2015: Год Медведя?

Пять направлений, где Россия может перегруппироваться

2015: Год Медведя?

Если бы я был стратегом, дающим советы российскому правительству по ключевым целям национальной безопасности на 2015 год (а я им не являюсь), вот какими были бы, с моей точки зрения, пять приоритетов на этот год:

Во-первых, Кремлю необходимо отразить так называемый «вызов Майдана» на Украине. Любая консолидация ориентирующейся на Запад администрации, особенно успешно проводящей экономические и оборонные реформы, которые облегчат расчёт на более тесные и более конструктивные отношения между Украиной и НАТО, а также с Европейским союзом, и не будут гарантировать российские акции, продолжает оставаться серьёзной угрозой российским интересам. Этот вызов после Оранжевой революции 2004 года, столкнулся с распадом коалиции, давшей начало драматическому политическому сдвигу, и с последующей недееспособностью, как только в правительство решалось на сколько-нибудь существенные реформы. Учитывая, что бывший украинский президент Виктор Янукович сейчас – отыгранная карта и вряд ли вернётся из российского изгнания, решающее значение имеет (с точки зрения Москвы), чтобы у украинцев – особенно в восточных и центральных частях страны –  развилось чувство, что, в сравнении с сегодняшними событиями, его правление, в конце концов, было не таким уж и плохим. Более того, будет крайне важно показать, что обещания, сделанные на Майдане, были пустыми, и что обещания, дававшиеся западными правительствами, выполнены не будут. 

Даже с падением нефтяных цен и развивающемся сейчас экономическом кризисе в России, Москва всё ещё имеет много рычагов воздействия на Украину, от поддержки сепаратистов до контроля над энергетическими ресурсами. Кроме того, существует множество точек разлома теперешней коалиции – реформаторы против бизнес-фигур, националисты против тех, кто открыт какому-то практическому приспосабливанию с Москвой. Некоторые из активистов Майдана в гневе при виде медленного темпа реформ и могут быть склонны оказывать давление на правительство в продолжение 2015 года. Но есть также и риск, что всё большее число украинцев на востоке, которые не связали свою судьбу с сепаратистами и поддерживали Петро Порошенко и его партию на выборах в Раду, будут отсраняться от правительства, которое не преуспело в восстановлении какой-то степени нормальности и предсказуемости в отношении страны с Россией.        

Конечно, Россия сейчас находится под санкциями со стороны Запада из-за её усилий на Украине, поэтому на её инструментарий оказания давления на свою соседку оказывает влияние второй приоритет 2015 года: частичное восстановление своих потрёпанных отношений с Европой. России необходимо две вещи в 2015 году: частичное ослабление санкционного режима, по крайней мере, расчистка пути для финансирования и развития новых энергетических проектов, и прекращение дальнейшего движения Украины на запад, при наличии достаточного числа членов ЕС и НАТО, категорически выступающих против каких-либо дальнейших шагов к расширению возможности полного членства в обеих организациях. Очевидно, что традиционный партнёр России в этих вопросах, Германия, сейчас менее надёжна, когда на посту остаётся Ангела Меркель.  По причине её пошатнувшихся отношений с президентом Владимиром Путиным из-за её уверенности, что она была им обманута в нескольких случаях в 2014 году, по поводу событий, разворачивающихся на Украине – поэтому, хотя Москва будет продолжать отыскивать собеседников внутри коалиции, особенно среди социал-демократов, усилия России будут сдвигаться в сторону некоторых более мелких центрально-европейских государств – членов ЕС (среди них Венгрия и Словакия) и сосредоточится на Франсуа Олланде, аргументируя, что продолжающиеся санкции и нестабильность в российско-европейских отношениях из-за Украины наносят ущерб обеим сторонам. России придётся демонстрировать большую гибкость в своих переговорных позициях по Украине и оказывать большее давление на сепаратистов в принятии политических договорённостей, но при этом есть надежда, что к весне будет продемонстрирован существенный прогресс в продвижении Украины к решению по децентрализации/нейтрализации, чтобы получить некоторое ослабление давления на Россию со стороны ЕС.

Даже если страны ЕС продолжат свои усилия по диверсификации источников энергоносителей, европейские инвестиции и техническая поддержка полезны в развитии российского энергетического комплекса, чтобы он был в лучшем положении при поставках на азиатские рынки, как наглядно продемонстрировал совместный газовый проект «Тоталь-Новатек» на Ямале. Это подводит нас к третьему приоритету:  налаживание китайско-российского партнёрства на возможно лучших условиях для Москвы. Россия уже объявила о собственном «развороте к Азии», задолго до Майдана, однако события 2014 года создали впечатление, что Россия всё отчаяннее нуждалась в китайской поддержке и что Москва, по ряду вопросов, была вынуждена соглашаться с условиями, которые были менее благоприятными для российских интересов по необходимости. Россия нуждается в связях с Китаем, точно так же как и Китай считает, что безопасность его северных и западных границ обеспечивается сильной Россией, способной противостоять Западу, и в лице России у него будет надёжный источник энергии и сырья, который не может быть перекрыт и подвергнут санкциям со стороны Соединённых Штатов. Однако Москве также нужно сохранить некоторый баланс в своих отношениях с Пекином, вот почему запланированный саммит Путина в Токио в конце этого года и дальнейшее продвижение российских проектов на Корейском полуострове так важны.  

Этому помогает, конечно, то, что Путин имеет в лице президента Си Цзиньпиня активного собеседника, который понимает долгосрочную ценность партнёрства с Россией для китайских интересов, даже если это означает ущерб краткосрочным вопросам (например, ценам на российскую продукцию). Ирония в том, что тот тип отношений, которые, наверное, Путин надеялся установить с Джорджем У.Бушем после 9/11, у него получатся с Си, учитывая то, что они оба будут определять китайско-российские отношения оставшуюся часть десятилетия.   

Интересный тест в отношениях Си и Путина – сможет ли Россия помочь разрядить некоторые из существующих напряжённостей между Индией и Китаем. Это четвёртый приоритет. Улучшившееся отношения между двумя азиатскими гигантами – но не слишком улучшившееся – служат интересам Москвы, создавая политическое доверие, необходимое для амбициозного проекта Транс-Синьцзяньского газопровода, который в итоге откроет связь энергопоставок между Россией и Индией. Уменьшившееся китайское давление на Индию – и, возможно, даже продвижение в сторону окончательного урегулирования давних приграничных споров – также ослабят некоторый импульс в улучшении отношений Нью-Дели с Соединёнными Штатами, особенно в области безопасности. Некоторая степень конкуренции между Индией и Китаем полезна для России – позволяя Москве соблюдать баланс между ними и продолжать своё активное и прибыльное сотрудничество по созданию вооружений с Индией – но если Китай будет слишком  властолюбивым, тогда усилия России по превращению БРИКС в более эффективный противовес  G-7 и охлаждению энтузиазма Индии к установлению более тесных связей с Вашингтоном (даже с учётом спорадических вспышек внимания к Индии во время администрации Обамы) будут поколеблены. 

Наконец, пятый приоритет – направить весь проект евразийской интеграции в нужное русло. Украинская интервенция и российские экономические невзгоды нанесли большой ущерб привлекательности Евразийского Союза. Москве нужно будет теперь убедить ключевых региональных лидеров – начиная с казахстанского Нурсултана Назарбаева – что «альтернатива Европейскому Союзу остаётся хорошей сделкой и имеет будущее. 

Россия завершила 2014 год ограниченная западными санкциями и своим собственным экономическим кризисом. Ей необходимо снова обрести свободу движений в 2015 году, ограничив ущерб в своих западных направлениях, продвинувшись вперёд со своей евразийской мечтой и усиливая свои варианты в Азии. Саммит АТЭС в Пекине и встреча G-20 в Австралии прошлой осенью показали, что Путин находится под давлением, но не в полной изоляции и не без выбора. Если администрация Обамы намерена продолжать свои усилия в 2015 году, чтобы всё больше превращать Путина в парию на международной арене, ей будет необходимо предпринимать гораздо более интенсивные усилия, чтобы дотянуться до всей команды лидеров – от Олланда и Синдзо Абэ   до Нарендры Моди и Назарбаева – чтобы было так, как хочет Вашингтон. Ему придётся также решить, сколько инвестировать в успех правительства на Украине – и уравновесить желаемые результаты с достижимыми целями. Однако самое главное вот в чём: Вашингтон не может сидеть сложа руки и надеяться, что проблемы российской экономики будут снижать активность России на мировой арене.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Итак, что будет делать супер-группа «Под санкциями»?

Одна импровизация геополитической супер-группы, и разверзнется ад. Во времена всем известной холодной войны 1960-х и 1970-х на планете, как это ни удивительно, правили супер-рок-группы — от Cream и L...

Подробнее...

Саммит в Хельсинки Путин-Трамп: действие в реакции

Чуть более недели прошло после ожидаемого саммита Путина и Трампа в Хельсинки. У меня было время почитать о том, какую реакцию и комментарии он вызвал. Я прихожу к парадоксальному выводу, что саммит о...

Подробнее...

Министр «иностранных дел»

Христя Фрилэнд придала новое значение посту «министра иностранных дел». Обычно это означает, что человек несёт ответственность за работу государства с другими странами. Однако в случае Канады иногда к...

Подробнее...

Как Восток может спасти Запад

Европа: Моя честь — в солидарности! «Это говорит вам всё, что нужно знать о различии между современной Британией и правительством Владимира Путина. Они делают «Новичок», мы делаем световые клинки...

Подробнее...

Месяц, поистине исторический для будущего нашей планеты

Март 2018 года войдёт в историю, как поистине исторический месяц. 1 марта. Владимир Путин выступил с историческим Обращением к Федеральному Собранию. 4 марта. Бывший британский шпион Сергей Скрипаль...

Подробнее...

Google+