северном Азадегане, Китайская Национальная Нефтяная Корпорация (CNPC) владеет значительной долей 30% проекта по развитию Южного Парса — крупнейшего месторождения природного газа в мире. Заключено соглашение стоимостью  $3 миллиарда по обновлению нефтеперерабатывающих производств Ирана, в том числе есть контракт между  Sinopec и Национальной Иранской Нефтяной Компанией (NIOC) о расширении насчитывающего многие десятилетия нефтеочистительного завода Абадан.

В 2015 году, во время нашумевшей поездки в Иран сразу после подписания СВПД, президент Си Цзиньпин поддержал амбициозный план увеличения двусторонней торговли в следующем десятилетии более чем в 10 раз до  US$600 миллиардов.

Для Пекина Иран — абсолютный ключевой узел Новых Шёлковых Путей или Инициативы «Пояса и Пути». А ключевым проектом Инициативы является 926-километровая высокоскоростная железная дорога от Тегерана до Мешхеда стоимостью $2.5 миллиарда, на которую Китай предложил займ $1,6 миллиарда — первый поддержанный иностранцами проект в Иране после подписания СВПД.

В Брюсселе проходят бурные дебаты вокруг невозможности финансировать соглашения в Иране европейскими банковами — из-за беспощадной и совершенно непредсказуемой санкционной мании Вашингтона. А это открывает возможность для китайской CITIC выйти с предложением открытия кредитной линии на $15 миллиардов.

Экопортно-импортный банк Китая пока профинансировал в Иране 26 проектов — всё, от строительства магистралей и добычи до производства стали — в целом займов приблизительно на $8.5 миллиардов. Китайская корпорация по страхованию экспортных кредитов — Sinosure — подписала меморандум о взаимопонимании , чтобы помочь китайским компаниям инвестировать в иранские проекты.

Китайская национальная машиностроительная корпорация подписала контракт на $845 миллионов по строительству 410-километровой железной дороги в западном Иране, соединяющей Тегеран, Хамадан и Сенендедж. Постоянно ходят слухи, что Китай в долгосрочном плане может даже заменить ограниченную в средствах Индию в развитии стратегического порта Чехбехар на Аравийском море — предполагаемую начальную точку индийского мини-шёлкового пути в Афганистан в обход Пакистана.

Итак, посреди делового блица Пекин не сказать, чтобы был впечатлён тем, что Министерство юстиции США замахнулось на Huawei, в частности из-за крупных продаж вполне достойных своей цены смартфонов на иранском рынке.

Имей «Сухой» — будешь путешествовать

Россия зеркально отражает и более чем соответствует китайскому деловому натиску в Иране.

При медленном прогрессе, когда речь идёт о покупке американских или европейских пассажирских самолётов, Aseman Airlines решила купить 20 самолётов Sukhoi SuperJet 100, а  Iran Air Tours — филиал Iran Air — ещё 20. Соглашение стоимостью более $2 миллиардов было заключено на прошлой неделе в Турции на Евразийском Авиа-шоу 2018 года в Международном Аэропорту Анталии в присутствии заместителя министра промышленности и торговли Олега Бочарова.

И Иран, и Россия борются против американских санкций. Несмотря на исторические разногласия, Иран и Россия всё больше сближаются. Тегеран обеспечивает решающую стратегическую глубину присутствия Москвы в Юго-Западной Азии. А Москва недвусмысленно поддерживает СВПД. Москва-Тегеран идут одним путём стратегического партнёрства, как и Москва и Пекин, отличается только название.

По словам российского министра энергетики Александра Новака, соглашений между Москвой и Тегераном 2014 года «нефть в обмен на товары» в обход доллара США наконец-то действует, причем Россия первоначально покупала 100 000 баррелей сырой иранской нефти ежедневно.

Россия и Иран тесно координируют свою энергетическую политику. Подписано шесть соглашений по сотрудничеству в области стратегических энергетических договоренностей стоимостью до  $30 миллиардов. По слова помощника президента Путина Юрия Ушакова российские инвестиции в развитие нефтяных и газовых месторождений Ирана могут достичь показателя в более чем  $50 миллиардов.

Иран станет официальным членом возглавляемого Россией ЕАЭС ещё до конца года. И при солидной российской поддержке Иран будет принят полноправным членом ШОС к 2019 году.

Иран виновен потому, что мы так говорим

А теперь сравните это с политикой администрации Трампа по Ирану.

Едва успев получить назначение на пост Госсекретаря, Майк Помпео в первой же поездке за рубеж — в Саудовскую Аравию и Израиль — кратко проинформировал обоих союзников о неизбежном выходе Трампа из  СВПД 12 мая. Соответственно, это подразумевает новый серьёзный пакет американских санкций.

Эр-Рияд — через любимого внутри Кольцевой наследного принца Мохамеда бин Салмана  (МБС) — будет целиком и полностью на анти-иранской стороне. Параллельно администрация Трампа может этого потребовать — но МБС не откажется прекратить провальную блокаду Катара или гуманитарное бедствие, то есть войну против Йемена.

Что очевидно: не будет никакого общего фронта Совета по Сотрудничеству стран Персидского залива против Ирана. Катар, Оман и Кувейт считают это контрпродуктивным. Остаются лишь Саудовская Аравия плюс маловажный слегка замаскированный вассал саудовцев — Бахрейн.

На европейском фронте президент Франции Эммануэль Макрон выступил в роли неофициального «Короля Европы», представляясь Трампу вероятным проводником ограничений в отношении программы баллистических ракет Ирана, одновременно указывая Ирану держаться подальше от Сирии, Ирака и Йемена.

Макрон провёл прямую — и явно абсурдную — связь между  отказом Тегерана от программы обогащения урана, включая и уничтожение запасов урана, обогащённого свыше 20%, и его «заслуживающей порицания» помощью Багдаду и Дамаску при нанесении поражения Даиш* и другим салафито-джихадистским группировкам.

Неудивительно, что Тегеран — равно как Москва и Пекин — связывают недавнюю крупную оружейную сделку США с Эр-Риядом, как и щедрые вложения МБС на Западе, с попыткой Вашингтона и Парижа пересмотреть СВПД.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков был непреклонен: СВПД был результатом активных многолетних переговоров семи стран: «Вопрос в том, будет ли возможным повторить подобную успешную работу в нынешней ситуации?».

Определённо нет

Отсюда широко распространённые подозрения в Москве, Пекине  даже Брюсселе, что СВПД раздражает Трампа, поскольку представляет собой по сути многостороннее соглашение, заключённое при непосредственном участии администрации Обамы, и не вписывается в концепцию «Америка превыше всего».

Разворот администрации Обамы к Азии — который зависел от решения по иранскому ядерному досье — привёл к началу внушительной, непредусмотренной цепи геополитических событий.

Фракция неоконов в Вашингтоне никогда не соглашалась с нормализацией отношений Ирана с Западом; и всё же Иран не только ведёт дела с Европой, но сблизился и с евразийскими партнёрами.

Искусственное раздувание кризиса с Северной Кореей в попытке поймать Пекин в ловушку привело к саммиту Ким-Мун, оконфузив толпу желающих «бомбить КНДР».

Не стоит и упоминать, что КНДР перед саммитом Ким-Трамп тщательно мониторит всё происходящее с СВПД.

Итог таков, что партнёрство России и Китая не позволит пересмотреть СВПД по ряду весомых причин.

На фронте проблемы баллистических ракет приоритетом Москвы будет продажа Тегерану ракетных систем С-300 и С-400  без санкций.

Россия и Китай могут в итоге согласиться с продлением 10-летних лимитирующих положений СВПД, хотя и не намерены принуждать Тегеран их принимать.

На сирийском фронте Дамаск считается незаменимым союзников и Москвы, и Пекина. Китай будет инвестировать в восстановление Сирии и её возрождению, как ключевого для Инициативы Юго-Западно азиатского узла. Политика «Асад должен уйти» не имеет никаких шансов, Россия и Китай считают Дамаск весьма значимым для борьбы против всевозможных салафито-джихадистских группировок, которые могут испытывать соблазн вернуться и развернуть хаос в Чечне и Синьцзяне.

Неделю назад на встрече министров ШОС Россий и Китай выпустили совместное  коммюнике в поддержку СВПД. Администрация Трампа выбирает очередную борьбу против самих опор евразийской интеграции.

Примечание:

* — Организация, запрещённая в РФ.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Путин инициирует трёхсторонний саммит с Индией и Китаем

Трёхсторонний саммит России, Индии и Китая, прошедший на полях «Двадцатки» в Буэнос-Айресе 1 декабря стал знаковым событием в азиатской безопасности и глобальной политике. Так называемый формат РИК сд...

Подробнее...

Запад против остальных или Запад против самого себя?

Чего тут больше? Запад против остальных или Запад против самого себя? Нелиберальный квартет Си, Путина, Роухани и Эрдогана уже на линии огня надменных проповедников западных «ценностей». Нелиберализ...

Подробнее...

Выбирать будет Африка: АФРИКОМ или Новые Шёлковые Пути

Псы войны — холодной, горячей, торговой — лают, а китайский караван прокладывает Новые Шёлковые Пути. Назовите это лейтмотивом начала 21 века. Не так давно на Форуме Китайско-Африканского Сотрудничес...

Подробнее...

Экономическая война против Ирана — это война против евразийской интеграции

После введения на прошлой неделе первого раунда американских санкций против Ирана истерия нарастала. В обсуждениях изобилуют военные сценарии, и всё же ключевой аспект экономической войны, развязанной...

Подробнее...

Конец однополярного мира по-американски необратим

Прошедшие недели показали, как часть американского истеблишмента взвешивает все «за» и «против» мировой стратегии администрации Трампа. У меня сложилось стойкое ощущение, что в ближайшие недели мы уви...

Подробнее...

Google+