Вперёд на Запад по китайской евразийской дороге из кирпичиков БРИКС

Памятный знак на Каракорумском шоссе на границе между Пакистаном и Китаем
Памятный знак на Каракорумском шоссе на границе между Пакистаном и Китаем

 «… обязательным условием является недопущение появления какого-либо европейского соперника (для США), способного доминировать в Евразии и тем самым бросить вызов Америке»

– Збигнев Бжезинский «Великая Шахматная Доска», 1997 г.

Что такое название, кроме как идеограмма?

Всё. Единственный китайский иероглиф – «дзе» («между») – графически иллюстрирует ключевую внешнеполитическую инициативу новой китайской мечты.

Верхняя часть четырёхштрихового символа – которая, символично, должна читаться как крыша дома – штрих слева означает Экономический пояс Шёлкового Пути, а штрих справа означает Морской Шёлковый Путь 21-го века. В нижней части штрих слева означает китайско-пакистанский коридор через провинцию Синьдзянь, а штрих справа коридор Китай-Мьянма-Бангладеш-Индия через провинцию Юньнань.

Китайская культура изобилует неисчислимым множеством формул, лозунгов – и символов. Если многие китайские учёные беспокоятся, что многие новые оттенки «мягкой силы» Срединного Государства могут быть потеряны при переводе,  иероглиф «дзе» – не считая всех возможных дополнений – уже отправная точка, чтобы сделать видимой для  1.3 миллиардов китайцев плюс зарубежной китайской диаспоры основную двойную ось – континентальную и морскую – стратегии Нового Шёлкового Пути, обнародованную президентом Си Цзиньпинем, концепции, известной также как «Один путь, один пояс».

Один путь, один пояс

С практической точки зрения ей также способствует  то, что Новый Шёлковый Путь будет  поддерживаться специальным многомиллиардным Фондом Шёлкового Пути  и новым Азиатским банком развития инфраструктурных инвестиций (AIIB), который, не случайно,   привлёк внимание европейских инвесторов.

Новый Шёлковый Путь, реальная дорожная сеть, символизирует поворот Китая к старому Хартленду: Евразии. Это подразумевает, что мощный Китай ещё более обогащается его окрестностями, не теряя своей сущности, как государство-цивилизация.  Называйте это пост-модернистским ремиксом династий Тан, Сун и ранней Мин – что не так давно умело подчеркнул Пекин с помощью превосходной выставки в Национальном музее Китая, составленной из редкостей раннего Шёлкового Пути, собранных из различных региональных музеев. 

Если в прошлом у Китая были предприятия объединяющей инфраструктуры, такие как Великая Китайская стена, в будущем у него будут крупные проекты, объединяющие Евразию с помощью высокоскоростной железнодорожной магистрали. Когда оцениваешь размах этой стратегии, домыслы о том, что Си стремится сравняться с Мао Дзедуном и Дэн Сяопином, выглядят несколько приземлёнными. 

Конечно, новый импульс Китая можно толковать как движение к новой системе подчинения,  управляемой из центра – Пекина. В то же время,  многим в США неуютно от того, что Новый Шёлковый Путь может стать геополитическим ответом «мирного развития», беспроигрышным ответом на проводимый под управлением Пентагона «поворот к Азии» администрации Обамы.

Берлин поспешил отмести любые замечания о гегемонии. Он утверждает, что нельзя отрицать, что План Маршалла «охватывал только западные страны и исключал все страны и регионы, которые Запад считал идеологически близкими к Советскому Союзу». Китай, с другой стороны, сосредоточился на интеграции «развивающихся экономик» в обширную пан-евразийскую торгово-коммерческую сеть.

Ахтунг! Зейденштрассе! (Внимание! Шёлковый путь!)

Не удивительно, что ведущие страны в переживающем трудности ЕС испытывают тяготение к AIIB – который будет играть основную роль в Новом Шёлковом Пути (путях). Концепцию Зейденштрассе  (Шёлкового Пути) выдвинул германский географ Фердинанд фон Рихтгофен. Марко Поло навсегда связал с Шёлковым Путём Италию. ЕС уже для Китая торговый партнёр номер один. И, опять символично, это произошло в 40-югодовщину установления отношений между Китаем и ЕС.  Посмотрите на явную возможность появления Китайско-Европейского фонда, который будет финансировать инфраструктурные проекты и даже проекты в «зелёной энергетике» по всей интегрированной Евразии.

Это как если бы Ангел Истории – этот замечательный образ с картины Пауля Клея,  прославленный философом Уолтером Бенджамином – сейчас пытается сказать нам, что 21-й век синергии Китайско-Европейского «Зейденштрассе» едва ли не неизбежность. И, что самое главное, это должно включать в себя Россию, которая является жизненной частью Нового Шёлкового Пути с помощью проектируемой высокоскоростной железнодорожной магистрали, обновления Транссибирской железнодорожной магистрали, с российско-китайским финансированием в 280 миллиардов долларов. Вот где действительно соединяются проект Нового Шёлкового Пути и первоначальная идея президента Путина об огромном рынке от Лиссабона до Владивостока.

Параллельно с этим Морской Шёлковый Путь 21-го века углубит уже сумасшедшую торговлю между Китаем и Юго-Восточной Азией по морю. Провинция Фудзянь – обращённая к Тайваню – будет играть ключевую роль. Си, что важно, провёл многие годы своей жизни в Фундзяне. А Гонконг, не случайно, также хочет быть частью этого действа.

Все эти события двигаются Китаем, который окончательного готов стать мощным нетто-экспортёром капитала и ведущим источником кредита для Глобального Юга. В ближайшие месяцы Китай запустит Китайскую Международную платёжную систему (CIPS), готовый к стремительному наступлению юаня в качестве ключевой глобальной валюты для всех видов торговли. Есть AIIB. А если этого недостаточно, есть ещё и новый Банк Развития, запущенный странами БРИКС для конкуренции с Всемирным Банком, руководство которым осуществляется из Шанхая.

Можно утверждать, что успех всего Шёлкового Пути будет зависеть от того, как Пекину удастся уладить проблему с неспокойным, населённым уйгурами Синьцзяном – который нужно рассматривать как один из ключевых узлов Евразии.  Это побочный сюжет – чреватый проблемами с безопасностью, по крайней мере – за которым нужно следить в подробностях в оставшуюся часть десятилетия.  Что несомненно – это что большая часть Азии почувствует гигантскую движущую силу евразийского импульса Китая.

А Евразия – вопреки многолетнему желанию Бжезинского выдать желаемое за действительное – скорее всего, примет форму геополитического вызова: де-факто стратегическое партнёрство Китая и России, которое проявляется в различных аспектах Нового Шёлкового Пути, которое также укрепляет и Шанхайскую Организацию Сотрудничества (ШОС).

К тому времени и Иран, и Пакистан будут членами ШОС. Тесные отношения, между тем, что было древней Персией, и Китаем, охватывают два тысячелетия – и сейчас они рассматриваются Пекином как дело национальной безопасности. Пакистан – важнейший узел Морского Шёлкового Пути, особенно с учётом Гуадара, порта на Индийском океане, который за считанные годы может расшириться вдвое как ключевой транзитный пункт IP – газопровода Иран-Пакистан. Он также может стать отправным пунктом ещё одного китайского гамбита Трубопроводистана,  параллельного Каракорумской трассе, для транспортировки газа в Синьцзянь.

Для Пекина ценны и Иран, и Пакистан – перекрёсток Юго-Восточной и Южной Азии – как фундаментальные стратегические узлы Нового Шёлкового Пути. Это позволяет Китаю проецировать торговую, коммерческую мощь не только на Индийский океан, но и на Персидский залив.

Обретший стратегию – тронется в путь

Смятение Вашингтона по поводу этих событий выдаёт блистательное отсутствие притягательной  «сделанной в США» стратегии – чтобы добиться расположения пан-евразийского общественного мнения – кроме невнятной позы военного переноса опоры в смеси с неустанной экспансией НАТО и корпоративным рэкетом «свободной торговли» TTIP, известного также по всей Азии как «Торговое НАТО».

Ответный удар по вышеупомянутому может уже осуществляться с помощью БРИКС, ШОС, постоянного усиления китайско-российского стратегического партнёрства. Это также и расширение Евразийского Союза (Армения, Белоруссия, Казахстан, Россия – куда скоро вступить Киргизия, а за ней Таджикистан).  На Ближнем Востоке – Сирия всерьёз изучает эту возможность, а торговое соглашение с Египтом уже достигнуто. В Юго-Восточной Азии – договор с Вьетнамом  станет свершившимся фактом к концу 2015 года.

«Секретная» повестка дня России и Китая в помощи заключения ядерной сделки Иран – 5+1 открывает путь Тегерану для признания полноправным членом ШОС. Ждите ещё в 2016 году союза  ШОС, объединяющего, по меньшей мере, 60% Евразии, с населением в 3.5 миллиардов человек и запасами нефти и газа, более чем равными тем, что есть у Совета по сотрудничеству государств Персидского залива.

Поэтому настоящая история – не о том, как рушится Китай, чем налево и направо торгует Дэвид Шамбо, так называемый «ведущий эксперт номер два» по Китаю в Соединённых Штатах (А кто номер один? Генри Киссинджер?). Это сюжет, который был громко развенчан многими источниками. Подлинная история, которую обновлённая Asia Times будет подробно освещать в предстоящие годы – это как бесчисленные грани Нового Шёлкового Пути будут складываться в новую Евразийскую мечту. Есть стратегия – будет движение вперёд. Счастливого пути.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Западным критикам не стоит так скептически относиться к «Поясу и Пути»

Западные критики продолжают поливать холодным душем китайскую Инициативу «Пояса и Пути» (ИПП), амбициозную и хорошо спланированную конструкцию, связывающую евразийский континент с помощью системы авто...

Подробнее...

Мир, гармония и счастье плюс поток юаней

Президент Си Цзиньпин в своей вступительной речи на открытии двухдневного форума по международному сотрудничеству «Пояс и Путь» в Пекине приложил все усилия, чтобы объяснить будущее Новых Шёлковых Пут...

Подробнее...

Гуси-лебеди Си пустились в погоню за золотом Шёлкового пути

Президент Си Цзиньпин использовал посвящённый Новому Шёлковому пути двухдневный международный форум в Пекине, чтобы утвердить Китай как флагман нового, дружественного, ориентированного на торговлю мир...

Подробнее...

Китай расширяет свой Шёлковый путь на весь мир

Пекин надеется, что его проводящийся на высоком уровне двухдневный Форум по международному сотрудничеству «Один пояс — один путь», начинающийся в это воскресенье, станет  для глобализации перелом...

Подробнее...

Рискнёт ли Вашингтон пойти на Третью Мировую, чтобы воспрепятствовать появлению российско-европейской сверхдержавы

«Россия — неотъемлемая, органичная часть Большой Европы, широкой европейской цивилизации. Наши граждане ощущают себя европейцами... Вот почему Россия предлагает двигаться к созданию от Атлантики до ...

Подробнее...

Google+